Коротко

Новости

Подробно

Невероятно, но факт

Журнал "Коммерсантъ Секрет Фирмы" от , стр. 34

Для кого-то кризис — повод поплакать в уголке, а для кого-то — проявить себя с новой стороны. Оптимисты решили: сейчас самое время для того, чтобы реализовать свои мечты.


Текст: Константин Бочарский, Юлия Гордиенко, Николай Гришин, Павел Куликов, Юлиана Петрова, Полина Русяева, Денис Тыкулов


Жить и работать в эпоху перемен, конечно, трудно, зато безумно интересно. Если в конце 2007-го СФ удивлялся в основном тому, как, оказывается, легко можно отказаться от собственных слов, что-то пообещать и не сделать, то в этом году тренд несколько иной: бизнесмены вовсю ставили эксперименты над собой и собственным бизнесом. Многие из них показали себя с новой, неожиданной стороны.

Вот шоколадный магнат Андрей Коркунов стал банкиром и собирался кредитовать малый и средний бизнес. Конечно, кризис внес свои коррективы и денег, вырученных за Одинцовскую фабрику, для полноценного старта финансового бизнеса, очевидно, не хватает, но дорого стоит сама идея: помочь деньгами начинающим бизнесменам. Ведь у самого Коркунова когда-то получилось.

Кто-то увлекся книгами, как, например, Александр Мамут, кто-то научными разработками и ищет там свою "золотую пулю". И если увлечение Михаила Прохорова нанотехнологиями еще можно списать на конъюнктурные соображения, то инвестиции Тимура Артемьева в технологии "нестарения" одной меркантильностью не объяснишь. Очевидно, что человек, для широкой публики всегда находившийся в тени партнера по "Евросети" Евгения Чичваркина, действительно загорелся этой нетривиальной идеей.

Кризис и тотальная нехватка денег подталкивают бизнесменов к неожиданным решениям. Вот коллега Тимура Артемьева по мобильному ритейлу владелец группы "Связной" миллионер Максим Ноготков устраивается работать наемным менеджером в банк "КИТ финанс" — и тут же сталкивается с чужими проблемами: банк продан. Ноготков не растерялся и договорился с "Мобильными телесистемами", чтобы взять в управление салоны связи сотового оператора.

Смелости бизнесменам сейчас не занимать — долги вынуждают рисковать и действовать решительно. Президент группы компаний ПИК Кирилл Писарев ударил по руке, которая его кормит,— вступил в конфликт с московской мэрией. Та сначала провела конкурс на покупку жилья, а потом попыталась выбить дополнительные скидки. Или глава ТОАП Евгений Островский — он так отчаянно критиковал авиационных чиновников, что остался у разбитого корыта. Банки закрыли ему кредитную линию в самый неподходящий момент.

Но, пожалуй, самая удивительная и самая знаковая по нынешним временам история — про собирателя ФГУПов, генерального директора "Ростехнологий" Сергея Чемезова. В жесткой аппаратной войне чуть ли не против всего кабинета министров он получает контроль над 426 госпредприятиями. А теперь хочет выбить право самому распределять для них заказы. Вот уж кому кризис точно нипочем.

Похоже, умение находить общий язык с властью и навыки аппаратной борьбы сейчас становятся ключевыми для любого предпринимателя. И технологии успешного бизнеса здесь, к сожалению, ни при чем.

Михаил Прохоров, президент группы "Онэксим"

Помимо титулов "самый богатый жених России", "куршевельский свидетель" и "член клуба Forbes" у президента группы "Онэксим" Михаила Прохорова в этом году появилось еще одно звание: "самый удачливый миллиардер". После продажи "Русалу" доли в "Норникеле" и раздела активов холдинга "Интеррос" с Владимиром Потаниным Прохоров примерил самую желанную для каждого бизнесмена роль: обладателя целой кучи наличных в кризис. По некоторым оценкам, только сделка с "Русалом" принесла ему $5-7 млрд кэша.

Вырученные деньги глава "Онэксима" стал тратить разнонаправленно. Инвестировал в медиагруппу ЖV! (журнал "Сноб", интернет-проекты и телеканал), заявил о готовности выделить деньги на развитие биатлонного спорта, взялся за создание финансового холдинга, выкупив за $500 млн 50% акций инвесткомпании "Ренессанс Капитал" и добавив к своим финансовым активам АПР-банк. Также Прохоров занялся нанотехнологиями, заявив, что готов выделить на это направление несколько сотен миллионов долларов. Как объяснил СФ сам Прохоров, вложение в инновации — способ защитить активы. При этом у него в портфеле есть и страховка другого типа, например акции компании "Полюс золото". В чем точно нужно отдать должное Прохорову, так это в умении выбирать активы созвучно времени.

Александр Мамут, инвестор

"Возможно, это мой недостаток, но мне многое любопытно",— признался в интервью "Коммерсанту" бизнесмен. За год он совершил около десяти приобретений — купил 19,1% акций "Полиметалла", заполучил логистического оператора "Юнитранс логистик", стал владельцем "Евросети", купил питерскую "Азбуку" и влил в свой холдинг "Азбука-Аттикус", стал миноритарием ИД "Книжное обозрение". Летом предприниматель обменялся интернет-активами с "Коммерсантом": ИД получил крупный пакет его SUP Fabrik (владеет сервисом LiveJournal), а "Супу" досталось онлайн-СМИ "Газета.Ru". При этом за год бизнесмен расстался лишь с двумя проектами — долями в металлургической компании Oriel Resources и "Корбине телеком". Что ж, всеядность — хорошее лекарство от кризиса.

Кирилл Писарев, президент ГК ПИК

Под влиянием кризиса девелоперы стали совершать нелогичные поступки. Долгое время группа ПИК Кирилла Писарева ладила со столичными властями. Но в ноябре этого года девелопер подал на правительство Москвы жалобу в ФАС

Но в ноябре 2008-го девелопер подал на них жалобу в Федеральную антимонопольную службу. Яблоком раздора стали квартиры, приобретаемые Москвой для очередников. По результатам проведенного в сентябре конкурса, город должен был выкупить у ПИКа 300 тыс. кв. м жилья по 80 тыс. руб. за метр. Но затем чиновники решили, что переплачивают, и снизили цену до 55-60 тыс. руб.

Это возмутило Писарева, и его группа подала жалобу в ФАС. Через несколько дней эмоции стихли, жалоба была отозвана. Но ФАС уже рассмотрела дело — с неожиданным для девелопера решением. Размещать госзаказ чиновники должны были через аукцион, а его не было. В результате итоги конкурса были признаны недействительными. Впрочем, потеря госзаказа не самая большая проблема для Кирилла Писарева. После такого демарша ПИК вряд ли сможет спокойно работать в Москве.

Владелец группы компаний "Связной" Максим Ноготков

Максим Ноготков в этом году проявил неординарную гибкость и находчивость. Стоило налоговикам ополчиться на ЗАО "Связной", как бизнесмен заявил, что это юрлицо не входит в группу "Связной" аж с 2006 года да и вообще находится в состоянии банкротства. Когда Ноготков неожиданно для всех возглавил розничное подразделение "КИТ финанса" и собирался довести число офисов банка с 70 до 300 (часть из них должны были открыться в магазинах "Связного"), банк накрыл кризис — сменились владельцы, под вопросом оказалось развитие розничного проекта. Но Ноготков и на сей раз не растерялся: быстро нашел альтернативный путь для своей сети.

Сейчас "Связной" ведет переговоры с МТС, чтобы взять в управление 1,7 тыс. салонов связи сотового оператора. В случае успеха Ноготков сможет воспользоваться договором между МТС и крупнейшим в мире оператором Vodafone о скидках при закупке телефонов.

Андрей Коркунов, председатель совета директоров Татэкобанка

"Теперь даже не знаю зачем",— грустно усмехнулся Андрей Коркунов в ответ на вопрос СФ, зачем экс-производителю шоколада понадобился собственный банк. Не успев толком почувствовать себя банкиром, он споткнулся о финансовый кризис.

В июле Коркунов купил небольшой казанский Татэкобанк, по размеру капитала находящийся где-то в середине пятой банковской сотни. Это стало первым заметным проектом бизнесмена после сенсационной продажи 80% Одинцовской кондитерской фабрики концерну Wrigley за $300 млн. Теперь ему и его матери Галине Коркуновой принадлежат 62,8% акций банка.

Поворот от производства конфет к финансовым услугам вызвал удивление на обоих рынках. Однако предприниматель понадеялся, что в банковском бизнесе тоже окажется "в шоколаде". Ставку новоиспеченный банкир сделал на кредитование малого и среднего бизнеса — в последнее время этот сегмент развивался более быстрыми темпами, чем ипотека и потребкредитование. Еще в октябре Коркунов рассказывал СФ о планах увеличить уставный капитал банка (125 млн руб. на конец третьего квартала 2008 года) вдвое. Однако новые льготные условия банк предлагает пока не по кредитам, а, напротив, по депозитам: как и остальные банкиры, Андрей Коркунов сейчас пытается повысить ликвидность за счет вкладов населения.

Сергей Чемезов, генеральный директор госкорпорации "Ростехнологии"

Стараниями экс-директора "Рособоронэкспорта" в стране возникла новая военно-промышленная империя, объединившая более 400 предприятий. Помимо оборонных заводов и НИИ "Ростехнологии" втянули в себя авиаперевозчиков, автомобилестроителей, типографии и даже пансионаты. Говорят, что за активы из "списка Чемезова" в этом году развернулось настоящее сражение, в котором собиратель "Ростехнологий" одержал победу над влиятельными противниками — вице-премьером Сергеем Ивановым, министром финансов Алексеем Кудриным и главой Минэкономразвития Эльвирой Набиуллиной. Им удалось сократить список с 500 предприятий до 426, но и только.

Лоббистские возможности главы "Ростехнологий" впечатляют. Так, осенью в Госдуму был внесен проект закона об ускоренной приватизации ФГУПов, переданных "Ростехнологиям". Госкорпорация сможет распоряжаться полученными предприятиями де-факто, еще не став их собственником де-юре. Лояльная Фемида наверняка защитит эти компании, на которых в общей сложности "висит" около 800 млрд руб. долгов, от претензий кредиторов.

Главный секрет успеха основателя госкорпорации --не останавливаться на достигнутом. Осенью 2008-го Чемезов заявил, что намерен добиваться закрепления нормы, которая позволит ему стать не только получателем, но и распорядителем бюджетных средств. Тогда "Ростехнологии" смогут от имени государства заказывать продукцию у собственных предприятий — речь идет об 1 трлн руб.

Евгений Островский, совладелец и генеральный директор ГК "Топливное обеспечение аэропортов"

Глава ТОАП любит рассказывать о рынке авиатоплива, повторяя одни и те же слова: "монополизм нефтяных компаний", "псевдоконкуренция", "глухота и слепота чиновников". В 2008 году Островский особенно рьяно боролся за судьбу и чистоту отрасли. Глава топливного дистрибутора через суд пытался взыскать с авиакомпаний свои кровные (только "Красэйр" и ДАЛ задолжали ему более 3 млрд руб.). Предлагал себя в качестве антикризисного управляющего альянсом AirUnion. Вел переговоры с Сергеем Чемезовым о продаже ТОАП "Ростехнологиям". В итоге найти общий язык с чиновниками, которых Островский публично обвинял во всех грехах, не удалось. В ноябре один банк закрыл его кредитную линию, через пару недель другой арестовал имущество. По словам собеседника СФ, знакомого с ситуацией, действия банкиров напрямую связаны с проповедническими речами главы ТОАП. Вряд ли в новом году Евгений Островский будет столь же красноречив.

Тимур Артемьев, бывший совладелец "Евросети"

Незаметно для широкой общественности Артемьев еще полтора года назад открыл Институт биологии старения и с того времени вложил в него около $1 млн. Теперь бюджет может подрасти — за свою долю "Евросети" Артемьев выручил около $200 млн. Цель института: создание "самой дорогой таблетки в мире" — лекарства против старости. Пока его сорока сотрудникам удалось продлить жизнь червям-нематодам, сейчас ученые экспериментируют со свиньями и мышами. Результаты исследований Артемьев планирует сделать бесплатными и доступными для фармкомпаний. Заработать он рассчитывает на таких же, как он, состоятельных клиентах, которые захотят лечиться у него от старости.

Комментарии
Профиль пользователя