Коротко

Новости

Подробно

Картинка с выставки

"Business Guide (Машиностроение)". Приложение от , стр. 40

В этом году открытие российской экспозиции на архитектурной выставке в Венеции La Biennale di Venezia сопровождалось проливным дождем, который буквально залил павильон. Выставочное здание, в котором выставляются национальные экспозиции во время биеннале, сегодня находится в удручающем состоянии. Привести его в порядок инвесторам мешает неконструктивная позиция итальянских властей, а теперь еще, конечно, и кризис.


Здесь русский дух


Надо сказать, что павильон, построенный архитектором Алексеем Щусевым, где уже 94 года проходят выставки во время венецианских биеннале, был далеко не первым опытом строительства выставочных площадок у отечественных архитекторов. Российская империя участвовала в международных экспозициях еще с середины XIX века, и архитектура наших павильонов вкупе с живописностью их композиционных решений неоднократно отмечались европейскими критиками.

Однако павильон в Венеции стал первым постоянным выставочным сооружением для России за рубежом — другие творения российских зодчих, как правило, строились из дерева и после окончания выставок разбирались.

Непосредственная история щусевского павильона началась в 1910 году, когда венецианское правительство предложило России за невысокую арендную плату участок в городском саду для строительства особняка для проведения выставок. Император Николай II, горевший желанием продвигать все русское за рубеж, с радостью ухватился за это предложение и поручил все организационные работы по созданию павильона Санкт-Петербургской академии художеств.

Непосредственно разработка проекта здания была делегирована академику архитектуры Алексею Щусеву, в то время проектировавшему Казанский вокзал, а позднее построившему Мавзолей Ленина и гостиницу "Москва". Любопытна версия, что Щусеву было поручено строительство по той причине, что венецианцы требовали павильона в "русском стиле", а Щусев, к тому времени уже бывший автором почти двух десятков церквей, как раз и считался знатоком этой самой "русскости". Занимаясь строительством храмов, он выработал свой подход к их проектированию: по мнению экспертов "Росизо", ему была присуща монументальность в сочетании с живописностью силуэта и выразительной пластикой в компоновке разновысоких объемов, которые особенно ярко смотрелись на фоне псковско-новгородских мотивов в образном решении проектируемых объектов.

Закладка первого камня будущего павильона состоялась 8 сентября 1913 года. В основном при строительстве Щусев использовал кирпич, искусственный белый камень, черепицу и стекло — подобные материалы дали возможность архитектору использовать в образном решении как мотивы русского зодчества XVII века, так и элементы венецианской архитектуры. "Возводя павильон в городском парке Венеции на берегу лагуны, на месте, с которого открывался великолепный вид на площадь Сан-Марко и застройку набережной, Щусев не мог не включить в решение композиции фасадов архитектуру Дворца дожей с его глухим объемом и прорезанным арочными окнами",— комментирует архитектор Михаил Филиппов. Впрочем, Щусев внимательно подошел не только к разработке оригинального внешнего вида павильона России, но и учел все функциональные требования, предъявляемые к выставочным зданиям того времени. В частности, все три зала имели верхний свет, что обеспечивало необходимое равномерное освещение, причем малые залы дополнительно освещались окнами, позволяющими зрителю ориентироваться в окружающем пространстве. Само же здание павильона опиралось на белокаменный цоколь, за которым скрывался полуподвальный этаж с подсобными помещениями.

От триумфа до развала


Интерес России к созданию собственной визитной карточки в Венеции был столь велик, что строительство было закончено всего за полгода, и 2 апреля 1914 года во вновь выстроенном здании начала работу первая экспозиция. Однако первая мировая война и последовавшая за ней революция привели к тому, что следующую экспозицию (ей стала выставка произведений выдающегося скульптора Александра Архипенко) российский павильон в Венеции увидел лишь в 1920 году. А в 70-х годах прошлого века павильон увидел свою первую и пока единственную капитальную реконструкцию — тогда был повышен уровень пола центрального зала и уменьшена высота верхнего этажа. Это позволило сделать еще один нижний этаж и тем самым увеличить выставочную площадь здания на 60-65%.

Однако 94 года постоянной эксплуатации с единственным капремонтом привели к тому, что в настоящий момент российский павильон в Венеции находится в удручающем состоянии. Стеклянный купол, некогда восхищавший итальянцев и гостей выставки, ныне покрылся сетью крупных трещин, фундамент частично просел, а система гидроизоляции и вовсе приказала долго жить. В этом на собственном опыте убедилась российская делегация на последней Архитектурной биеннале. Во время официального открытия отечественной экспозиции пошел дождь, и вода буквально заливала все залы, заставляя официальных лиц краснеть, а гостей выставки — недоумевать, как купающаяся в нефтедолларах Россия могла допустить такой позор.

Цена вопроса


Несмотря на противоречивые ответы различных чиновников от архитектуры, удалось выяснить, что здание павильона Щусева в Венеции долгое время находилось на балансе МИДа, после чего несколько лет назад перешло в собственность службы управления делами президента "Росзагрансобственность". А та, в свою очередь, в настоящий момент сдает его в аренду ФГУП "Государственный музейно-выставочный центр "Росизо"". Это учреждение было создано при Министерстве культуры РСФСР в 1959 году и раньше носило название Дирекция художественных фондов, а с 1977 года и до перестройки — "Росизопропаганда". В этом году на финансирование павильона со стороны государства было выделено всего около 2-2,5 млн рублей, чего хватило лишь на проведение поверхностного косметического ремонта.

Хорошо еще, что за последние годы сложилась такая практика, когда куратор российской экспозиции на биеннале привлекает спонсоров, которые выделяют дополнительные средства на приведение творения Щусева в порядок. Так, с помощью одного из кураторов Биеннале-2008 — Григория Ревзина — было собрано €107 тыс., которые во многом пошли на создание современной системы освещения здания. Однако подобные финансовые вливания, как признают эксперты, всего лишь капля в море — необходим дорогостоящий капитальный ремонт.

"Судите сами,— рассказывает Григорий Ревзин,— площадь павильона составляет около 500 кв. м. Комплексная реконструкция обойдется как минимум в $500 за 1 кв. м. Так что на весь павильон потребуется по меньшей мере $2,5 млн, а в реальности сумма наверняка будет в полтора-два раза больше". Тем более что нынешние требования к современным выставочным площадям не в пример строже, чем были при Щусеве: павильон нужно снабдить современной системой вентиляции, технологичной крышей, системой освещения, провести перепланировку цокольного этажа и так далее.

Итальянские палки в российские колеса


Возникает резонный вопрос: почему государство не продаст или, по крайней мере, не сдаст павильон в долгосрочную аренду какой-либо крупной частной компании, которая в обмен на право использовать площади семь-восемь месяцев в году (то есть за исключением того времени, когда в Венеции проводятся художественные и архитектурные биеннале) осуществила бы капитальный ремонт павильона и модернизировало его?

"Проблема в том, что по ныне действующим правилам национальные павильоны, расположенные в венецианских садах Джардини, могут быть задействованы только во время биеннале,— говорит Григорий Ревзин.— Все остальные время в них не проводится других выставок и экспозиций, кураторы лишь постепенно готовят их к новым биеннале. Что, разумеется, не может устроить ни одного здравомыслящего инвестора".

Если только он, конечно, не решит вложиться в ремонт павильона из пиар-соображений. В частности, во время последней биеннале "ценой вопроса" активно интересовался президент Альфа-банка Петр Авен. Инвестор прорабатывал возможность создания с Министерством культуры совместной управляющей компании, которая бы занялась комплексным ремонтом павильона, а также организацией последующих биеннале. "Если эта идея действительно имела место, то ее можно назвать весьма неплохим вложением средств,— комментирует член правления Гильдии инвестиционно-финансовых аналитиков Валерий Петров.— Те же $2,5 млн в масштабах Альфа-банка — копейки, за которые господин Авен получил бы колоссальный пиар в сфере культуры и искусства, а заодно при грамотном подходе к вопросу смог бы существенно улучшить позиции Альфа-банка в сфере private banking, организуя, к примеру, эксклюзивные вылеты для потенциальных клиентов на биеннале". Однако подобные планы банкира, судя по всему, если и не окончательно похоронил, то, по крайней мере, надолго отложил кризис. В пресс-службе Альфа-банка нам затруднились прокомментировать информацию о возможных "архитектурных" инвестициях своего руководителя.

Выхода нет?


Есть ли выход из той печальной ситуации, в которой оказалось творение Щусева в Венеции? По словам Григория Ревзина, идеальным решением проблемы было бы лоббирование всеми странами--хозяевами павильонов у администрации биеннале разрешения проводить в них "сторонние" выставки и экспозиции. Что, в свою очередь, быстро помогло бы найти инвестора для комплексной реконструкции и модернизации здания. "Однако для этого недостаточно даже объединенных усилий кураторов — процесс надо координировать на уровне МИДов стран, а этим пока никто заниматься не хочет",— сетует Григорий Ревзин. Так что, по мнению эксперта, павильон может сегодня спасти либо прямое госфинансирование, либо "добровольно-принудительное" привлечение к реконструкции крупной госкомпании, такой как, например, "Газпром".

Однако нынешний кризис, заставляющий капитанов российского бизнеса потуже затянуть пояса, сводит вероятность подобного развития событий к минимуму. А значит, павильону России еще долгие годы придется стоять в Венеции в состоянии полураспада, изредка перебиваясь "подачками" в виде косметических ремонтов перед очередной выставкой.

Александр Макаренко


Комментарии
Профиль пользователя