Коротко

Новости

Подробно

Религия, возведенная в кубы

Музей исламской культуры в Дохе

Журнал "Коммерсантъ Weekend" от , стр. 15

открывала Екатерина Истомина


Город Доха, столица Катара, страны-участницы "аравийской шестерки", последние десять лет представляет собой одну гигантскую и невероятно слаженную ударную стройку. Основные объекты — это многоэтажные пятизвездные отели, всевозможные конгресс-холлы и бизнес-центры, а также спортивные сооружения (в 2006 году Доха принимала у себя XV азиатские Олимпийские игры). Но те, кто хотя бы раз бывал в этом по-своему славном столичном городе, могут засвидетельствовать: здесь можно вести бизнес, здесь можно отдохнуть, можно провести бега верблюдов, гонки на яхтах или посмотреть на страусов. Но с исторической, культурной составляющей в Дохе дела обстояли немного напряженно. И вот эмир Катара и его 26-летняя красавица-дочь по имени Шейха аль-Маясса решили изменить обидную ситуацию. В конце прошлого года был сдан в эксплуатацию по-настоящему высококультурный объект — Музей исламской культуры.

Здание музея было построено по проекту великого архитектора современности 91-летнего уроженца Китая, но с 1935 года американца Ио Мин Пея. На счету долгожителя Ио Мин Пея, родившегося в промышленном Гуанчжоу в 1917 году, более 20 выдающихся архитектурных объектов. И вот самые знаменитые из них: башня банка OCBC в Сингапуре (1975), библиотека имени Джона Кеннеди в Бостоне (1979), конечно же, пирамида Лувра (1989), возведенная по всем правилам фэн-шуй башня Банка Китая в Гонконге (1990), музей Михо в Киото (1991) и относительно недавняя башня EDF в Париже (2002). Собственно, сам проект Музея исламской культуры, последняя по времени архитектурная затея классика, был готов у мистера Пея еще в 2004 году, однако четыре года потребовалось на возведение здания и организацию постоянной экспозиции.

Сам великий архитектор Ио Мин Пей уже назвал Музей исламской культуры одним из наиболее сложных проектов в своей длинной трудовой биографии. "Трудность моей задачи заключалась в том, чтобы охватить все разнообразие исламской культуры. Культуры поистине огромной, начинающейся в Иберии, доходящей через Индию эпохи Великих Моголов до ворот Китая и идущей дальше",— сказал мистер Пей.

Надо сказать, что мистер Пей известен тем, что всегда необычайно щепетильно и даже как-то боязливо подходит к предлагаемым ему проектам. Так, например, известно, что когда в 1983 году президент Франции Франсуа Миттеран предложил ему заниматься проектом пирамиды, то щедро титулованный к тому моменту Ио Мин Пей в замешательстве отказался. Потом архитектор передумал и попросил у господина президента Пятой республики время на изучение истории искусств Франции. Президент разрешил, и мистер Пей на протяжении семи месяцев кружил по сельским дорогам собственно самой Франции, Европы и Северной Африки. Из его странствий появилась пирамида Лувра, ставшая в итоге одним из главных символов всего президентства Миттерана.

Здание Музея исламской культуры прежде всего поражает циклопическим масштабом — даже на фоне всех титанических застроек Дохи. Пей привык работать с высотными зданиями, небоскребами и башнями. Музей в Дохе, конечно, совсем не небоскреб в прямом смысле этого слова. Он не устремлен вверх, как, например, башня Банка Китая в Гонконге, он скорее инопланетный небоскреб, разобранный руками человека по кубикам. Именно как музей, как собрание исламских древностей здание было обязано прорасти будто бы из самой соли земли, из бескровного зыбучего песка, обозначить всем своим приземленным видом корни, значительную традицию, культурную протяженность, в которой так очевидно нуждается молодое государство Катар, бывшее до 1971 года под протекторатом вездесущей Британии. И вот Пею удалось достичь желаемого эффекта. Это здание, сложенное из кубов — идеальной формы доисторических глыбищ, кажется грозной модернистской египетской пирамидой.

Впрочем, сам Пей не отрицает важности североафриканских нот в своем проекте — за точку отсчета были взяты мусульманские постройки Туниса и Египта (были важны как мечети, так и фортификационные сооружения). Второе примечательное обстоятельство проекта — принципиальное одиночество постройки. Музей расположен в самом лучшем, богатом и туристическом районе Дохи — в Корнише. Музей стоит в пальмовом парке в 20 гектаров, разбитом на искусственном островке, к которому с суши протянут мост в виде аллеи. В сущности, Пей создал грандиозную военную крепость, огромный форт со стрельчатыми арками, сквозь которые видны небоскребы континентальной Дохи, и крохотными окошками-бойницами. Музейная крепость цвета белого песка многократно отражается каменными гранями в водах Залива (Персидского залива, но в Катаре по понятным причинам просто Залива).

За проектирование интерьеров Музея ответственным был господин Жан-Мишель Вильмотт, уже работавший ранее в тандеме с Пеем над пирамидой Лувра. Внутри музей представляет собой атриум, своего рода мавританский внутренний двор, окруженный двумя этажами галерей. На первом этаже магазины книг и подарков, ресторан, места для молитвы. Галереи второго этажа тематические: керамика, каллиграфия, ювелирные украшения, научные книги, астрономические инструменты, ковры, ткани, небольшая мебель, а также фрагменты интерьеров вроде кусков деревянных резных дверей. Эти галереи объясняют основы, буквы языка исламской культуры, в то время как экспозиции этажа третьего сделаны уже по географической схеме. Раннее исламское искусство, представленное по большей части экспонатами из мавританской Иберии, далее идут Иран и Центральная Азия XII-XIV веков, Египет и Сирия XIV-XV столетий, Турция, Индия и Иран XVI-XIX веков. И вот здесь неожиданно оказываются соседями иранская военная маска из железа, шелковое домашнее платье сирийской жены, расписной керамический турецкий кувшин, удивительные портреты пышно одетых египтянок, сделанные чернилами на пергаменте, индийские ювелирные украшения для тюрбана из золота и кроваво-красной шпинели, подсвечники с западнокитайскими мотивами, пыльные обломки иберийских колонн, золоченые индийские фляжки от духов. И грозный и неприступный музейный форт внутри предстает восточным сказочным дворцом — с запахами пряностей и сладостей, мерцанием драгоценных камней, матовым блеском шелка и радостными переливами разноцветных чернил.

www.mia.org.qa


Комментарии

обсуждение

Профиль пользователя