Коротко

Новости

Подробно

Агент национальной безнадежности

Наш ответ Джеймсу Бонду в фильме "Непобедимый"

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 21

Премьера кино

Отечественный боевик "Непобедимый" выходит в прокат в опасной для сравнения близости к новому фильму про Джеймса Бонда. У нас аналогом агента 007 становится герой Владимира Епифанцева — спецагент, транспортирующий с Мальты на Лубянку "шестерку" лондонского олигарха, у которой где-то должны быть заветные номера швейцарских счетов. Однозначного ответа, кто хуже — беглые олигархи или гоняющиеся за ними спецслужбы, не нашла в "Непобедимом" ЛИДИЯ Ъ-МАСЛОВА.


Главный герой "Непобедимого", разжалованный в простые оперативники спецагент, славящийся, как и Джеймс Бонд, тяжелым характером, получает шанс реабилитироваться, когда раздосадованный неудачными операциями генерал ФСБ требует подать ему "что-нибудь из разряда чудес". Владимир Епифанцев сам по себе достаточно чудесная личность, заслуживающая лучшей участи, чем "Непобедимый", но с его присутствием можно смотреть даже такие фильмы с сомнительной родословной, восходящей в данном случае к телесериалу "Родина ждет".

Задуманный режиссером и сценаристом Олегом Погодиным сначала как сериал "Родина ждет-2", "Непобедимый", некоторое время носивший рабочее название "Человек востока", в процессе превращения в кинофильм от сериальных рудиментов полностью так и не избавился. По его неспешному ритму чувствуется, что у героев слишком много времени для выяснения отношений, а главное — для идеологических дискуссий о том, кто бы лучше смог обустроить Россию: сидящие на нефти и газе олигархи или раскулачивающая их кровавая гебня.

Гебню, хоть и кровавую, зато честную, принципиальную и неподкупную, представляет герой Епифанцева, а от лица скользкой, изворотливой и циничной, но в глубине души мечтающей поднять Россию олигархии выступает подвергшийся слегка карикатурному объевреиванию Сергей Астахов в роли приспешника некоего заберложившего в Лондоне Гены Соркина. Самого олигарха авторы фильма решили не показывать, не то из соображений экономии (ему ведь пришлось бы обеспечивать обстановку порочной роскоши), не то рассудив, что пренебрежительная фамилия сама все говорит о его мусорной сущности подобно тому, как исчерпывающе характеризует героя Епифанцева фамилия Кремнев.

Вытащив своего клиента из шкафа его мальтийской виллы, Кремнев выслушивает от него упреки в топорной работе (а в сравнении с Бондом наш непобедимый удалец производит гораздо больше шума и пыли, чтобы можно было признать эти упреки справедливыми) и, обидевшись, складирует его в багажник красного родстера, который он методично угоняет по ходу фильма несколько раз. Путь до Москвы не близок и полон превратностей, поэтому между мужчинами проскакивают слабые искры человеческих отношений, которые складываются несколько монотонно и без особых психологических сюрпризов.

Олигархический прислужник при малейшей возможности пытается убежать, чекист догоняет его и то просто бьет по морде, то больно хватает за гениталии и, наконец, для надежности простреливает ногу. В ответ подконвойный пытается сразить оппонента интеллектуальным превосходством: дразнит его выпускником института физкультуры, издевается над его слишком толстыми бутербродами и машет перед носом томиком "Цветов зла", но Кремнев отнимает у него декадентскую книжонку и на чистейшем французском читает "стишата про дохлую лошадь", после чего делает убийственное культурологическое обобщение: "Вот потому, что падалью восхищаетесь, и страну в дерьмо втоптали".

Вообще персонажи "Непобедимого" большей частью разговаривают либо публицистическими штампами, либо конспиративными паролями, либо рекламными слоганами (когда включается product placement одной телефонной компании), причем различить первое, второе и третье не всегда легко. Но, возможно, именно потому, что с обеих сторон звучат одинаково штампованные, стереотипные аргументы, авторам и удается сохранить паритет в споре между олигархией и спецслужбами: и те, и другие выглядят одинаково беспомощно и неуклюже в своей демагогии о благе России, которое представляется тем более недостижимым, чем больше о нем говорят.

Диалог типа "Вы, ребята, власть в стране хотели завоевать. — Мы с Генкой мечтали страну поднять" представляет собой заведомо патовую ситуацию, из которой непобедимый герой Епифанцева, уставший думать, кто прав, кто виноват, находит в финале весьма неожиданный и парадоксальный, но, видимо, самый приятный выход: бросить все, с наслаждением поджечь обломившийся ему в качестве принудительной взятки домик в Карелии и уйти в лес под песню "Есть только миг между прошлым и будущим".



Комментарии
Профиль пользователя