Коротко

Новости

Подробно

Клюква по-флотски

"Первый канал" мифологизировал адмирала Колчака

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 22

Премьера кино

Числом больше тысячи копий на экраны страны наступает "Адмиралъ" — новейший блокбастер "Первого канала". Вместо страха перед этой воинственной армадой чувство внезапной грусти испытал посетивший пресс-показ АНДРЕЙ Ъ-ПЛАХОВ.


Журналистам раздавали красивый буклет, на последней странице которого нарисована победная кривая: произведенные каналом фильмы, от "Ночного дозора" до "Иронии судьбы", взмывают цифрами посещаемости по вертикальной оси вверх, все выше и выше. "Адмиралъ" явно претендует совершить еще один скачок, превзойти рекорд в 50 долларовых миллионов. Что, глядишь, ему с божьей помощью и удастся.

Нет ничего худого в том, чтобы рассказать народу, вскормленному на крови белогвардейцев, об адмирале Колчаке и его попытках спасти Россию от большевизма. Продюсерский расчет виден в том, чтобы подпереть историю мелодрамой. Благо, в жизни Колчака была женщина, заменившая скучную законную жену, ставшая в своих шляпках и соболях боевой подругой адмирала и попросившая, когда его брали под стражу, арестовать ее вместе с ним. Женщину звали Анна Тимирева, она пережила своего возлюбленного на полвека и успела даже поработать статисткой и советчицей по этикету на экранизации "Войны и мира" — чем не элегантный кинематографический эпилог для русского "Титаника".

Он и подвиг создателей "Адмирала" выпустить на начальные титры и в финал Федора Бондарчука в роли собственного отца. Это также намек на то, что и в новом историческом эпосе все замешано на чистом сливочном масле, а кадровый состав представляет собой cream of the creams отечественной кинематографии. На самом деле сливки взбиты не до конца. Режиссер "Адмирала" Андрей Кравчук (чьей визитной карточкой стала довольно милая лента "Итальянец") — пока еще не Бондарчук, даже младший. Исполнители основных ролей — Константин Хабенский, Елизавета Боярская, Сергей Безруков, Егор Бероев и Виктор Вержбицкий, изобразивший блицпортрет Александра Керенского,— лица "Первого канала", но не всех с уверенностью причислишь к первому актерскому эшелону. Даже если на подмогу брошен Николай Бурляев в образе Николая Второго с иконкой святого Иова: аккурат перед своим свержением он вручает ее Колчаку, готовя его к участи нового великомученика.

Сценаристы Владимир Валуцкий и Зоя Кудря — люди опытные, но за некоторые написанные ими реплики похвалили бы разве что на первом курсе ВГИКа. Например, Анна Васильевна говорит Александру Васильевичу: "Кажется, у вас в жизни только одна любимая женщина — это вода". И слышит в ответ: "Вы же отлично знаете, что это не так". Константин Хабенский при этом страдальчески поводит бровями. Больше ничего не скажу, поскольку пристрастен к этому артисту с тех пор, как он сыграл в "Убойной силе" моего однофамильца Плахова. Впрочем, все это не имеет особого значения, ибо никакие фигуры сценаристов, режиссеров и даже актеров в этом сугубо продюсерском проекте как самостоятельные единицы не предусматриваются. Поэтому и будем рассматривать фильм как глобальный концепт.

В этом концепте главными злодеями выступают не красные, не восставшая чернь, которую просто-напросто попутал бес (до этого она имела вполне добродушный вид усатых русских матросов), и даже не евреи-чекисты, а засланные казачки — коварные иностранцы. Это не выдумка, что в выдаче Колчака большевикам свою роковую роль сыграли представитель Антанты французский генерал Жаннен (Ришар Боринже) и руководство Чехословацкого корпуса, но данный исторический факт преподнесен с особым сладострастием. Зато другие факты, которые грозили бы развеять романтический флер вокруг главного героя, умалчиваются. И массовый террор, учиненный колчаковцами, в итоге оттолкнувший от них крестьян. И то, что Александр Васильевич был человек, мягко говоря, неоднозначный: недаром даже влюбленная Тимирева называла его "химерой в адмиральском мундире". Пытливый ученый-исследователь, ярый и не слишком дальновидный политик-националист — и вообще персонаж куда более любопытный, нежели это показано в фильме.

Имидж белогвардейца претерпел длительную эволюцию в отечественном кино. Приходится признать, что наиболее объемен он был в позднесоветских, идеологически невыдержанных фильмах, когда на это амплуа были заряжены Олег Стриженов, Александр Кайдановский и другие породистые артисты. То была золотая середина между негодяями-выродками и ангелами с крылышками: как первое, так и второе — две стороны исторической неправды.

Другая характеристика продюсерского концепта "Адмирала" — постановочный размах и качество. Выстроенный в натуральную величину макет миноносца, боевые съемки в тяжелейших погодных условиях, "психическая атака" под началом генерала Каппеля, призванная посоперничать с классическим эпизодом "Чапаева", выписанный из Голливуда легендарный монтажер Том Рольф — такова мифология проекта, преподнесенная на большой лопате. Удивительным образом она разбивается об экранную реальность: кино выглядит виртуальным продуктом, смакетированным на компьютере.

Многое включая тенденциозность и техническое несовершенство можно было бы простить, если бы срабатывала химия отношений адмирала и его прекрасной дамы, одержимых нешуточной страстью. Но и они кажутся виртуальными в той же степени, как в сорокалетней давности ленте Евгения Матвеева "Почтовый роман" — такой же историко-революционной мелодраме, только вместо белого адмирала героем был красный морфлотовец Петр Шмидт, тоже очень романтичный и тоже расстрелянный за свои убеждения. Но там любовь развивалась главным образом в письмах, в данном же случае от военно-полевого романа ждешь не только крови, но и плоти.


Комментарии
Профиль пользователя