Коротко

Новости

Подробно

"Мы представляем вам кандидатов на вакантные должности убийц"

Алексей Френкель сказал последнее слово

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 6

Вчера в Мосгорсуде на закрытом для публики процессе с последним словом выступили обвиняемые в убийстве первого заместителя председателя ЦБ России Андрея Козлова и его водителя. Экс-главе ВИП-банка Алексею Френкелю, которому инкриминируется организация этого преступления, донести до присяжных доводы о своей невиновности так и не удалось. По сведениям его защиты, председательствующая Наталья Олихвер чуть ли не прерывала подсудимого на полуслове и несколько раз удаляла присяжных из зала суда.


К своему последнему слову Алексей Френкель готовился более чем основательно. Его запланированное перед присяжными выступление было написано мелким убористым почерком на 80 страницах. Однако 22 октября, когда удаленному по формальному поводу с процесса господину Френкелю представилась возможность высказаться, он решил существенно, до восьми страниц, сократить свою речь. Но и ее не удалось донести до присяжных.

Поздоровавшись с присяжными заседателями, господин Френкель заявил: "Я рад, что мне дали возможность хоть что-то сказать... Хочу обратить ваше внимание, что за девять месяцев, пока шел процесс, мы были в зале поочередно. То был я, а вас удаляли, когда я начинал говорить, то удаляли меня. При этом я постоянно задаюсь вопросом: как вы можете судить меня, когда в XXI веке в Мосгорсуде мне не дают даже высказаться? Даже инквизиторы перед костром предоставляли жертвам последнее слово". На этом Наталья Олихвер прервала подсудимого, заявив, его речь не соответствует требованиям закона.

Однако господин Френкель продолжил: "Хочу обратить ваше внимание на то, что мне даже не дали возможность предоставить доказательства моей невиновности, а их у меня много (подсудимый не участвовал в прениях сторон.— "Ъ")".

Здесь госпожа Олихвер снова вмешалась, заявив подсудимому, что всякий раз, когда он будет нарушать закон, она будет удалять из зала присяжных. И вскоре их удалили, когда господин Френкель сказал: "Сегодня происходит заседание по замещению вакантных должностей убийц Козлова — три гастарбайтера (Алексей Половинкин, Максим Прогляда и Александр Белокопытов.— "Ъ"), лицо без определенного места жительства (Богдан Погоржевский.— "Ъ"), человек с израильским паспортом (предприниматель Борис Шафрай.— "Ъ"), лицо кавказской национальности (предпринимательница Лиана Аскерова.— "Ъ") и банкир. И при этом вам говорят: голосуйте сердцем!"

Замечания о том, что его слова не относятся к делу, и напоминания о том, что ему предоставлено последнее слово, а не выступление в прениях, господин Френкель получил и после того, как сказал присяжным: "Представим себе, что я не вырос в бедной семье, что я не пахал 16 часов в сутки. Я не пробился своим трудом из маленькой провинции в большой город. Представьте себе, что я сын олигарха. Представьте, что у меня вилла на Канарах и дача на Рублевке... Что занимаюсь какими-то аморальными делами. Представьте такое и скажите, это основание для того, чтобы признать человека виновным и вести человека на виселицу? Именно к этому они (гособвинители.— "Ъ") вас и призывают. Они хотят довершить вашими руками умышленное убийство!" "Подсудимый Френкель! Не надо воздействовать на коллегию присяжных заседателей. Вы сами выбрали, чтобы они рассматривали ваше дело",— сказала на это председательствующая. "Прокурор в этом процессе сказал буквально следующее: "Дорогие товарищи присяжные, сегодня мы вам представляем кандидатов на вакантные должности убийц",— парировал господин Френкель.— Нравятся ли вам наши кандидатуры?" "Френкель, о чем вы просите присяжных в последнем слове перед тем, как они удалятся в совещательную комнату?" — настаивала на своем судья.

Вчерашнее заседание мало чем отличалось от предыдущего. Выступление Алексея Френкеля неоднократно прерывалось судьей, присяжные так же несколько раз удалялись из зала. Из наиболее запоминающихся откровений подсудимого следовало, что он оказался на скамье подсудимых "из-за нулевой гибкости спины", пояснив присяжным, что ему "говорили "плати", а я не платил и в банковской среде был белой вороной, потому что не играл по их правилам".

В конце своего последнего слова господин Френкель сказал: "Я не сомневаюсь, что в поставленных перед вами вопросах вы отличите "Убивал ли Френкель Козлова?" от вопроса "Нравится ли вам Френкель?"". При этом господин Френкель напомнил присяжным, что "все расстрелянные по делу Чикатило тоже давали признательные показания", имея, видимо, в виду подсудимую Лиану Аскерову. Совладелец ресторана "Триш" и бывший клиент ВИП-банка, она после задержания дала показания, что по просьбе господина Френкеля свела его с посредниками, которые нашли убийц (потом она от своих показаний отказалась, сославшись на то, что они были даны под диктовку следователя).

"Уголовно-процессуальным законом предусмотрено, что сведения процессуального характера, например вопрос о недопустимости доказательств, а также определенные сведения о личности подсудимого должны решаться в отсутствие присяжных,— заявила "Ъ" руководитель пресс-службы Мосгорсуда Анна Усачева, объясняя действия судьи Олихвер.— Всем участникам процесса, в том числе и подсудимым, это хорошо известно". По ее словам, обязанность председательствующего по делу заключается в том, чтобы следить за соблюдением норм УПК: "это одна из особенностей судебного следствия с участием присяжных".

Вслед за господином Френкелем, который не признал своей вины в организации убийства господина Козлова и его водителя, довольно кратко с последним словом выступили и остальные подсудимые Алексей Половинкин, Максим Прогляда, Александр Белокопытов, Борис Шафрай, Лиана Аскерова и Богдан Погоржевский, которым инкриминируется организация и исполнение преступления. Большинство из них просили присяжных "вынести вердикт, опираясь на полученные в суде доказательства, а не предположения обвинения". Только Богдан Погоржевский раскаялся и попросил присяжных о снисхождении.

Сегодня судья Олихвер должна обсудить с адвокатами вопросы, которые планируется поставить перед присяжными. Как стало известно "Ъ", их будет около тридцати. 27 октября госпожа Олихвер обратится к присяжным с напутственным словом, и они удалятся для вынесения вердикта.

Юрий Ъ-Сенаторов



Комментарии
Профиль пользователя