Коротко

Новости

Подробно

Культурная политика

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 21

Экранное бремя


Андрей Ъ-Плахов


Экранное бремя

Ноябрь и декабрь — время активизации главных европейских кинодержав на российском фронте. Прошла неделя британского кино, грядут фестивали французского и немецкого.


Французы известны как проводники образцовой культурной политики на государственном уровне. Достаточно посмотреть пресс-досье состоявшейся на днях в посольстве Франции пресс-конференции, посвященной фестивалю "Французское кино сегодня". 44 страницы текста, подготовленные экспертами Unifrance, содержат бездну поучительной информации. Ссылаясь на авторитет Максима Горького (репортаж с Нижегородской ярмарки 1890 года), эксперты доказывают, что кинокультура пришла в Россию из Франции, и в дальнейшем эта традиция сохранялась: французское кино не просто популярно в России, но именно оно до сих пор формирует имидж Франции и Парижа. В 2007 году более 8 млн россиян смотрели французские фильмы, а всего их в нашем веке вышло на экраны России 240 — не считая копродукций с участием Франции на других языках.

Помимо традиционной любви россиян ко всему французскому (которую не смогла перебить даже нынешняя ориентация на Лондон), этот факт имеет множество других объяснений. В досье приводится подробное описание схем, по которым строится кинопроизводство во Франции — с преобладанием французского и иностранного капитала, с лоббированием интересов французских продюсеров, с автоматической и выборочной финансовой поддержкой, с предоплатой телеканалов, с региональными видами финансирования, с системой прав на экспорт фильмов.

Столь же тщательно проанализирована и структура французского кинопроката. Особенно впечатляет, что французских фильмов выходит на экраны страны порядка 250 в год, и это на 25% превышает число американских. По суммам сборов пропорция, правда, обратная, но тем не менее каждый французский фильм получает реальный шанс появиться на экранах (их, кстати, 5400 — в три раза больше, чем в России). Эта разработанная, десятилетиями отлаженная система дала свои плоды: французское кино прочно держит свои позиции в стране и завоевывает все новые территории за рубежом. Причем акцент зарубежной политики делается на поддержке дистрибуторов и тех, кто покупает французские фильмы. Коммерческий расчет идет рука об руку с имиджевым.

Среди 30 фестивалей, организуемых компанией Unifrance в мире, уже несколько прошло, помимо Москвы, в регионах России. Французов не останавливают ни бюрократические сложности, ни дальность расстояний. В декабре фестиваль французского кино, девятый по счету, состоится во Владивостоке и Хабаровске. Главным хитом его будет фильм с имиджевым названием "Париж".

Совсем другой тип культурной политики осуществляет на российском кинорынке Германия. Привычки к немецкому кино наши зрители не имеют, хотя постепенно усилиями их "Фильмэкспорта" фестивали немецкого кино в Москве становятся более популярными. Если раньше в результате таких фестивалей наших прокатчиков удавалось заинтересовать всего одним-двумя фильмами, в прошлом году было куплено уже четыре. Но если французские картины нередко становятся в России коммерческими хитами, немецкие обычно попадают в категорию ограниченного проката (до 20 копий) и делают скромные сборы порядка $40-50 тыс. Это касается даже таких статусных немецких лент, как "Жизнь других" и "На краю рая".

Ситуация выглядит ненамного лучше и в обратной перспективе. Кроме "Ночного дозора" и "Монгола" (сделанного в копродукции с Германией), наши фильмы никак не могут пробиться в немецкий коммерческий прокат. Только после годовых усилий немецкое телевидение купило "Кремень" Алексея Мизгирева и "Путешествие с домашними животными" Веры Сторожевой — картину-победительницу прошлогоднего фестиваля восточноевропейского кино в Коттбусе. Который имеет договор с телеканалами, и последние все же приобретают награжденные здесь фильмы.

Да, это удивительно, но уже как бы нет понятия Восточной Европы (поляки и чехи предпочитают причислять свои страны к Центральной Европе), а восточноевропейское кино есть, только теперь оно по меньшей мере на 50% процентов российское. И только в Германии есть два специально посвященных ему фестиваля (второй происходит в Висбадене). И на обоих происходят жаркие дискуссии о российско-немецких кинематографических связях и копродукциях.

Последний такой семинар состоялся в Коттбусе и показал, что немцы хотят сотрудничать с русскими тем больше, чем больше трудностей встречают на своем пути. Их не пугает ни кризис в нашем кинопроизводстве, ни бюрократические реорганизации в Минкульте, ни опасность надвигающегося госзаказа. Они готовы вкладываться в самые разные проекты ("Не надо думать, будто немцы готовы финансировать только фильмы Сокурова",— говорилось на семинаре), от артхаусных до высокобюджетных. Но вот что удивительно: их подход остается при этом скорее романтическим: бизнес бизнесом, но к России их влечет какой-то другой, метафизический и, я бы даже сказал, мазохистский интерес.


Комментарии
Профиль пользователя