Коротко


Подробно

Перебор

2008-й стал годом лопающихся пузырей и инвестиционных разочарований не только на фондовом рынке, но и в реальном секторе. Россия оказалась не готова переварить столько инвестиций.


Текст: Владислав Коваленко


Главное инвестиционное разочарование 2008 года (после нефти и рынков ценных бумаг, разумеется) — это цементный миф, замешанный на строительном пузыре (подробнее).

СФ обнаружил его еще весной. "Сводки" с риэлтерского фронта о росте цен на недвижимость на 1-2% в неделю, девелоперы, рапортующие о рекордных объемах строительства, и конечно, производители цемента и аналитики с отчетами о дефиците цемента. Рост стоимости цемента на таком фоне выглядел логично. Ведь если что-то в дефиците, то оно дорожает. Нелогичной выглядела только одна деталь: никто из производителей бетона этого дефицита не ощущал. Цемент поступал по графику, просто при этом исправно дорожал. Показательно, что цены на него начали обваливаться задолго до того, как банкиры, лишившись дешевых западных денег перекрыли девелоперам кредитный кислород.

Ларчик просто открывался — производители цемента, очевидно, не хотели терять прибыль, глядя, какими ударными темпами растут у девелоперов цены на жилье. Авиакомпаниям, которые в 2008 году также столкнулись с ростом цен на "сырье" — авиакеросин, повезло меньше. Во-первых, авиабилеты, в отличие от недвижимости, объектом инвестиций никак не назовешь, и в богатом на "волшебные пузырьки" 2008 году повышенным спросом они не пользовались. Авиаторы, вынужденные поднимать стоимость перевозок и топливный сбор, сами пали жертвой сырьевого инвестиционного пузыря — нефтяного.

2008 год вообще показал, что излишнее внимание инвесторов далеко не всегда идет на пользу отрасли. Особенно когда дело касается относительно слабых, неконкурентоспособных отраслей, которые просто не способны переварить такой жирный кусок денег. В России этими отраслями, к сожалению, оказались главным образом производители интеллектуального продукта — компьютерных игр, кинофильмов, СМИ. Обильный приток инвестиций в эти сферы натолкнулся на отсутствие достойных объектов для вложений.

В итоге среди производителей компьютерных игр в 2008 году, например, можно было наблюдать забавный процесс резкого удорожания лицензий на западные игры. В разработки собственных программистов компании инвестировать не решились. Инвестиции в съемки новых фильмов и издание новых журналов были во многом съедены выросшими зарплатами актеров, сценаристов, операторов и журналистов — все они оказались в дефиците. Если 2008 год был годом "офисного планктона", то 2009-й будет годом работодателя. Жаль только, что у этого работодателя не будет денег.


Мифология цемента


Текст: Юлия Семеркина


Начало года сулило прекрасные перспективы для российских производителей цемента — цены продолжали расти, разговоры о том, что цемента не хватает, велись как среди участников рынка, так и среди аналитиков. Ожидания экспертов подогревались федеральной программой по строительству "доступного жилья" и большими цементными аппетитами сочинской стройки к Олимпиаде-2014.

В мае цена на цемент достигла своего пика — тонна стоила около 6 тыс. руб. Впрочем, еще весной исследование СФ показало, что слухи о дефиците цемента сильно преувеличены. И точно — к началу лета, в разгар строительного сезона, цены поползли вниз. Виной тому стало снижение темпов строительства. Например, в Центральном федеральном округе, самом крупном потребителе цемента, в первом полугодии 2008 года объем жилья, введенного в эксплуатацию, составил всего 91% по сравнению с показателями прошлого года. В результате лидер отрасли "Евроцемент" уже в первом полугодии сократил производство на 33%. Еще один удар по рынку нанесли импортеры, пролоббировав в начале года обнуление импортной пошлины. В результате к середине октября цена упала до 3 тыс. руб. за тонну. Российские производители попросили правительство вернуть пошлины на импорт. Но пока решение по этому вопросу не принято.

Всего за несколько месяцев инвесторы радикально пересмотрели взгляды на российский цемент, заморозив более десятка проектов строительства цементных заводов.

Прогнозы для рынка теперь не самые веселые. Темпы строительства продолжат снижаться, да и сочинская стройка не обещает российским цементникам производственных рекордов. Олимпиадный спрос может составить до 2 млн тонн в год в период активного строительства. Однако заводы, расположенные в Краснодарском крае, способны сами удовлетворить эту потребность. Возможно, пришло время осваивать новую модную для обсуждения тему — о перепроизводстве цемента.


В эпицентре


Текст: Юлия Гордиенко


Еще в сентябре 2008 года председатель правительства Владимир Путин уверял, что в России кризиса ликвидности нет и не будет. Как назло, буквально через несколько дней отечественные банки накрыла взрывная волна: забуксовавший рынок репо принес первые неплатежи. В результате с дистанции сошли "КИТ финанс" и Связь-банк, которые впоследствии были проданы за условные суммы.

Октябрь 2008-го принес волнения региональных вкладчиков, которые потянулись снимать вклады с депозитов и наличные из банкоматов — несмотря на то, что правительство увеличило гарантию по вкладам до 700 тыс. руб. Игроков особо крупных размеров (например, Татфондбанк, Запсибкомбанк и др.) поддержало местное правительство, разместив в закачавшихся банках свои средства или увеличив свою долю в них до контрольной. Некоторым, однако, не повезло. С начала кризиса и на момент сдачи этого номера СФ лицензия была отозвана более чем у десятка банков; еще 13 подверглись процедуре санации.

Ведущие банки стали укрупняться — иногда неожиданным образом. Если покупку Альфа-банком испытывавшего проблемы ликвидности крупного уральского игрока — банка "Северная казна" — можно было назвать просто удачной, то объединение МДМ-банка с УРСА-банком, позволяющее им стать вторым крупнейшим частным банком, стало сенсацией.

Отсутствие дешевых и длинных западных кредитов практически полностью остановило рынок ипотечного кредитования — ставки банки повысили, условия ужесточили, а по факту и вовсе перестали выдавать займы. Примерно та же судьба постигла и автокредитование. Любовь банков к "физикам" переметнулась от кредитов к депозитам — рекламные объявления запестрели предложениями о вкладах по повышенным ставкам. Еще бы: в условиях тотального отсутствия ликвидности это практически единственный способ хоть как-то пополнить свой денежный мешок.


Потонули в инвестициях


Текст: Татьяна Комарова


Не для всех отраслей инвестиции — благо. Кинопроизводителям, которые начали активно развиваться после финансового успеха "Ночного дозора" (сборы $15 млн при бюджете $5 млн), приток денег серьезно осложнил жизнь. Вкладывать в производство новых фильмов стали крупнейшие российские продюсерские компании (СТВ, "Централ партнершип", "Леан-М"), каналы (СТС, ТНТ и др.), а потом и посторонние игроки — обувная компания "Пальмира", владелец сети "Настроение" Олег Чамин. УК "БФГ финанс" объявила даже о намерении запустить соответствующий ПИФ.

Все это привело к раскручиванию спирали: для создания новых фильмов требовались съемочные группы, которых не хватало, приходилось переманивать специалистов, предлагая им более высокие зарплаты. Последние два года кинопроизводство дорожало на 30-50% ежегодно.

Российским производителям компьютерных игр повезло еще меньше. В отрасль потянулись инвесторы. Например, "Финам" и Norum приобрели 52,9% акций издательства "Бука" (по оценкам, за $8 млн), 30% компании "Акелла" перешло к Quadriga Capital Russia и Intel Capital. Но компании принялись тратить деньги не на расширение штата программистов для разработки новых игр, а в большей степени на покупку западных лицензий. В итоге лицензии за три года подорожали примерно в десять раз.

Похожие процессы происходили и в других "интеллектуальных" отраслях, например в сегменте СМИ. "Появляются такие тенденции там, где возникает возможность зарабатывания относительно легких и относительно быстрых денег",— объясняет ведущий эксперт УК "Финам менеджмент" Дмитрий Баранов.

Правда, мыльные пузыри подобных отраслей скоро если не лопнут, то хотя бы сдуются — инвесторы утекают из переинвестированных рынков гораздо быстрее, чем приходили. Производитель сериалов "Амедиа" заморозил все еще не начатые проекты; "Евразия сити" отказалась от планов строительства киностудии. Новый пузырь здесь надуется явно уже не скоро.


Капля керосина


Текст: Полина Русяева


Взлет цен на топливо в минувшем году чуть не приземлил авиаотрасль. К лету 2008-го его стоимость выросла примерно на 70% по сравнению с началом года.

Инициаторы ценовой гонки — нефтяники. Они рассчитывали стоимость керосина, просто переводя его цену на мировом рынке в рубли. Нефть дорожала, в ногу с ней дорожал керосин, и российские поставщики пересматривали цены с удобной им регулярностью.

Авиакомпании от такой регулярности затрещали по швам. В себестоимости перелета затраты на авиакеросин составляли от 30% до 70%. Апофеозом керосинового кризиса стала августовская история с альянсом AirUnion, когда входящие в него "Красэйр" и "Домодедовские авиалинии" не смогли взлететь из-за невозможности расплатиться за топливо.

Керосиновый кризис был урегулирован кризисом финансовым. В конце лета цена нефтебарреля пошла вниз, потащив за собой керосин на мировом рынке. Конечно, российские нефтяники в этот момент "забыли" о своей методике прямого пересчета западных цен в российские. Но правительство напомнило. В итоге за три месяца в московских авиаузлах топливо подешевело в среднем на 30%. В регионах обстановка менее утешительная. По данным авиакомпании S7, цены на керосин там практически не меняются.

"В результате керосиновых игр все авиакомпании подошли к зимнему, традиционно низкому сезону перевозок выжатые как лимон,— констатирует главный редактор портала Avia.ru Роман Гусаров.— Собственных запасов прочности не осталось". Уже прекратили летать "Дальавиа", "Интеравиа" и "Омскавиа". Компания "КД-авиа" в октябре допустила технический дефолт, не сумев расплатиться с держателями своих облигаций (1 млрд руб.). После топливного взрыва авиаперевозчики еще долго будут зализывать раны.


Нетбук для сборки


Текст: Юлия Семеркина


На российском рынке ноутбуков стало двумя отечественными игроками больше: Depo Computers и "К-Системс" запустили в 2008 году производство собственных ноутбуков.

Несколько лет назад российские компании уже пытались выйти на этот рынок с собственными брэндами. Ноутбуки собирали Rover Computers (брэнд Rover) и Merlion (iRU). Однако сейчас Rover Computers параллельно развивает продукт в другом сегменте. В конце лета компания начала производство нетбука Rover Neo (мини-ноутбук для работы в интернете), планируя продавать его в салонах сотовой связи как гаджет. Merlion и вовсе свернул производство ноутбуков и занимается сейчас развитием розничной сети "Позитроника".

Да и сама "К-Системс" уже не в первый раз приступает к выпуску собственных портативных компьютеров. В 2000 году компания выпустила пробную партию под брэндом SkyBook, затем еще одну, уже под названием K-Systems Notebook. Однако оба проекта оказались нерентабельными. В "К-Системс" списывают неудачу на некачественные комплектующие, из-за которых компании на этапе сборки приходилось исправлять брак за собственный счет.

Но былые неудачи — свои и коллег по цеху, видимо, не напугали ни Depo Computers, ни "К-Системс". Последняя, к слову, даже поменяла название на "К-Системс Ирбис", в честь собственного детища — ноутбука Irbis. В июне продажи Irbis стартовали в сетях "М.Видео" и "Эльдорадо".

До сих пор лидерство на рынке портативных компьютеров удерживали иностранцы. Однако по сравнению с предыдущими российскими проектами у новых есть все-таки существенное преимущество: они появились вовремя. Продажи ноутбуков растут: по данным IDC, в третьем квартале 2008 года они заняли рекордную долю рынка ПК: 58,3%. И если тенденция сохранится в 2009 году, на растущем рынке россияне могут успеть застолбить хоть какой, но участок.


Связь на продажу


Текст: Павел Куликов


С началом кризиса продажа бизнеса стала единственным выходом для погрязших в долгах сотовых ритейлеров. Тренд коснулся всех кроме "Связного" - на компанию тоже навалились проблемы, но уже другого свойства: не кредитные, а налоговые. По словам бывшего менеджера Dixis, причиной его ухода из компании было даже не то, что Dixis испытывает финансовые трудности, а в том, что вся отрасль уже не имеет никаких перспектив, даже если ритейлеров спасут профильные инвесторы. 2%",- объясняет менеджер.

"Останемся только мы и "Связной",- пишет в новогоднем послании сотрудникам "Евросети" бывший владелец компании Евгений Чичваркин.- Всем остальным п:". Аналитики с ним согласны: другие ритейлеры либо обанкротятся, либо скроются от кредиторов под брэндами мобильных операторов. Однако спасение ожидает не всех. Гонка за "Евросетью", чьей стратегией было открыть как можно больше салонов, ни для кого не прошла даром. "Евросеть" с большим отрывом опередила остальных, и потому заинтересовала бизнесмена Александра Мамута, который выкупил 100% компании, а затем перепродал 49,9% "Вымпелкому". Другие ритейлеры вроде бы рады продаться, но сотовые операторы не спешат с покупками.

Операторы большой тройки рады обзавестись собственной сетью продаж, как их западные коллеги, но пример с покупкой "Евросети" заставляет проявлять осторожность. ФАС не дала "Вымпелкому" в полной мере воспользоваться преимуществами самой большой в стране сети мобильного ритейла и подключать клиентов только к своей сети (см. график). "Евросеть" обязана по крайней мере три года после совершения сделки оставаться мультибрэндовой, но при этом $850 млн ее долга частично ляжет на плечи оператора. Так что "Мегафон", у которого есть опцион на долю в Dixis, пока затаился. А МТС вместо покупки "Беталинка" заключил с ним франчайзинговый договор.


Команда спасателей


Текст: Полина Русяева


Коллекторский бизнес — "восходящая звезда" 2008 года. Самыми активными пользователями коллекторских услуг в уходящем году были банки. С профессиональными взыскателями они работали по двум схемам. Первая — передача долгов на аутсорсинг. Если в июле 2008-го кредитные организации отдавали на откуп коллекторам около 35% просроченных долгов по кредитам физических лиц (в пределах 40 млрд руб.), то по итогам года объем вырастет в несколько раз. К примеру, долговой пакет агентства "Центр ЮСБ" с сентября увеличился вчетверо.

Второй способ взаимодействия с коллекторами — продажа своих долговых портфелей. 2008 год повернул рынок на 180 градусов: если раньше был рынок продавца и коллекторы ходили в банки с вопросом "не хотите ли продать?", то теперь банки сами бомбардируют коллекторов предложениями. Например, в агентство "Секвойя кредит консолидейшн" в сентябре 2008-го ежедневно на оценку поступало до четырех портфелей от банков, хотя ранее такое количество приходило за две-три недели. Число тендеров увеличилось более чем в пять раз, а купленный коллекторами суммарный объем по итогам 2008 года превысил $1 млрд.

Поскольку ослабевшие банки больше не могут диктовать коллекторам свои условия, с сентября цены на продаваемые портфели упали. Летом агентства приобретали долговой комплект в среднем по ставкам 7-8% от общего объема, с осени же средняя стоимость опустилась до 2-3%. К тому же долги "посвежели": раньше на продажу выставлялись портфели старше года, сейчас — в три раза "моложе".

Впрочем, не только банки разглядели в коллекторских услугах одну из антикризисных мер. Национальный оператор связи "Ростелеком" и один из крупных поставщиков телекомуслуг "Уралсвязьинформ" летом 2008-го привлекли коллекторов к работе со своей "дебиторкой". Оживились поставщики и производители сетей: профессиональные взыскатели обрабатывали задолжавших "Банана-маму", "Гроссмарт", "Телефон.Ру". По мнению коллекторов, именно корпоративный взыск (обслуживание юрлиц) станет трендом 2009 года.


Тэги:

Обсудить: (0)

Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение