Коротко

Новости

Подробно

Френкель отпущения

Журнал "Коммерсантъ Власть" от , стр. 32

28 октября присяжные Мосгорсуда большинством голосов признали банкира Алексея Френкеля и еще шестерых обвиняемых виновными в убийстве первого зампреда Центробанка России Андрея Козлова. Корреспондент "Власти" Сергей Дюпин встретился с адвокатами подсудимых.


Я попал в офис адвокатской конторы "Коблев и партнеры" в среду вечером, сразу после того, как стал известен вердикт присяжных. Атмосфера в офисе была напряженной. Адвокат Алексея Френкеля Руслан Коблев присаживался возле меня, говорил несколько фраз, вскакивал, отвечал на телефонные звонки, подводил других адвокатов: "Вот он больше знает про это!". Вопрос у меня, собственно, был один: почему, по мнению адвокатов, им не удалось доказать невиновность своих подзащитных.

"Из всех этих свидетелей заслушали только одного!"


— Таких процессов я еще не видел. Судья целенаправленно лишила защиту возможности донести свои доводы до коллегии,— говорит Руслан Коблев.— Мы приглашали в суд более десяти сотрудников моего подзащитного, среди которых были его секретари, помощники, водители и охранники. Они собирались рассказать суду о том, что, например, деловая поездка Френкеля в Санкт-Петербург, начатая в день убийства Козлова, стояла в его рабочем графике чуть ли не с начала года, а вовсе не была, как утверждает следствие, попыткой обеспечить себе алиби. Из всех этих свидетелей заслушали только одного!

— А что такого важного могли рассказать суду охранники господина Френкеля?

— Например, убедить присяжных в том, что контакты между Френкелем и владелицей ресторана "Триш" Лианой Аскеровой были вовсе не такими тесными. Аскерова действительно была вхожа в ВИП-банк — она несколько раз брала там кредиты, а кроме того, реализовывала по поручению руководства банка продукцию одного из принадлежащих банку ликероводочных заводов. Однако курировал взаимоотношения Аскеровой с ВИП-банком не сам Френкель, а один из его замов. Аскерова пыталась наладить связь и с Френкелем: она звонила ему на мобильный по несколько раз в день, рассчитывая заинтересовать его очередным проектом. Однако Френкель полагал, что те займы, которые она уже получила, она гасит слишком медленно, а банковскую водку продает чересчур дешево, поэтому ее активность его только раздражала. Обычно Френкель, увидев на экране мобильника номер Аскеровой, тут же передавал трубку водителю или охраннику и просил их сказать, что занят, не может разговаривать.

— Сотрудники Френкеля, насколько я знаю, все-таки выступали в суде.

— Повторяю: из заявленных защитой — только один. Председательствующая на процессе судья Наталья Олихвер согласилась заслушать только водителя-охранника Юрия Гейзина, рассказавшего о его поездке с Френкелем в Санкт-Петербург. Там они и узнали об убийстве Андрея Козлова, созвонившись по телефону с сослуживцами. Остальным судья слова не дала.

"Обвинение подстраховалось от возможных эксцессов"


Необъективно, как считает защита, отнесся суд и к праву участников судебного процесса на отвод подозрительных, с их точки зрения, присяжных. Из десяти запасных заседателей обвинению удалось вывести из игры четверых, в то время как защита не смогла сделать ни одной рокировки. Еще шестеро присяжных покинули зал по собственной инициативе, таким образом, к финишу их осталось ровно 12, если бы зал покинул еще один человек, процесс пришлось бы начинать заново.

— Обвинение заменило пятого и седьмого присяжных,— рассказывает адвокат Алексея Половинкина Александр Чернов.— Владимира Гершуни и Александра Попова. Их милиция задержала, когда они пиво пили в скверике у метро "Преображенская площадь". По закону, административное правонарушение не является основанием для отвода присяжного, ведь никому не придет в голову отстранять, например, прокурора, перешедшего улицу на красный свет. С другой стороны, заседателя, скрывшего при отборе в коллегию какие-то важные факты своей биографии, наоборот, положено отвести. Однако суд отказался отстранить присяжного N2, пожилую даму. По нашим данным, она была народным заседателем еще в социалистических, товарищеских судах. Не удалось нам заменить и старшину присяжных Еникеева — по некоторым данным, у него было милицейское прошлое.

— Против одного из присяжных, как утверждал еще летом следственный комитет, заведено уголовное дело по обвинению в попытке подкупа присяжных с целью вынесения оправдательного приговора. Это правда?

— Мы не возражали в июле против отвода присяжного N12 Сергея Левина, поскольку он, как мне показалось, вел себя не совсем адекватно. Наивно полагая, что его доля в гонорарном фонде присяжных увеличится, если уйдут запасные, он затеял в коллегии какой-то мелкий бизнес, предложив второму эшелону добровольно покинуть мероприятие с частичной компенсацией убытков. На этом и погорел. Однако, обстановка в коллегии после ухода Левина сложилась ненормальная: дело в том, что это запугало остальных присяжных. Им фактически дали понять, что фигурантом уголовного дела может стать каждый, кто попытается склонить заседателей к вынесению "неправильного" вердикта. Мы потребовали отвода всей деморализованной коллегии, но наше ходатайство судья Олихвер отклонила.

Историю с еще одной присяжной, отстраненной по просьбе обвинения в день вынесения вердикта, адвокаты рассказывают, слегка смущаясь. Формально она была отстранена за разговор на улице с двумя мужчинами (как заявил обвинитель, он сам это видел). По мнению адвокатов, присяжную убрали, чтобы не дать им возможность оспорить вердикт. Дело в том, что 28 августа у нее состоялся долгий разговор с судьей в пустом зале, где, как утверждают адвокаты, один из них случайно забыл диктофон. В результате получилась любопытная запись, из которой следует, что присяжная очень не любит, к примеру, евреев, осуждает статьи в газетах по делу Френкеля и недовольна поведением некоторых своих коллег из числа присяжных. На основании этой записи адвокаты обратились к суду с просьбой об отстранении присяжной, но судья им отказала. Отстранена она была только 29 октября по просьбе обвинения.

— Если бы она оставалась в коллегии,— говорит Чернов,— защита всегда могла бы оспорить обвинительный вердикт, мотивируя это тем, что в обсуждении дела Френкеля принимала участие воинствующая антисемитка. Удаляя ее, обвинение подстраховалось от возможных эксцессов.

"Найденное оружие вообще не могло стрелять"


— В уголовном деле как-то невнятно освещался вопрос об использованном киллерами оружии,— обратился я к адвокату обвиняемого Белокопытова Юрию Ельмашеву, бывшему начальнику погранзаставы в Забайкалье, курирующему в адвокатском пуле в том числе и оружейные вопросы.

— По оружию действительно осталось много вопросов. Как утверждает обвинение, приобретал его предполагаемый соучастник убийства Богдан Погоржевский. Он будто бы случайно познакомился на автомойке с неустановленным следствием "черным копателем". Пару раз пообедал с ним в ресторане "Сим-Сим", а затем купил у него два самодельных пистолета за $1 тыс. Первый — с надписью Baikal на рукоятке, переделанный из пневматического, а второй — совсем самодельный. Так вот эти пистолеты нашли только на следующий день после убийства у забора спорткомплекса, хотя накануне обыскивали там все с розыскной собакой. Отпечатков пальцев на оружии нет. В затворном окошке одного "Байкала", как следует из результатов осмотра, торчала невыпавшая стреляная гильза.

Назначенная следствием баллистическая экспертиза подтвердила, что стреляли из этих пистолетов, а приглашенный нами эксперт Минобороны пришел к выводу о том, что найденное оружие вообще не могло стрелять. По версии следствия, в Козлова и его водителя попали штатные девятимиллиметровые пули, однако, внутренний диаметр ствола обоих пистолетов оказался всего около 8,5 мм, в который эти пули просто не пролезали. При попытке выстрела пистолетный ствол, по мнению нашего эксперта, "раскрылся бы розочкой". Не соответствовали длине штатной "макаровской" гильзы 18 мм и размеры затворных окошек для ее выбрасывания — их длина у самоделок чуть более 14 мм. Читая заключение своих коллег о том, что в "Байкале" находились одновременно патрон в патроннике и застрявшая в выбросном окошке стреляная гильза, эксперт Минобороны пришел к выводу о том, что гильзу могли заложить в окошко только снаружи. Конструкция исследованного оружия такова, что новый патрон не может перескочить из магазина в патронник до тех пор, пока пороховые газы не вытолкнут наружу гильзу от предыдущего выстрела.

— Откуда тогда взялись пистолеты?

— Я не исключаю, что в убийстве это оружие вообще не применялось, а было подброшено на место преступления на следующий день.

"Их вполне могла сменить бригада настоящих убийц"


— В основу обвинения, как следует из материалов уголовного дела, легли данные так называемого биллинга — распечатки мобильных соединений предполагаемых участников убийства, полученных следствием у операторов сотовых сетей. Подтверждают ли эти данные виновность ваших подзащитных?

— В биллинге действительно были повременно отражены все телефонные контакты обвиняемых с указанием их приблизительного местонахождения в момент переговоров,— говорит адвокат Френкеля Руслан Коблев.— Однако следствие, как мы выяснили, предоставило суду лишь ту часть полученной информации, которая была удобна обвинению.

Так, например, согласно обвинительному заключению, Френкель поручил убийство Козлова Лиане Аскеровой во время их встречи в ресторане "Триш", состоявшейся в конце апреля 2006 года. До Половинкина, Прогляды и Белокопытова заказ, опять же по данным следствия, дошел в июне того же года, после чего они сразу организовали слежку за объектом. Однако из биллинга предполагаемых исполнителей следует, что уже в конце марта 2006 года как минимум один из них — Алексей Половинкин — регулярно звонил из районов Неглинной улицы, Крылатского и Кутузовского проспекта, где расположены, соответственно, главный офис Центробанка и две московские квартиры Андрея Козлова. Чуть позже на тех же маршрутах появились и мобильные телефоны двух других предполагаемых исполнителей. Вопрос о том, почему слежка началась до того, как был оформлен заказ на убийство, так и остался в суде открытым.

— Доказано ли, с вашей точки зрения, что в момент убийства предполагаемые исполнители были в районе спорткомплекса "Спартак" на Оленьем валу в Сокольниках?

— Следствием достоверно установлено, что в Козлова и его водителя стреляли 13 сентября 2006 года в 20:50, когда они, выйдя со стадиона, садились в машину. Момент стрельбы видели двое свидетелей, точно зафиксировавших время. При этом, судя по распечатке звонков Александра Белокопытова, ожидавшего, по версии следствия, убийц в автомобиле, уже в 21:17 того же дня он позвонил своей жене, будучи в это время в районе станции метро "Тульская". Иначе говоря, Белокопытов всего за 27 минут сумел проехать от Яузской набережной через Сокольники, Русаковскую, площадь Трех вокзалов и Садовое кольцо в районе Курского и Павелецкого вокзалов к Люсиновской улице! На самом деле и 27 минут не было. Ведь обвиняемым Прогляде и Половинкину еще предстояло еще добраться от "Спартака" до набережной, где их ждала машина Белокопытова. А для этого им нужно было сначала взобраться на раскисший склон и пересечь довольно широкий пустырь! На это все им нужно было минут 15, не меньше!

— То есть получается, что в Козлова и его водителя стреляли другие люди?

— Мы полагаем, что Половинкин, Прогляда и Белокопытов действительно подряжались на слежку за Козловым. Поручение они добросовестно выполнили и 13 сентября, проводив Mercedes Козлова до "Спартака", просто разъехались по своим делам: Прогляда пошел в ресторан на Дмитровском шоссе, в котором работала его жена, а Белокопытов повез Половинкина к нему домой, в Царицыно. В дороге он и позвонил жене. За то время, пока Козлов играл в футбол, их вполне могла сменить бригада настоящих убийц.

Про то, кем могли быть "настоящие убийцы", адвокаты говорят неохотно. Они ссылаются только на то, что, по словам группы молодых людей, пивших пиво на стадионе в день убийства, там была еще одна машина — черный ВАЗ-2112. И что эту же машину неоднократно видели обвиняемые, когда следили за Козловым. Она ездила по тем же маршрутам.

А в банковских кругах давно ходят рассказы о некой группе людей, когда-то, будто бы с ведома Андрея Козлова, прогонявших через мелкие банки огромные деньги, а потом поссорившихся с ним. И Козлов будто бы стал постепенно прижимать их бизнес. Френкель, судя по этим рассказам, тоже был не без греха и в меру сил что-то там "гонял" через свои банки, но в мощную группу, имевшую большие связи в ФСБ и МВД, не входил. Зато про его личную ссору с Козловым знали все. И поэтому Френкель в этом деле идеально подходил на роль козла отпущения.

Комментарии
Профиль пользователя