Коротко

Новости

Подробно

Правила игры

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 13

за последние десять лет не особо изменились, считает обозреватель отдела бизнеса Мария Ъ-Черкасова

Недавно бодрый пресс-релиз от одной металлургической компании о том, что на одном из ее заводов будет создан участок по переточке пильных дисков, нагнал на меня тоску. Я ведь еще помню времена, когда компании сообщали об очередном появлении судебных приставов с исполнительными листами на известном уральском заводе или о том, что компания, за которую борются два олигарха, одновременно провела два годовых собрания с взаимоисключающими итогами.

Совладельцы ГМК "Норильский никель" — "Русал" Олега Дерипаски и "Интеррос" Владимира Потанина — развеяли мою печаль. Сначала арбитражный суд Красноярского края по иску "Русала" в рекордные сроки — фактически за сутки — вынес обеспечительные меры в отношении акций "Норникеля", запретив покупать их, оплачивать и списывать с баланса компании. Таким образом, был заблокирован запущенный Владимиром Потаниным buy back, за счет которого господин Потанин мог бы легально получить больше 30% акций ГМК, не выставляя другим его акционерам обязательную оферту.

Ответ Владимира Потанина Олегу Дерипаске меня не разочаровал. В день принятия решения красноярским судом приставы, проявив чудеса расторопности, попытались вручить исполнительные листы "Норникелю", а на следующий день и реестродержателю — Национальной регистрационной компании (НРК). Но, как утверждают представители "Русала", НРК якобы объявила с утра технический перерыв, продолжавшийся до полудня. Как говорят очевидцы, пока судебные приставы переминались у порога, за запертыми дверями кипела бурная деятельность. Ведь, как объясняют юристы, мера пресечения действительна только в том случае, если лицо, в отношении которого она вынесена, о ней знало. А официально узнать о ней лицо могло только от судебного пристава.

Уже на следующий день все знали: часть бумаг удалось списать до получения исполнительных листов. Вчера "Норникель" сдержанно заявил, что еще 29 октября, на следующий день после наложения судом обеспечительных мер на акции ГМК, "общая сумма платежей акционерам в рамках приобретения компанией собственных акций составила около 26 млрд руб.". Это значит, что из 4% акций на сумму 2 млрд руб., которые по buy back должен был списать "Норникель", списана половина. По словам источников, из них 20% пришлось на ADR Bank of New York, а остальное — на акции, принадлежавшие "Интерросу".

Можно было бы сказать, что счет 1:1,— иск "Русала" спутал карты "Интерросу", и он не смог обойти оферту. Но Владимир Потанин смог заработать, продав акции по цене в три раза выше рыночной и получив около $800 млн. А это для "Интерроса" весьма кстати. Банкиры говорят, что у компании Владимира Потанина в одном из госбанков было заложено под обеспечение кредита около 10% "Норникеля", и из-за падения котировок и снижения стоимости залога у "Интерроса" сработал margin call. Поэтому деньги, тем более в условиях масштабного финансового кризиса, для "Интерроса" весьма кстати.

Эксперты, с которыми я вчера обсуждала военные действия генштаба Владимира Потанина с главкоматом Олега Дерипаски, меня успокаивают: скучные заметки про производственные достижения металлургов мне писать не придется. Крупные компании стали публичными и пытаются играть по правилам, но при конфликтах эти правила теряют свою эффективность, и оппоненты возвращаются к старым проверенным методам борьбы.


Комментарии
Профиль пользователя