Коротко

Новости

Подробно

Гонка воображений

"Cold War Modern" в Музее Виктории и Альберта

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 5

Выставка история

В лондонском Музее Виктории и Альберта, крупнейшем в мире музее декоративно-прикладного искусства и дизайна, проходит выставка "Cold War Modern", исследующая противостояние капиталистического и социалистического миров в период с окончания второй мировой войны по 1970-е годы. Дизайн конкурирующих идеологий рассматривала ИРИНА Ъ-КУЛИК.


Одну из главных коллизий ХХ века — холодную войну и соперничество политических систем и двух сверхдержав, США и СССР — Музей Виктории и Альберта демонстрирует в основном на материале дизайна. Но замысел выставки куда амбициознее, нежели сравнительный анализ культуры быта при капитализме и социализме, хотя представлена она тут вполне исчерпывающе — от чешского стекла, гэдээровской пластмассы и "Трабантов" до итальянских мотороллеров "Веспа", японской бытовой электроники и визионерских, вдохновленных темой космоса творений Пако Рабана и Пьера Кардена.

"Модернизм" холодной войны посвящен даже не столько реальным достижениям обеих систем, сколько тем утопиям, альтернативным образам того будущего, в которое они звали. Так что дизайн понимается здесь предельно широко — это и архитектура, и кино, и всевозможные научные открытия и технические изобретения. Выставку открывает модель первого советского искусственного спутника Земли в натуральную величину. А среди экспонатов раздела, посвященного тревогам и надеждам первых послевоенных лет, можно увидеть в том числе и надпись "Внимание! Вы покидаете американский сектор" на немецком, русском, английском и французском языках, обозначавшую границы Восточного и Западного Берлина еще до появления пресловутой стены.

1940-1950 годы представлены через конкуренцию сталинского ампира и западного минималистского модернизма. Это и очная ставка московской сталинской высотки (нереализованный проект Дмитрия Чечулина 1947-1949 годов), и нью-йоркского Lever House, построенного в 1951 году Гордоном Буншафтом. И история конкурса на проект памятника неизвестному политзаключенному, который хотели возвести в Западном Берлине в пику советскому Воину-освободителю. Победил проект британского скульптора Рега Батлера, предложившего возвести над одним из сохранившихся бункеров металлическую конструкцию, напоминающую антенны и локаторы, но этот монумент даже не столько жертвам политических репрессий, сколько той самой холодной войне, так и не был построен.

Оттепель, охватившая не только СССР, но и весь соцлагерь, предстает как капитуляция перед международной модернистской эстетикой. И остроумно включенный в экспозицию отрывок из воспевающего хрущобы фильма 1962 года "Черемушки" сегодня поражает прямо-таки поп-артными красками цветов и едва ли не рок-н-роллами, которые сочинил для своей оперетты Дмитрий Шостакович. Главная идеологическая атака США на СССР — Американская национальная выставка, состоявшаяся в Сокольниках в 1959 году,— сегодня на выставке представлена подробно. Это и снятый для семи экранов фильм, или, как сказали бы сегодня, видеоинсталляция, прославляющая Америку в эстетике, предвосхищающей знаменитый авангардистский фильм 1980-х "Коянискацци": мозаика из кадров автодорожных развязок, потоков машин, уличной толпы и необъятных просторов. И чертеж геодезического купола — одна из первых реализаций проекта знаменитого инженера, архитектора и утописта Бакминстера Фуллера.

Еще один проект Фуллера ожидает зрителя в следующем зале, посвященном самой параноидальной фазе холодной войны — с ужасами ядерной угрозы и шпиономанией. Последняя, кстати, изящно зарифмована с техническим прогрессом: рядом с первыми портативными телевизорами и радиоприемниками в витринах расположены записывающие устройства, спрятанные в пачке "Герцоговины Флор", и фотокамеры, притаившиеся в книжке с вырезанными страницами. Примерно к этому же периоду относится и идея соорудить огромный фуллеровский купол над всем Манхэттеном — на случай ядерной атаки русских. Впрочем, подобного рода проекты находят и более романтическое применение, связанное с одной из главных утопий эпохи — покорением космического пространства. Космосу посвящен один из самых эффектных залов экспозиции. Космическое соперничество США и СССР здесь показано и через зарифмованные на двух параллельных экранах "Солярис" Тарковского и "Космическую одиссею 2001" Кубрика. Среди произведений искусства, вдохновленных звездными далями, фигурируют и роботизированная кинетическая скульптура основоположника "кибернетического искусства" француза Никола Шоффера, и "Проекты реконструкции звездного неба" нашего Франциско Инфантэ. Тут же представлены всевозможные фантастические проекты городов будущего, накрытых теми самыми куполами и сферами — от позволяющего выращивать в Сибири тропическую флору "Климатрона" московских ученых Петрова и Ярославской до "Ходячих городов в пустыне" участника британского архитектурного объединения Archigram Рона Херрона.

Футуристические утопии космической эры почти сблизили соперничающие стороны. Взаимное разочарование наступает в конце 1960-х, когда Запад переживает свои революции, вроде парижского мая 1968 года, и уже не ищет революционной романтики в странах соцлагеря. Последовавшие за ними годы авторы выставки предлагают считать временем "последних утопий" — уже не общих, но индивидуальных. Купол, который то защищал Манхэттен от ядерной угрозы, то готов был стать домом для всего человечества где-нибудь на далекой планете, сжимается до прозрачного пузыря индивидуального пользования. Символом эпохи последних утопий на выставке стал проект австрийских концептуальных архитекторов Haus-Rucker-Co "Оазис N 7", впервые показанный на кассельской "Документе" 1972 года,— зависающий под потолком огромный пузырь с пальмами, между которыми протянут гамак.


Комментарии
Профиль пользователя