Коротко

Новости

Подробно

Реконструкция нового стиля

Юрий Григорович и его "Каменный цветок" в Музыкальном театре им. К. Станиславского и В. Немировича-Данченко

Журнал "Коммерсантъ Weekend" от , стр. 14

вспоминает Татьяна Кузнецова


Этому балету 51 год — Юрий Григорович поставил его в ленинградском Театре оперы и балета им. С. Кирова, который теперь привыкли называть Мариинским. Балетмейстеру в ту пору было 30 лет, а его артистам и того меньше. Все они еще не знали, что совершили революцию, думали — просто сделали хороший балет. Однако их "Каменный цветок" повернул ход советской балетной истории.

Он понравился всем, кроме самых махровых консерваторов, он полюбился артистам и зрителям, прогрессивной критике и советским начальникам, этот русский национальный балет по сказам Бажова с роскошной музыкой Прокофьева и декорациями Симона Вирсаладзе, находчиво сочетавшими метафоричность с реализмом. Этот "Каменный цветок" прославлял творческий труд простого уральского парня, воспевал светлую любовь, клеймил и карал зло в лице приказчика Северьяна и его подручных. В нем были русские танцы и цыганские пляски, уральские пейзажи и деревенские избы — вроде все, как полагалось.

Но из-под убаюкивающей правильности прорастало нечто забытое, недозволенное, исчезнувшее на исходе 1920-х: графичность пластики, резкость хореографического рисунка, акробатичность танца, единство сугубо танцевальной драматургии. Со сцены как-то незаметно исчез быт вместе с обильным реквизитом, подробной, смачно выделенной в отдельные эпизоды актерской пантомимой и прочим соцреалистическим жизнеподобием — благо, уклониться от него позволял и фантастический мир бажовских сказов про Хозяйку Медной горы, влюбившуюся в уральского мастера и открывшую ему секреты своего подземного царства. "Каменный цветок" молодого Григоровича оказался первым спектаклем нового стиля, который впоследствии балетные теоретики назовут танцевальным симфонизмом. Симфонизма, правда, в нем было не больше, чем самой традиционной драматической игры. Именно поэтому "Каменный цветок" благополучно пророс на главной сцене страны — в Большом театре.

Московский вариант не просто повторил ленинградский — спектакль получил второе рождение благодаря столичным артистам: 19-летние Максимова и Васильев, танцевавшие в Большом всего второй сезон, оказались неподражаемы в ролях юных любовников; харизматичная Майя Плисецкая возвеличила партию Хозяйки Медной горы своей уникальной пластикой. После московского "Каменного цветка" Григорович обрел репутацию главной надежды советского балета, а спустя пять лет, заняв пост главного балетмейстера Большого театра, стал и его главной опорой.

Спустя некоторое время "Цветок" стали отождествлять с возрождением отечественной хореографии, а еще через несколько лет, когда достижения хореодрамы 1930-50-х годов были признаны упадком, с "Каменного цветка" официальные историки начали отсчитывать всю эпоху советского балета, что честно вызубрили несколько поколений балетных школяров.

Сам же автор "Каменного цветка" особой нежности к своему первенцу не испытывал. В 1980-е году балет был сослан на сцену Кремлевского дворца съездов, что было равносильно медленной казни. Там он и прозябал — без строго присмотра, без звездных исполнителей, в старых костюмах, утративших форму и цвет, и с декорациями 35-летней давности — пока не скончался, бесславно и незаметно. В последние годы "Каменный цветок" вырос на окраине России: возглавивший Краснодарский балет Юрий Григорович поставил его в своей труппе, но это осталось частной радостью краснодарцев.

Иное дело сейчас, когда "Каменный цветок" ставит московский Музыкальный театр им. К. Станиславского и В. Немировича-Данченко. Инициатор постановки — гендиректор театра Владимир Урин, один из самых опытных и проницательных балетных импресарио России — просчитал, что крепко забытый в Москве спектакль 50-летней давности пройдет по разряду реконструкции раритетов — самого модного и востребованного направления мировой хореографии. К счастью, в отличие от классиков XIX века и авторов советской хореодрамы, балетмейстер "Каменного цветка" мог передать свой спектакль из первых рук. К тому же труппа "Стасика" всегда считалась актерской и склонной к характерным танцам.

81-летний Юрий Григорович принялся за дело с юношеским энтузиазмом: лично провел кастинг, лично привел в театр ассистентов (отдельно — для работы с солистами, отдельно — для массовых сцен), лично контролировал все детали постановки — вплоть до тканей и установки света. И, наконец, лично вел репетиции, не выходя из зала по шесть часов. Молодые артисты "Стасика" выползали за порог и падали замертво, а неугомонный живой классик требовал предоставить ему второй состав.

По сравнению с историческим оригиналом в новом "Каменном цветке" есть изменения: декорации по эскизам Симона Вирсаладзе облегчены, костюмы, особенно фантастических персонажей, сшиты из новейших тканей. Помимо сценографических частностей автор внес хореографическую правку, взяв за образец краснодарский вариант. Трехактный балет уложился в два акта, какие-то сцены слегка урезаны, какие-то расширены. Совершенно неожиданным станет лишь финал — для него Григорович вытащил нужные фрагменты из прокофьевской партитуры. За пульт встанет Феликс Коробов.

Для монументального балета, требующего 120 человек, "Стасик" мобилизовал все резервы, но нужного количества артистов не набрал — часть массовки навербуют со стороны. Самой труппе из-за оперативности переодеваний предстоит освоить навыки манекенщиков: превращаться из русских поселян в уральские камни, потом в цыган и снова "окаменевать" придется за считаные минуты. В простого уральского мастера Данилу преобразится главный "принц" "Стасика" — статный красавец брюнет Георги Смилевски. В роли его любимой девушки Катерины выступит Наталья Крапивина, законная жена премьера. Второй спектакль станцуют молоденькие Алексей Любимов и Оксана Кардан. Партию роковой Хозяйки Медной горы исполнят в очередь Ольга Сизых и Мария Семеняченко.

Сыграет ли обновленный "Каменный цветок" в жизни "Стасика" ту же судьбоносную роль, какую его предшественник исполнил в истории Большого и всего советского балета или станет репертуарной осечкой? Оживет ли этот балет-легенда или, подобно другим раритетам Григоровича, возобновленным Большим театром в последние годы, окажется сущим зомби? Но в любом случае резонанс от еще не состоявшейся премьеры уже перелетел границы России — вездесущие японцы интересуются, когда знаменитый спектакль посетит Страну восходящего солнца.

Музыкальный театр им. К. Станиславского и В. Немировича-Данченко, 12 и 13 декабря


Комментарии

Рекомендуем

обсуждение

Профиль пользователя