Коротко


Подробно

Террористический факт

Европа переживает "Комплекс Баадера—Майнхоф"

комментирует Михаил Трофименков


Выдвижение на "Оскар" фильма Ули Эделя "Комплекс Баадера--Майнхоф" (Der Baader Mainhof Komplex) подтвердило его статус главного немецкого кинособытия года. Между тем скандал вокруг кровопролитной саги о "Фракции Красной армии" (RAF), легендарной леворадикальной террористической группе 1970-х годов, нарастает. Причины этого вполне заслуживают анализа.

Фильмы Бернда Эйхингера — возможно, главного европейского продюсера — это всегда тяжелая артиллерия: "Имя розы" (1986) Жан-Жака Анно, лауреат "Оскара" "Нигде в Африке" (2001) Каролины Линк, "Парфюмер" (2006) Тома Тыквера, даже "Обитель зла" (2002) Пола Андерсона. Чаще всего это еще и скандал, сексуальный или политический: "Закат" (2004) Оливера Хиршбигеля, "Элементарные частицы" (2006) Оскара Роллера, "Порнорама" (2007) Марка Ротемунда. Союз Эйхингера с Эделем — скандал гарантированный. Друзья юности уже шокировали Западную Германию фильмом "Кристина Ф.— мы дети вокзала ЦОО" (1981), экранизацией книги малолетки-наркоманки, торговавшей собой в общественных туалетах. Шокировал тогда, впрочем, не столько натурализм фильма, сколько внешние обстоятельства: красавица Кристина благополучно потратила гонорар за книгу и сценарий на героин, что не мешает ей здравствовать до сих пор. Но случай с "Комплексом" особый, тут Эйхингер задел самую болезненную тему послевоенной немецкой истории.

Мы говорим "терроризм", подразумеваем RAF. Блестящая журналистка 36-летняя Ульрика Мария Майнхоф и 27-летний угонщик автомобилей Андреас Баадер, единственный, кстати, из лидеров RAF, кто не получил отменного университетского образования, в 1970 году создали не просто подпольную группу, а архетип террористической организации. Первое поколение RAF — идеалисты-антифашисты, арестованные уже через два года, не успели многого натворить: несколько налетов на банки и бомбовых атак, двое убитых полицейских и четверо американских военных. Но первое поколение породило второе — безжалостных боевиков, второе — третье, запутавшееся в провокациях и играх спецслужб.

Для одних, а среди этих одних были Генрих Белль, Йозеф Бойс, Жан-Поль Сартр, Райнер Вернер Фассбиндер, Гюнтер Грасс, вожди RAF — мученики, которых сама удушливая немецкая жизнь конца 1960-х годов вынудила взяться за оружие. Для других — убийцы, выпустившие на волю демона терроризма. Обе точки зрения как никогда актуальны в эпоху глобальной войны с терроризмом, табуирующей разговор о причинах терроризма.

Любое серьезное обращение к теме RAF вызывает в Германии бурю. В начале 2005 года страсти разгорелись вокруг выставки "По поводу террора: выставка RAF" в берлинской галерее Kunst Werke. Но резонанс фильма несравним с резонансом выставки. Это не просто тяжелая артиллерия, а супертяжелая. В "Комплексе" заняты практически все известные актеры Германии. Баадера играет интернациональная звезда Мориц Бляйбтрой, Майнхоф — лучшая немецкая актриса Мартина Гедек, начальника полиции — Бруно Ганс. Даже эпизодического персонажа — фашиста-столяра Йозефа Бахмана, тяжело ранившего в 1968 году левого лидера Руди Дучке, играет знаменитый Том Шиллинг.

Как и четыре года назад, сейчас яростнее всего реагируют родственники жертв. Михаэль, сын убитого прокурора Зигфрида Бубака, осудил фильм не глядя. Он против самой возможности неизбежной идентификации зрителя с террористами. Ему хотелось бы, чтобы сняли фильм о его отце. Но, увы, Баадер и Майнхоф гораздо более киногеничные персонажи, чем федеральный чиновник, штамповавший приговоры.

Игнес, вдова убитого банкира Юргена Понто, отказалась от своего Федерального креста за заслуги в знак протеста против государственного финансирования фильма и расценила его съемки как "публичное унижение". Ее дочь Коринна — как вторжение в личную жизнь жертв.

Но в отличие от выставки фильм расколол обычную группу протестантов. Сын бывшего эсэсовца Ганса Мартина Шляйера, похищенного и убитого в тот момент, когда он возглавлял Союз немецких промышленников, в восторге: "Не следует забывать, что вместе с моим отцом были истреблены его шофер и несколько пассажиров (автомобиля). Мне тяжело было на это смотреть, но это единственная возможность объяснить молодежи, как жестока и кровожадна была RAF в то время". Одобрение сына Шляйера — безусловная заслуга продюсера и режиссера, сделавших ставку на эффектные и кровавые сцены действия. В одной из самых впечатляющих из них девушка с детской коляской переходит улицу перед машиной одной из жертв, а когда шофер тормозит, выхватывает из коляски автомат и решетит пулями пассажиров. Эйхингер гордится документальной точностью в том, что касается количества пуль, выпущенных во время той или иной террористической акции.

Еще один ряд претензий комичен. Некоторые немецкие критики озабочены тем, что фильм не получит "Оскара": герои слишком много курят и слишком много занимаются сексом. Рафовцы действительно были не только политическими, но и сексуальными революционерами, к тому же небезуспешно расширявшими свое сознание подручными средствами.

Самые серьезные претензии к фильму — эстетического свойства. Эдель утрамбовал в 140 минут экранного времени десять лет немецкой истории. От 1967 года, когда полицейский всадил пулю в спину студенту-теологу Бенно Онезоргу, вышедшему на демонстрацию протеста против визита иранского шаха: юноша стал иконой подполья, мучеником, символом того, что в Германии ничего не изменилось со времен Третьего рейха, а у власти по-прежнему "поколение Освенцима". До 1977 года, когда боевики из второго поколения RAF совершили ряд зрелищных и кровавых акций, а вожди первого поколения, по официальной версии, покончили с собой в тюрьме, хотя, скорее всего, были убиты. Майнхоф погибла в тюрьме при таких же сомнительных обстоятельствах еще в 1976-м.

Слишком много событий, слишком много персонажей — и жертв, и убийц. Критики упрекают Эделя в том, что современный зритель, не слишком осведомленный о событиях 1970-х, просто не успевает понять, что за люди на экране, откуда они взялись и в кого стреляют. Эйхингер парирует: "Людей судят по делам, а не по мотивировкам. Поэтому мы сделали фильм о том, что делали эти люди". Честно говоря, такие же упреки можно было адресовать и предыдущему скандальному хиту Эйхингера "Бункер", фильму о последних днях гитлеровской рейхсканцелярии в мае 1945 года: там тоже лавина событий накрывала зрителя, не давая ему перевести дыхание.

Впрочем, разница есть: трудно вообразить зрителя, который бы не знал, кто такой Гитлер. Но судя по тому, что еще пару лет назад в Германии в моде были футболки с надписью "Прада Майнхоф" или изображением автомата Heckler and Koch, который предпочитали рафовцы, немецкая молодежь еще не забыла, кто такие Ульрика Майнхоф и Андреас Баадер.

Тэги:

Обсудить: (0)

Журнал "Коммерсантъ Weekend" от 28.11.2008, стр. 14
Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

Социальные сети

обсуждение