Коротко

Новости

Подробно

Экономический прогноз

Журнал "Коммерсантъ Власть" от , стр. 35

Наступил ноябрь, и "Власть", как всегда, предлагает свой экономический прогноз на месяц. Эксперты ответят на следующие вопросы: что случится с курсом доллара к рублю, какой окажется инфляция на российском потребительском рынке, как изменятся мировые цены на нефть, как поведут себя доллар и евро на мировом валютном рынке. Но сначала оценим главное экономическое событие октября.


Главным экономическим событием октября следует признать катастрофическое падение мировых цен на нефть. Еще 30 сентября нефть стоила дороже $100 за баррель американской WTI. А 27 октября цена WTI уже оказалась ниже $62 за баррель (североморская Brent и вовсе преодолела психологически важную отметку в $60 за баррель). Меньше чем за месяц цена на нефть снизилась чуть ли не вдвое. А по сравнению с июлем, когда цена дошла почти до $147 за баррель, нефть подешевела почти втрое.

Разумеется, еще пять лет назад и цена в $60 за баррель показалась бы не просто высокой, а невероятно высокой. В 2003 году нефть стоила приблизительно $30 за баррель, и это считалось прекрасным финансовым подспорьем нефтедобывающим странам. В 2004 году произошел заметный рост, и в октябре нефть стоила более $55 за баррель. В 2005 году сначала произошло падение мировых цен на $12 за баррель: игроки на нефтяном рынке сочли, что $55 для мировой экономики не по силам и спрос неизбежно снизится. Но затем пошли настоящие рекорды: в июне 2005 года нефть впервые в истории превысила планку в $60 за баррель. И тут уж все — и производители нефти, и потребители — поняли, что впереди большая спекулятивная игра. Как заявил в августе 2005 года Эд Сильер, вице-президент нью-йоркской брокерской компании Energy Merchant LLC, в последние месяцы трейдеры и спекулянты закупают нефть в огромных количествах при малейшей опасности перебоя в поставках. Цена приближалась к $70 за баррель, а тут ураган Катрина. "Если эта штука вызовет заметное сокращение нефтеперерабатывающих мощностей, мы окажемся в тяжелом положении",— указал Сильер. И образно обрисовал сложившуюся рыночную ситуацию: "Если я пролью канистру бензина на бензозаправке, мировая цена на нефть тут же взлетит на $1 за баррель, так что $70 за баррель не заставят себя ждать".

Уже тогда потребители нефти отмечали, что сверхвысокие нефтяные цены в конечном счете приведут к глубокому финансовому кризису в мире: это у кого же хватит денег покупать нефть по ценам в $70 за баррель? Однако спекулянты (прежде всего инвестиционные и пенсионные фонды) решили проверить верность такого утверждения. И три года проверяли, вкладывая огромные суммы в нефтяные фьючерсы и загоняя нефтяные цены все выше и выше. Тогдашние $70 за баррель через три года превратились в $147. Утверждение оказалось верным: мировая экономика не выдержала в том числе и грандиозных цен на нефть.

Убедившись, что давно ожидавшийся экономический кризис превратился еще и в кризис финансовый, спекулянты немедленно приступили к операции спасения собственных денег, вложенных в нефтяные фьючерсы, резонно рассудив, что эти финансовые инструменты не могут дорожать в условиях, когда фактически полностью прекратили свою деятельность кредитные рынки. Бурно падать нефтяные фьючерсы начали еще до того, как рухнул ипотечный рынок: падение нефтяных цен даже подтолкнуло долговой и фондовый кризис, так как усугубило ощущение всеобщей финансовой неразберихи. В очередной раз подтвердилось, что на самом деле котировки нефтяных фьючерсов не воспринимаются сейчас как реальная цена на нефть: никто не стал рассуждать в том духе, что в связи с падением нефтяных цен улучшаются перспективы американской и европейской экономики. Напротив, все решили, что если уж пенсионные и инвестиционные фонды распродают нефть, они не в какое преодоление экономического кризиса и спада производства не верят. Тем более что спекулянты именно на это и ссылались в оправдание своей игры на понижение: мол, в нынешних условиях о росте спроса на нефть смешно и говорить. При этом временами в октябре нефть дорожала, однако спекулянты открыто и цинично указывали на то, что временное подорожание нефти — это результат краткосрочной игры на повышение, которая является неотъемлемой чертой долгосрочной игры на понижение. И делились намерениями и дальше распродавать нефть.

В октябре как никогда наглядно подтвердилась зависимость от нефти российского фондового рынка. Стоило нефти подешеветь, как тут же начинался очередной раунд распродажи российских акций. Инвесторы, как российские, так и иностранные, прямо указывали на то, что прибыли российских компаний (прежде всего энергетических, естественно, но не только их) зависят от нефтедолларов. И наоборот, стоило нефти несколько подорожать, как к российским акциям инвесторы начинали относиться получше. Взаимозависимость акций и нефти проявлялась и по-другому: стоило российским акциям начать дорожать в связи с подорожанием акций на американском и европейском фондовых рынках, начинали подниматься и котировки нефтяных фьючерсов. Спекулянты играли на том, что российский фондовый рынок очень показателен для общемирового фондового рынка, так что, может быть, кризис и не так глубок. Иными словами, намереваясь все-таки продолжать продавать нефть, они использовали российские акции для своей циничной игры на понижение.

Российские граждане в тонкости таких игр вникать не имели возможности, уяснив только, что нефть катастрофически падает: вот уж кризис, так кризис!

Сергей Минаев


1.Что будет с курсом рубля?


В своем прогнозе на октябрь мы указывали, что, коль скоро ЦБ в условиях кризиса считает подорожание доллара нормальным явлением, он не будет стоить дешевле 24,9 руб. Прогноз полностью сбылся — месяц закончился курсом в 26,54 руб./$.

При этом колебания курса в течение октября были очень значительными — что говорить, если в последний день месяца доллар подешевел сразу на 55 коп. Раньше, в период относительной валютной стабильности, на такое подешевение доллара ушел бы не один день, а несколько месяцев. Иными словами, сейчас валютный рынок отличается редкой нестабильностью. Вообще-то российский ЦБ именно борьбой за валютную стабильность всегда и занимался в первую очередь (а чем еще он мог бы похвастаться, если инфляция как была безобразно высокой, так и остается?). Однако в данном случае ЦБ вправе указать, что значительные колебания валютного курса являются неотъемлемой частью финансового кризиса и такие скачки курса необходимы для того, чтобы предотвратить валютные спекуляции. И кроме всего прочего ЦБ может отметить, что это еще не настоящая нестабильность — если бы не его усилия, рынок бы увидел подлинные панические скачки курса.

Впрочем, значительное подорожание рубля в последний день месяца являлось скорее исключением — в основном в октябре эффектно дорожал доллар. Валютный рынок наблюдал давно забытую ситуацию, когда доллар стоил намного больше 27 руб. Потому что все большую часть октября играло за доллар. На мировом рынке он эффектно рос по отношению к евро, нефтяные цены испытали грандиозное понижение, российский фондовый рынок продолжал падать так, что снова приходилось останавливать торги. Так что ЦБ мог сослаться на то, что относительно дорогой доллар в России отражает объективные тенденции, с которыми не поспоришь.

Наш прогноз: мировой финансовый кризис не кончился и в России доллар в ноябре будет дороже 25,5 руб.

2.Что будет с российскими ценами?


В своем прогнозе на октябрь мы отмечали, что, коль скоро даже в условиях сентябрьского кризиса инфляция не превысила 1%, не превысит она эту планку и в октябре. Наш прогноз полностью сбылся — с 1 по 27 октября рост потребительских цен составил 0,8%.

Надо заметить, что российские власти уже выказывают удовлетворение происходящим замедлением инфляции: мол, в октябре прошлого года было 1,5%, а в нынешнем октябре — меньше 1%. Правда, с начала года цены выросли уже почти на 11,5% и власти уже устали пересматривать прогнозы в сторону повышения. Но зато в условиях финансового кризиса никто на выполнение или невыполнение антиинфляционного плана смотреть не будет — власти всегда могут указать, что в мировом финансовом кризисе не виноваты, делают для стабилизации положения на российском финансовом рынке все, что могут, и вообще скажите спасибо, что потребительский рынок не рухнул. Если кого-то хотите винить в том, что в России в очередной раз провален антиинфляционный план, обратитесь к зарубежным странам с их ипотечными проблемами.

Кстати, в зарубежных странах в связи с финансовым кризисом граждане стали меньше ходить по магазинам и тратить деньги, поэтому инфляция там в октябре серьезно уменьшилась. В России граждане кризисом тоже напуганы, но по магазинам меньше не ходят — может быть, боятся, что из этих магазинов вообще все исчезнет.

Наш прогноз: так как потребительский энтузиазм в России не уменьшается, в ноябре рост цен превысит 0,5%.

3.Что будет с мировыми ценами на нефть?


В своем прогнозе на октябрь мы указали, что раз финансовый кризис не закончен, то нефть в октябре не будет стоить дороже $105 за баррель. Прогноз полностью сбылся. Начался месяц с цен, превышающих $100 за баррель, а закончился ценами, не дотягивающими до $70 за баррель.

Игроки на нефтяном рынке показали, что умеют играть на понижение не менее эффектно, чем на повышение. Потом, как это обычно бывает, спекулянты решили немного отыграть назад — мол, нефть достаточно подешевела, чтобы на время ее снова начать покупать. Для передышки в снижении цен игроки использовали некоторое оживление мирового фондового рынка в последние дни октября. Снова вспомнили и о данных, свидетельствующих о не слишком больших запасах нефти у американских нефтепереработчиков,— в основном срочно распродавая нефтяные фьючерсы в октябре, спекулянты на такие мелочи внимания не обращали.

Вновь на арену вышла ОПЕК, несколько сократившая производство и обещавшая повторить этот шаг, если потребуется. В период сверхвысоких цен на нефть, дошедших почти до $150 за баррель, представители картеля говорили о том, что на цены повлиять никоим образом не могут. В период же падения цен решили все же повлиять.

Наш прогноз: так как игроки на рынке полагают, что в нынешних условиях нефть не может быть очень дорогой, в ноябре за баррель не будут давать больше $80.

4. Что будет с курсом доллара к евро?


Наш прогноз на прошедший месяц заключался в следующем: инвесторы и спекулянты уже привыкли к тому, что кризис означает сильный доллар и евро не будет в октябре стоить дороже $1,44. Прогноз полностью сбылся — почти весь месяц доллар уверенно рос, евро не менее уверенно падал и 30 октября за евро давали всего $1,30.

Инвесторы всего мира настолько уверовали в американскую валюту, что занимались только одной операцией — переводили все свободные деньги в доллары. Доллар прекратил свое бесконечное падение, длившееся шесть лет, и начал быстрое восхождение, подтвердив свою репутацию любимой валюты всего мира, когда этот мир испытывает кризис.

При этом в пользу доллара играло и то обстоятельство, что в мире за последние месяцы привыкли к нефтедолларовой взаимозависимости: нефть растет — доллар падает, доллар растет — нефть падает. В нормальных условиях доллар растет еще и тогда, когда растет американский фондовый рынок — всем нужны доллары для покупки американских акций. Но сейчас условия ненормальные. В последние дни октября американский рынок начал было расти под влиянием снижения процентной ставки ФРС до 1% годовых, но потом снова упал, так как инвесторы внезапно бросились распродавать купленные акции, чтобы выручить хоть какие-то деньги. Тут уж не до акционерного спроса на доллары. Обычно спекулянты также обращают внимание на разницу в процентных ставках между разными странами — именно поэтому в последний день октября доллар слегка подешевел. Но сейчас они обращают внимание прежде всего на кризис, так что процентная ставка вредит доллару не слишком сильно.

Наш прогноз: на мировом валютном рынке кризисные настроения в ноябре перевесят все остальные, так что за евро будут давать не больше $1,35.


Валерий Шанцев, губернатор Нижегородской области:


1. В ноябре тенденция укрепления доллара по отношению к рублю сохранится. Резкого укрепления ждать не стоит — американские, да и российские финансовые власти в этом не заинтересованы. Поэтому в ноябре курс рубля будет колебаться в коридоре 27-27,5 рублей за доллар.

2. Инфляция немного увеличится и составит примерно 15% к концу года. Мировой финансовый кризис приведет к росту цен на отдельные виды товаров, но зато другие товары неизбежно будут дешеветь. Так что баланс в общем и целом сохранить удастся.

3. Цена на нефть будет колебаться вокруг 60-долларовой отметки. Страны ОПЕК, конечно, постараются сделать все возможное, чтобы отыграть свои позиции. Но во время кризиса все впадают в спячку, так что до весны ожидать роста цен не приходится.

4. Доллар в ноябре покажет умеренный рост по отношению к евро — до $1,24 за евро.


Михаил Эскиндаров, ректор Финансовой академии при правительстве России, профессор:


1. Сейчас рубль стабильный. Курс будет не выше 28 рублей. Рубль может опуститься до 32 рублей за доллар, но это произойдет не раньше конца следующего года.

2. Я думаю, что инфляция в ноябре составит 0,5-0,7%, а до конца года будет примерно на уровне 13-13,2%. Правительство умело сдерживает инфляцию. И есть надежды, что рецессии не будет.

3. Несмотря на некоторое снижение в октябре, в ноябре цены на нефть вырастут до $65-70 за баррель. $70 — это справедливая и адекватная цена. И в дальнейшем нефть падать не будет, слишком велик спрос.

4.Евро на 70% обеспечен долларом. Доллар, в свою очередь, будет расти. Думаю, их соотношение будет составлять примерно $1,4-1,5 за евро.


Алексей Коровин, президент ОТП-банка:


1. Банк России вряд ли уйдет от позиции по удержанию бивалютной корзины на уровне 30-30,4 рубля, и на этом фоне логично ожидать снижение пары доллар--рубль до уровня 26 рублей за доллар и рост пары евро--рубль до 35 рублей за евро.

2. Наш прогноз инфляции на потребительские товары на конец 2008 года — около 12% . Это означает, что рост цен зимой будет меньше, что при текущих изменениях в цене на нефть вполне обоснованно.

3. Наиболее вероятен следующий сценарий: падение цен на нефть приведет к чрезмерному укреплению курса доллара относительно всех валют, в том числе и евро, а это станет причиной дальнейшей консолидации цен на нефть в районе $70-80 за баррель.

4. Колебания цен на нефть приведут к ослаблению доллара. В ноябре падение доллара относительно евро ожидается до уровня $1,30-1,35 за евро.


Глеб Фетисов, первый заместитель председателя комитета Совета федерации по финансовым рынкам и денежному обращению:


1. В ноябре ЦБ не будет девальвировать рубль, чтобы не провоцировать панику. В октябре курс к бивалютной корзине колебался вокруг значения 30,4 рубля, как и в сентябре. Но и укреплять российскую валюту резонов нет: это привело бы к удорожанию валютных интервенций в поддержку рубля.

2. Правительство будет давить на нефтяников, чтобы снижали цены на нефтепродукты вслед за падением экспортных цен на нефть. Поэтому месячная инфляция не превысит 1%. Это без учета динамики цен на недвижимость.

3. Нынешний провал — результат отскока вниз задранных спекулянтами цен летом. Думаю, в ноябре еще возможно некоторое снижение, но может и начаться рост до трендовой величины — около $70 за баррель.

4. Хотя центр кризиса в США, их валюта укрепляется. И это несмотря на резкое снижение дисконтной ставки, до 1,75%, и готовности Бернанке продолжить снижение. Евро может продолжить падение, а может и достичь дна. И тогда спекулянты начнут играть на повышение.

Комментарии
Профиль пользователя