Коротко


Подробно

Буквы закона

Убийства по алфавиту в "Очень русском детективе"

Премьера кино

В московском кинотеатре "Октябрь" прошла премьера пародийной комедии "Очень русский детектив", вписывающейся в один ряд с "Самым лучшим фильмом" и с не самым лучшим фарсом "Гитлер капут", однако избравшей в качестве объекта насмешки американские детективы. Продюсер картины Вадим Галыгин деликатно назвал заполонивший наши экраны голливудский кинематограф буквой "г" и призвал смотреть отечественное. Остальные буквы алфавита пересчитала в "Очень русском детективе" ЛИДИЯ Ъ-МАСЛОВА.


Многочисленные авторы сценария "ОРД" (а в титрах они упоминаются как авторы романа "Антитриллер") героически попытались совместить, как выражаются в Comedy Club, "реальную ржаку" и внятный сюжет типичного триллера с серийным убийцей. Сюжетную связность выдержать удалось, но со ржакой как-то с самого начала не заладилось, вероятно, от отсутствия настоящей злости на американский кинематограф. Допустим, Бред Питт действительно поднадоел и заслуживает того, чтобы его переименовали в Брета Пидда и поручили пародировать Максиму Коновалову с пушистыми рыжими бакенбардами — однако дальше выворачивания имени наизнанку эта попытка разорвать шаблон не заходит. Аналогичным образом и Юрий Стоянов не то чтобы ориентируется в своей игре на каких-то конкретных американских коллег, намозоливших глаза в детективах,— он изображает скорее абстрактный собирательный образ умудренного жизнью старого полицейского в сером плаще, и его ирония по-настоящему попадает в цель только один раз, в исповедальном монологе про жену, которая однажды "собрала все свои вещи... и умерла".

Пожилой и молодой напарники, которых играют Стоянов с Коноваловым, методично обследуют трупы, полученные с помощью разнообразных предметов: нахлобученный на голову арбуз, бензопила, волынка, грабли, дерево, жалюзи, зонт. На букве "И" у авторов случается одно из немногочисленных абсурдистских озарений, когда очередным орудием убийства становится не иголка или ириска, а человек по имени Игорь — его сбрасывают с большой высоты кому-то на голову. Это не то чтобы смешно, но по крайней мере небезынтересно — взглянуть на туловище одного человека, насквозь проткнутое головой другого. Да и вообще многочисленные изуродованные различными предметами трупы в "ОРД" выполнены довольно тщательно, с искренней человеконенавистнической изобретательностью — это, пожалуй, самый качественный компонент картины, чего не скажешь о шутках типа: "Может, преступник обронил волос или хотя бы паспорт" или "федералы и газетчики торчат, как стринги в заднице".

Но главная проблема "ОРД" не в посредственных диалогах, а в том, что авторам не хватает эрудиции, чтобы посмеяться над конкретными фильмами. Они слышали, например, краем уха, что есть такие знаменитые спецагенты, которые в их версии называются Малда и Сканер (Ольга Тумайкина и Александр Олешко), но что в них может быть комичного, кроме фамилий, представляют очень приблизительно. Себе Вадим Галыгин тоже придумал водевильную фамилию Гробовски — он играет патологоанатома в залитом кровью фартуке, с ассиметричной прической и одной желтой контактной линзой, который периодически переходит на польский. Образ, конечно, демонический, но не слишком необходимый, так же как и судмедэксперт, введенный в сюжет, видимо, из тех соображений, что Михаил Шац в комедии никогда не помешает. Не забыли создатели "ОРД" и других собратьев по юмористическому цеху: в одной сцене на кладбище можно заметить надгробный камень с надписью Eugen Vaganovich, расположенный неподалеку от могилы Адольфа Шикльгрубера.

Самая ударная шутка "ОРД" тоже имеет мало отношения к кинематографу — это пародия на газетную рекламу, в которой фигурирует элитный жилой комплекс "OTSOCITY". Мелькнувший один раз в проброс, этот каламбур прошел бы гладко и нашел бы свою скромную целевую аудиторию, как находят ее, благодаря коллективной харизме участников Comedy Club, многие даже не самые удачные их остроты, однако авторы картины считают нужным повторить свою элегантную словесную находку раза три, что вызывает несколько раздраженную мысль: "Ну мы отсосать-то отсосем, а вы, может, еще чем-нибудь порадуете?" Авторы радуют, как могут, непритязательными сочетаниями американских и русских бытовых деталей — такими, например, как водка "бушинка" — и дальнейшим, слава богу, довольно быстрым продвижением по смертоносному алфавиту. Среди таких орудий, как комбайн, лампочка, мышеловка и носок, запоминаются обои: оригинальная технология убийства заключается в том, что жертву просто заклеивают обоями, хотя та обнаженная часть тела, которая первой обнаруживается при отклеивании обоев, особой оригинальностью не отличается.

К финалу уволенный из полиции детектив оказывается в компании пестро разодетых персонажей разного пола и возраста, которые постепенно гибнут по схеме, отработанной в "Десяти негритятах", что заодно позволяет герою Стоянова, улучив момент, сесть во главе длинного стола и со всей своей виртуозной мимикой произнести фразу "Американские полицейские бывшими не бывают", намекающую на ключевой кадр из фильма Никиты Михалкова "12". Эта нехитрая шутка вызывает наконец долгожданную радость узнавания. Авторы больше не в силах скрывать, что с незнакомой американской территории их тянет на свое, родное, и они дают волю патриотизму, когда убийца, обрадованный, что в полиции ему дали кличку "Пернатый", с гордостью называет себя простым русским маньяком и цитирует капитана Жеглова: "А теперь Пернатый!"


Тэги:

Обсудить: (0)

Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение