Коротко


Подробно

Немецкое сценическое чудо

Театральный фестиваль "Сезон Станиславского"

рассказывает Роман Должанский


Фестиваль "Сезон Станиславского" был задуман как смотр работ лауреатов одноименной премии прошлых лет или года нынешнего: церемония вручения награды обычно завершает этот небольшой фестиваль. Что касается московских спектаклей, включенных в "Сезон", то тут принцип строго соблюдается, но для того чтобы увидеть работы Камы Гинкаса или Петра Фоменко, никакого фестиваля не требуется. Поэтому интереснее, конечно, гастролеры. "Макбета" Эймунтаса Някрошюса Москва уже видела несколько раз, так что его везут для совсем уж нерасторопных зрителей. Что, впрочем, не отменяет того факта, что этот шекспировский спектакль литовского мастера почти шедевр.

Большинство же гастрольных спектаклей поставлено режиссерами, не являющимися лауреатами премии. Но пенять надо не организаторам, а жюри премии: давно могли бы наградить ею Томаса Остермайера, одного из лучших режиссеров Европы, художественного руководителя берлинского театра "Шаубюне". Правда, на сей раз он приезжает в Россию со спектаклем другого не менее знаменитого театра — мюнхенского "Каммершпиле". Это театральный ремейк культового фильма Райнера Вернера Фассбиндера "Замужество Марии Браун". Вообще, женская тема давно занимает режиссера Остермайера. Его лучшими постановками признаны "Нора" и "Гедда Габлер" по пьесам Ибсена, он ставил Теннеси Уильямса, да и в современной драматургии, одним из лучших интерпретаторов которой он считается, женские характеры часто выходят на первый план.

В спектакле "Каммершпиле" есть только одна актриса, она играет заглавную героиню. Четверо других — мужчины, исполняющие в этой истории все остальные, в том числе и остальные женские, роли. Парик, кофточка или корсет, походка — и вот уже только что умерший немолодой любовник главной героини превращается в его надменную душеприказчицу, сообщающую о завещании, а официант из ресторана — в мать Марии Браун. Взгляд Остермайера отстранен и исполнен внятной иронии: актеры не только играют разных персонажей, но и читают ремарки, а весь спектакль с его многочисленными местами действия разыгрывается в единой декорации Нины Ветцель — огромной гостиной в духе 1950-х годов, с портьерами вместо стен и двумя дюжинами стульев. Томас Остермайер не случайно выбрал произведение, которое не обозревает женскую судьбу, но посвящено вполне конкретному периоду — первому послевоенному десятилетию Восточной Германии, периоду так называемого немецкого экономического чуда. Режиссер, привыкший придавать внятную социальную окраску всем своим спектаклям, насмешлив и недобр. Он вводит в пролог спектакля кадры нацистской хроники и письма простых немок душке-фюреру. Дорога, ведущая к Марии Браун от другой Браун — Евы, в спектакле Остермайера не проложена, но угадана.

Остается надеяться, что на фоне "Марии Браун" не потеряются прочие участники фестиваля, по неясной прихоти собранные в единую афишу: иранский спектакль "Квартет: путешествие на север" и две постановки самарского театра "СамАрт" — "Таланты и поклонники" в режиссуре питерца Анатолия Праудина и "Palimpseston, или Одно вращение спектакля вокруг своей оси", театральное сочинение молодого московского режиссера Константина Богомолова.

Расписание на странице 51


Тэги:

Обсудить: (0)

Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

Социальные сети

обсуждение