Коротко

Новости

Подробно

С иголки на подушку

Журнал "Коммерсантъ Власть" от , стр. 30

На прошлой неделе появились сообщения о том, что Россия примет участие в конференции ОПЕК 17 декабря. Картель предлагает ей повысить цены на нефть путем сокращения производства. Как показывает опыт, это возможно.


В конце 2001 года, после терактов 11 сентября, мировая экономика пребывала в кризисе. Тогда в октябре предприятия США сократили 415 тыс. работников (самое большое число уволенных за 20 лет), американская безработица выросла с 4,9 до 5,4% трудоспособного населения (самый высокий уровень за пять лет). Центральные банки западных стран, прежде всего ФРС, полагали, что единственным спасением для мировой финансовой системы в условиях отсутствия доверия будет срочное вливание денег.

Свидетельством кризиса стало быстрое падение мировых цен на нефть. После терактов они временно взлетели до $30 за баррель североморской Brent, но затем в связи с отсутствием перспектив увеличения спроса в условиях кризиса начали снижаться. Это вызвало крайнее беспокойство у всех нефтедобывающих стран, и прежде всего у России, бюджет которой на 2002 год был рассчитан исходя из считавшейся тогда довольно высокой цены $18,5 за баррель нефти Urals, которая заметно дешевле, чем Brent.

В конце сентября, когда за баррель Brent давали немногим больше $20, в Вену на конференцию ОПЕК прибыл российский министр энергетики Игорь Юсуфов. Он выразил надежду, что падение цен — временное явление и России вместе с ОПЕК удастся как-нибудь стабилизировать ситуацию (иными словами, повысить цены). Юсуфов заявил, что в России будет создан комитет по стабилизации цен на нефть, куда войдут представители крупнейших нефтяных компаний; он будет следить за мировыми ценами и регулировать экспортные поставки. В работе комитета российский министр предложил участвовать даже генсеку ОПЕК венесуэльцу Али Родригесу.

К середине ноября, когда цены упали уже ниже $20 за баррель и нефть, таким образом, за два месяца подешевела на треть, российские компании решили несколько сократить производство в конце 2001--начале 2002 года. ОПЕК тут же заявила, что этого сокращения недостаточно для подъема мировых цен на нефть и Россия умышленно игнорирует тот факт, что эти цены зависят прежде всего от нее. Пока русские сократили производство на 30 тыс. баррелей в день из 7 млн, это нас крайне разочаровало",— заявил министр нефтедобычи Саудовской Аравии Али Наими.

Агентство Reuters распространило заявление своего высокопоставленного источника в ОПЕК: "Если Россия не сократит производство, ОПЕК тоже не сократит — ни сейчас, ни в будущем".

Комментарии западных аналитиков были следующими. Мехди Варзи из инвестиционного банка Dresdner Kleinwort Wasserstein: "России угрожают. Имеется в виду, что ОПЕК позволит ценам на нефть падать до тех пор, пока это не станет для России опасным. Русские начинают беспокоиться при $15 за баррель". Найджел Саперия из трейдерской компании Glencore: "Если ОПЕК выбрала такую стратегию, мы можем увидеть цены $2-3 за баррель".

Действительно, представители ОПЕК многозначительно заявляли, что в мире современной конкуренции каждый играет за себя. Как отметил Али Родригес, "когда цены падают, все производители хотят компенсировать это падение увеличением производства — вполне естественная реакция".

В конце концов Россия заявила, что сокращает экспорт нефти в первом квартале 2002 года на 150 тыс. баррелей в сутки (затем это сокращение было продлено на второй квартал), ОПЕК также заявила о сокращении. Это помогло ценам, в апреле они уже достигли $26 за баррель, и Россия проинформировала весь мир о том, что больше продлевать сокращение не будет.

Сейчас мировая экономика вновь переживает кризис. В США идут серьезные сокращения кадров, безработица растет. Руководители западных банков (прежде всего американской ФРС) не успевают накачивать мировую финансовую систему деньгами.

В условиях кризиса цены на нефть резко падают. Сейчас они дошли практически до $40 за баррель, и это более чем в три раза меньше показанных в июле нынешнего года почти $150 за баррель. Падение цен на нефть воспринимается в нефтедобывающих странах с крайней озабоченностью. Конечно, сейчас бюджет России не в такой степени зависит от цен на нефть, как в 2001 году. В том смысле, что ее подешевение, даже очень серьезное, не поставит под угрозу исполнение бюджетных обязательств. Однако это возможно лишь потому, что в длительный период сверхвысоких цен на нефть накоплено много нефтедолларов в стабилизационном фонде (ныне разделен на две части) и золотовалютных резервах ЦБ. Ясно, что, если цены продолжат падать и останутся на сравнительно низком уровне в течение длительного времени, придется ударными темпами расходовать стабфонд и резервы ЦБ (последние в том числе для того, чтобы сдерживать падение курса рубля, которое происходит в значительной степени именно из-за снижения цен на нефть). Самое же главное — падение мировых цен на нефть вызывает крайнюю озабоченность у российских граждан, которые уже выучили: в российской экономике все было хорошо только потому, что в мире почему-то были очень высокие цены на нефть, а теперь эти цены почему-то упали, поэтому не исключено, что отныне в экономике России все будет не очень хорошо.

Вновь зашла речь о сокращении производства нефти Россией с целью спасти мировые цены. На прошлой неделе информационные агентства со ссылкой на источник в аппарате правительства сообщили, что вице-премьер Игорь Сечин, курирующий вопросы энергетики, планирует принять участие в очередном заседании ОПЕК 17 декабря в Алжире. Помимо него в заседании ОПЕК может принять участие министр энергетики Сергей Шматко, а также руководители крупнейших российских нефтяных компаний. Игорь Сечин еще в октябре подчеркивал, что Россия готова сотрудничать с ОПЕК при координации объемов добычи нефти: "Россия является крупным поставщиком нефти, поэтому координация на мировых рынках с крупными производителями необходима". Между тем представители ОПЕК не скрывают, что 17 декабря будет обсуждаться сокращение добычи нефти с целью поддержать цены на нее и желательно, чтобы Россия сократила производство и экспорт. Генеральный секретарь ОПЕК Абдалла аль-Бадри прямо сказал: "Все нечлены ОПЕК должны прийти на помощь, это большая нагрузка для ОПЕК. Мы всегда просим Россию помочь нам — и сегодня, и вчера". Более того, генсек ОПЕК выразил желание посетить Россию в конце декабря.

В общем, предстоит длительная игра в духе 2001 года — кто кому приходит на помощь, от кого в действительности зависят мировые цены на нефть и что станет с ценами, если помощи не будет. Разумеется, ситуация на мировом нефтяном рынке сейчас несколько отличается от той, что была в 2001 году. Главную роль на нем привыкли играть международные инвестиционные и пенсионные фонды, которые как раз сейчас вывели из нефтяных фьючерсов серьезные деньги. Поэтому вновь возвращаться к масштабной игре на быстрое подорожание нефти они пока не готовы. Однако если на нефтяном рынке произойдут какие-то заметные изменения, временно сыграть на умеренное подорожание они не против, ведь полностью спрос на нефть не может быть отменен никаким кризисом, и дефицит есть дефицит. При этом в западных странах Россию считают ключевым игроком в определении цен. В период, когда нефть была сверхдорогой, на слушаниях в конгрессе США по поводу высоких цен на бензин руководители американских нефтяных компаний прямо говорили: "А что вы у нас спрашиваете? Спросите у России как у крупнейшего нефтедобытчика".

У кого-то, правда, может возникнуть вопрос, почему российские власти не приветствуют нынешнее подешевение нефти, коль скоро они долго рассуждали о "необходимости слезть с нефтяной иглы" и развивать передовую обрабатывающую промышленность. Казалось бы, вот и возможность выполнить задуманное. Однако, по-видимому, в период нынешних мировых финансовых трудностей более актуальными властям кажутся рассуждения о "нефтяной подушке безопасности".

СЕРГЕЙ МИНАЕВ


Комментарии
Профиль пользователя