Коротко


Подробно

Конституционное собрание вышло каким-то неблагородным

Дмитрию Медведеву не давали слова сказать, и ничего никому за это не было

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 1

Президент РФ Дмитрий Медведев попал вчера в неприятную политическую ситуацию. В ходе его выступления в Государственном Кремлевском дворце на форуме, посвященном 15-летию Конституции, лидер движения "Мы" Роман Доброхотов, сидевший в девятом ряду партера, прервал президентскую речь криками "Позор поправкам!", "В стране цензура!" и "У нас нет свободы выбора!". Федеральная служба охраны заткнула господину Доброхотову рот и поспешила вывести из зала, несмотря на ответный выкрик президента "никуда его не убирать". Зажав в руке Конституцию, господин Доброхотов покидал зал под аплодисменты. Репортаж СЮЗАННЫ Ъ-ФАРИЗОВОЙ.


В Государственный Кремлевский дворец (ГКД) на конференцию, посвященную 15-летию принятия Конституции (она была организована Ассоциацией юристов России), были приглашены депутаты Государственной думы, члены Совета федерации, министры, юристы, студенты юридических вузов и представители средств массовой информации, которые освещают правовые темы. Приглашая гостей конференции в зал, голос из репродуктора планово объявил: "Во время концерта не разрешается пользоваться зажигалками и бенгальскими огнями. Прозвучал третий звонок. Представление начинается".

Гости, конечно, понимали, что в зале их не ждет новогодняя кремлевская елка, однако вскоре представление действительно началось. Роль зажигалки и бенгальских огней мужественно взял на себя лидер демократического оппозиционного движения "Мы" Роман Доброхотов. На входе в зал господин Доброхотов предъявил приглашение, которое, как выяснилось, дал ему "один друг" (всего в ГКД было приглашено около четырех тысяч человек, и пригласительные были не именные), и сел прямо в партере. Никто бы не узнал в господине Доброхотове одного из активных оппозиционеров, если бы он почти сразу не перешел к решительным действиям.

Как только Дмитрий Медведев поднялся на трибуну, зал замер. Президент поздравил всех с праздником и начал доклад.

— Принятие российской Конституции стало поворотным шагом в отечественной и мировой истории, ее утвердил своей волей народ,— начал свою речь глава государства.— Тем самым народ сделал определяющий выбор в пользу свободного и прогрессивного развития, кардинального изменения политических и экономических отношений в пользу социального государства и справедливо устроенного общества, высокого престижа права и независимого суда...

На этих словах господин Доброхотов, сидевший в почетном девятом ряду партера среди министров и депутатов, вскочил с кресла и крикнул что есть силы: "Позор поправкам!" Лидер движения "Мы" хотел пристыдить главу государства поправками к Конституции, которые увеличивают срок президентских полномочий с четырех до шести лет, срок работы Государственной думы — с четырех до пяти лет (они одобрены Госдумой, Советом федерации и сейчас находятся на рассмотрении региональных парламентов).

Роман Доброхотов крикнул и сел, а президент сделал вид, что ничего не заметил. Он продолжал выступление строго по тексту:

— Конституция принесла новую прочность государству и при этом создала пространство для свободного развития для каждого человека и общества в целом. Именно права и свободы гражданина определяют смысл и содержание государственной деятельности. Фактически именно эти свободы создают главный вектор работы государства...

На этот раз Дмитрию Медведеву прерваться все же пришлось — господин Доброхотов вновь вскочил с места и начал кричать: "У нас нет никакой свободы! У нас нет выбора!" Господин Доброхотов кричал, зажав в руке томик Конституции, который на входе раздавали всем приглашенным.

Он готов был один стоять против всех, но к нему, как в кино, уже бежала охрана. Схватив господина Доброхотова за руку, ту самую, в которой была Конституция, сотрудники Федеральной службы охраны спешно повели оппозиционера к выходу. И тут не выдержал президент.

— Не надо никуда его убирать! — неслось вслед уходящей охране.— Пусть слушает! Ведь для того мы и принимали Конституцию, чтобы у людей было право свободно выражать свое мнение!

— Нет никакой свободы, цензура в стране! — издал последний крик господин Доброхотов, и один из охранников рукой закрыл ему рот. Раздались аплодисменты. Они начались еще на словах лидера движения "Мы", и было совершенно неясно, кому они предназначены — президенту, который проявил великодушие, или оппозиционеру Доброхотову.

Интересно, что накануне на интернет-сайте движения "Мы" было вывешено объявление о проведении 15 декабря акции "в поддержку отца всех народов Дмитрия Медведева". Активисты намереваются выступить за пожизненный президентский срок полномочий и провести сбор подписей "в поддержку строительства двухместного мавзолея для Дмитрия Медведева и премьера Владимира Путина". В итоге, видимо, именно господин Доброхотов стал первой частью акции, добравшись до девятого ряда кремлевского партера.

Как только лидер "Мы" принудительно покинул зал, "представление" продолжил глава Конституционного суда Валерий Зорькин. После инцидента его доклад звучал особенно актуально.

— Россия входит в пятерку ведущих держав мира,— начал господин Зорькин.— Российское право держится на признании прав и свобод человека как высшей ценности!

Как выяснилось, именно в это время господина Доброхотова везли в ОВД "Китай-город". Но глава КС, конечно, в тот момент знать об этом не мог.

— Там, где индивид получает свое право, там возникает патриотизм! Конституционный суд, конечно, не политическая организация. Но это охранник Конституции, которая создавалась не для того, чтобы потакать каким-то частным политическим интересам, а чтобы было построено правовое государство!

Завершая доклад, Валерий Зорькин отвлекся на высшие материи: он говорил о природе добра и зла, силе и слабости, цитировал Иммануила Канта и поговорку "сытый голодного не разумеет". Наконец, итог сказанному решил подвести Дмитрий Медведев. К этому моменту президенту о судьбе его оппонента еще не сообщили, и он сразу заявил, что не исключает дальнейшего изменения Конституции.

— Нужна ли нам принципиальная модернизация нашей Конституции? Не сейчас. Может быть, через 15-20, 30 лет? На мой взгляд, тоже нет. А вот возможны ли какие-либо изменения в российской Конституции в будущем? На этот вопрос, на мой взгляд, можно дать утвердительный ответ,— дал его Дмитрий Медведев и покинул мероприятие.

Роман Доброхотов тем временем давал показания работникам правоохранительных органов. Как рассказал "Ъ" позже лидер движения "Мы", никакой масштабной акции в ходе выступления президента он не планировал: "Я пришел послушать президента просто из любопытства. Но когда я услышал речь о важности Конституции, и это после того, как Дмитрий Медведев увеличил срок полномочий то ли себе, то ли Владимиру Путину, я не выдержал". По словам Романа Доброхотова, когда его выводили, он слышал, как президент просил охрану вернуть его в зал: "Но охрану это не остановило. И это очень символично. Система так заточена под схемы поведения, что даже слова президента ее не останавливают". В ОВД "Китай-город" господин Доброхотов с пользой провел время в кабинете начальника отделения, где, по его словам, они "душевно беседовали, пили кофе и ждали отмашки сверху". "Рядовые сотрудники меня поддержали. Сказали, что я все правильно сделал. И когда позвонил прокурор Москвы и сказал, чтобы меня отпустили без всяких санкций, меня отпустили",— сообщил он "Ъ".

Сюзанна Ъ-Фаризова



Комментарии