Коротко

Новости

Подробно

Любимые промыслы любимого руководителя

Журнал "Коммерсантъ Власть" от , стр. 42

Россия и Южная Корея достигли соглашения о строительстве газопровода, труба которого, как ожидается, может быть проложена по территории КНДР. Если проект будет реализован, то страна, которая в условиях международной изоляции зарабатывает ядерным шантажом, наркоторговлей, рэкетом и подделкой долларов, получит законный и стабильный источник дохода.


Страна запустения


Подписав меморандум о взаимопонимании, который ляжет в основу договора о строительстве газопровода, председатель совета директоров "Газпрома" Алексей Миллер и глава южнокорейской компании Kogas Ли Бен Хо договорились, по сути, только об одном: что к 2015 году Россия станет одним из крупнейших поставщиков газа в страдающую от нехватки дешевых энергоресурсов Южную Корею. По предварительным подсчетам, российский газ обеспечит около четверти южнокорейских потребностей. Однако самое интересное в этом проекте — где именно пройдет газопровод — пока на стадии обсуждения.

Москва и Сеул рассматривают разные варианты, например строительство на Дальнем Востоке завода для сжижения газа и перевозки его танкерами или прокладку газопровода по шельфу вдоль береговой линии Корейского полуострова. Однако самое простое и удобное решение — проложить трубу по территории Северной Кореи. Конечно, это грозит, говоря дипломатическим языком, немалыми политическими рисками: КНДР представляет собой закрытое милитаристское государство, правительство которого много раз на деле доказывало, что способно на непредсказуемые поступки. Зато для Северной Корее прокладка газопровода — это прибыльный инфраструктурный проект, который сможет стать источником стабильного дохода и помочь снизить экономическую зависимость от Южной Кореи.

Южнокорейское правительство активно поддерживало северного соседа все последние годы, снабжая его не только гуманитарной помощью, но и финансовой. Без нее Северная Корея, скорее всего, уже давно пережила бы полный обвал экономики, чреватый политическим кризисом не только внутри страны, но и на всем Корейском полуострове. Из-за многочисленных экономических санкций и непропорционального распределения средств (которые в основном идут на нужды армии и высшего госаппарата) КНДР сейчас оказалась в ужасающем положении. В стране почти отсутствует промышленное производство, полезных ископаемых крайне мало, а сельское хозяйство находится в перманентном кризисе. К тому же КНДР испытывает острую нехватку энергоресурсов и, что наиболее важно, иностранной валюты.

Все последние десятилетия КНДР испытывает огромный дефицит торгового баланса: только в прошлом году он составлял более $2,7 млрд. Некоторую его часть КНДР компенсирует гуманитарной помощью и средствами, высылаемыми северокорейцами из-за рубежа. Однако, по оценкам экспертов, основной северокорейский источник валюты, если не считать финансовых вливаний, которые страна получает, шантажируя мировое сообщество своей ядерной программой, — различные нелегальные операции от торговли наркотиками и подделки валюты до рэкета.

Страна маковых полей


Поскольку власти Северной Кореи успешно блокируют распространение информации о своих внутренних делах, сведения о производстве наркотиков в КНДР отрывочны и приблизительны. Тем не менее за последние несколько лет было накоплено достаточно данных (поступающих в основном от политических беженцев), чтобы с уверенностью утверждать, что северокорейское правительство контролирует выращивание опиумного мака.

Джу Сон Ха, бывший преподаватель, бежавший из КНДР, рассказывал, что в его учебном заведении занятия обычно заканчивались в середине дня, после чего он выводил студентов на сбор, как это официально называлось, цветков белых колокольчиков. В поле он со своими учениками проводил не менее четырех-пяти часов в день. Разумеется, собирали они вовсе не колокольчики, а маки, которые потом использовались для производства героина.

По некоторым оценкам, в КНДР маковые поля занимают от 4000 до 7000 га, в основном на севере страны. Это позволяет производить до 50 тонн опиума-сырца в год, которых достаточно для выработки 5 тонн героина. И хотя в мировых масштабах это почти ничто, продажи героина за рубеж оказываются хорошим источником дохода для северокорейского правительства. С 1970-х годов более 20 дипломатов из КНДР были арестованы за участие в контрабанде наркотиков как в азиатские, так и в европейские страны. В последние годы, правда, никаких крупных разоблачений не происходило. Госдепартамент США, тем не менее, заявил в этом году, что, "несмотря на отсутствие каких бы то ни было частных инцидентов контрабанды наркотиков с участием северокорейского правительства в последнее время, склонность КНДР к преступной деятельности может проявляться в широких организованных масштабах".

В Китае проблема северокорейских наркотиков официально признана властями: в 2006 году заместитель главы бюро общественной безопасности Китая Мэн Хунвэй требовал решительных мер против северокорейских наркоторговцев, которые работали в китайской провинции Цзилинь. Существует версия, что благодаря налаженным связям между северокорейскими и китайскими преступными группировками, героин, произведенный в КНДР, зачастую распространяется с территории Китая и воспринимается как китайский.

Наркотики из КНДР находят широкий сбыт и в Японии, хотя там чаще всего обнаруживают не героин, а синтетические вещества, например метамфетамин. Специалисты говорят, что северокорейские синтетические наркотики отличаются высочайшим качеством. За последние пять лет японским властям удалось обнаружить более полутора тонн кристаллизованного метамфетамина из Северной Кореи. По примерным подсчетам, доля подобных веществ из КНДР на японском рынке может достигать 30%.

Страна фальшивых денег и сигарет


Судя по всему, чтобы удовлетворить свои потребности в валюте, власти КНДР готовы пойти даже на то, чтобы производить эту валюту самостоятельно. По словам Леонида Петрова, научного сотрудника Института Азиатско-Тихоокеанских исследований при Австралийском национальном университете, фальшивые деньги выпускались в КНДР уже 20 лет назад: "Еще в 1980-х годах в Пхеньяне существовала мастерская по изготовлению поддельных долларов, которые потом распространялись за рубежом, в том числе в Советском Союзе, а после его развала и в СНГ".

Наибольшую известность северокорейские фальшивомонетчики получили около пяти лет назад, когда Соединенные Штаты обнаружили на мировом рынке поддельные стодолларовые банкноты, практически неотличимые от настоящих. За высокое качество американские финансовые чиновники даже стали называть их супербанкнотами. В производстве супербанкнот США обвинили Северную Корею: на это указывали сообщения бежавших из страны диссидентов, а также то, что северокорейских чиновников за рубежом несколько раз ловили при попытке расплатиться ими. По данным министерства финансов США, более двух третей всех фальшивых долларов, обращающихся в мире,— это купюры северокорейского производства.

Власти Северной Кореи, естественно, отрицают все обвинения. Некоторые эксперты даже склонны им верить. Для производства поддельных банкнот такого качества, говорят они, необходимо крайне дорогое оборудование, и прибыль от распространения банкнот, которую оценивают в $15-25 млн в год, вряд ли может покрыть расходы на их производство.

"Если кто-то подделывает наши деньги, мы хотим, чтобы они перестали это делать. Мы агрессивно заявляем северокорейцам: не подделывайте наши деньги". Правительство КНДР, судя по всему, проигнорировало эти слова Джорджа Буша, сказанные два года назад — представители американского министерства финансов в апреле этого года заявили, что супербанкноты продолжают появляться на рынке.

"Это правительство ясно показало, что готово продавать что угодно кому угодно",— сказал как-то бывший сотрудник Пентагона Дэн Блументаль. Это не совсем точно: северокорейские власти внедряются только в самые прибыльные сферы торговли. Помимо подделки денег это торговля фальшивыми сигаретами, приносящая даже больший доход, чем фальшивомонетничество. Этот бизнес, по разным подсчетам, приносит КНДР от $520 млн до $720 млн в год. В этом году госдепартамент США сообщил, что "продолжающиеся крупномасштабные поставки контрафактных сигарет с территории КНДР говорят о том, что прибыльная торговля поддельной табачной продукцией вытесняет более рискованный бизнес по распространению наркотиков".

Страна обманутых соотечественников


Среди немногочисленных легальных источников доходов КНДР важное место занимают денежные переводы от северокорейцев, находящихся за рубежом. Исторически наиболее влиятельной группой экспатриантов является "Чхонрен", которая еще называется Ассоциацией северокорейских граждан в Японии. В эту организацию входят в основном потомки переселенцев с севера Корейского полуострова, которые во времена колониального правления Японии переехали или были перевезены в метрополию для выполнения тяжелой работы. После второй мировой войны переселенцам отказали в японском гражданстве, и они сформировали общину северокорейских подданных. "Чхонрен" появилась в 1955 году и сразу присягнула правительству Ким Ир Сена.

В список официальных сфер деятельности "Чхонрен" входит защита прав, культуры и национальной идентичности проживающих в Японии северокорейцев. Организация построила несколько десятков детских садов, школ и высших учебных заведений, где обучение ведется по программе, подготовленной в КНДР. В рамках "Чхонрен" существует несколько банков и бизнес-структур, которые должны помогать северокорейцам с ведением дел в Японии.

Однако в "Чхонрен" существует и обширная теневая структура, которая, как считают некоторые исследователи, занимается вымогательством, заставляя членов организации переводить деньги в Северную Корею. ""Чхонрен" раньше работала на благо северокорейцев в Японии, но сейчас она превратилась в группировку, которая вытягивает деньги из граждан КНДР,— говорит Пак Ду Чжин, глава Корейского международного института, до 1975 года входившего в состав ассоциации, и добавляет:-- "Чхонрен" это организация Ким Чен Ира, база для его агентов".

За всю свою историю "Чхонрен" заработала мрачную репутацию: на ее счету похищения японских граждан в 1970-1980-е годы, а также множество случаев заманивания северокорейцев из Японии назад в КНДР. С помощью сети школ и вузов ей успешно удавалось убеждать северокорейских экспатриантов в том, что КНДР процветает и по возвращении домой их ждет счастливая жизнь. "Северной Корее было выгодно посылать в Японию небольшие суммы на нужды "Чхонрен" и с ее помощью поддерживать позитивный имидж, чтобы люди с деньгами ехали в Корею. А там их можно было раскулачить",— объясняет Леонид Петров. По программам репатриации, которые действовали с конца 1950-х по 1980-е годы, несколько десятков тысяч северокорейцев покинули Японию. За все последующие поездки в Японию или приглашение знакомых репатрианты должны были платить значительные суммы, которые поступали в копилку северокорейского правительства. Однако в последнее время правительство КНДР уже не так активно привлекает своих соотечественников: в Японии у них больше возможностей заработать, и часть заработанного с помощью "Чхонрен" обязательно найдет дорогу в КНДР.

Точная сумма ежегодных переводов из Японии в Северную Корею неизвестна, но большинство экспертов говорит, что она превышает $100 млн. В 1990-е годы, впрочем, было значительно больше: по разным оценкам, от $600 млн до $2 млрд. Сокращение объясняется прежде всего тем, что численность "Чхонрен" постоянно уменьшается. В 1975 году в нее входили 275 тыс. человек, а сейчас — не более 100 тыс. человек: все меньше живущих в Японии северных корейцев склонны верить в идеи чучхе.

По свидетельствам бежавших из страны северокорейских чиновников и бизнесменов все нелегальные государственные доходы проходят через так называемое Бюро 39 Центрального комитета Трудовой партии Кореи. Оно было создано в 1970-х годах, чтобы контролировать поступление твердой валюты в КНДР. Сейчас в ее сферу деятельности входят практически все торговые операции с другими государствами — от продаж экзотических грибов и женьшеня и до торговли наркотиками и поддельными сигаретами. Считается, что Бюро 39 — это своего рода личный финансовый орган Ким Чен Ира, обеспечивающий главу КНДР валютой. "Если вы уничтожите Бюро 39, вы можете погубить Ким Чен Ира,— говорит один из бизнесменов, покинувших страну,— Без него Ким Чен Ир не сможет сохранить за собой лидерство в Северной Корее".

Несмотря на то, что в руках правительства Ким Чен Ира до сих пор остаются крайне прибыльные нелегальные источники дохода, страна по-прежнему находится на грани экономического коллапса. По свидетельствам высокопоставленных северокорейских беженцев, средства от продажи наркотиков и поддельных сигарет, а также денежные переводы из-за рубежа, как правило, большей частью оседают во властных кругах и служат гарантией их лояльности Ким Чен Иру.

Помощь от Южной Кореи, исправно поступавшая последние десятилетия, тоже оказалась под вопросом. В феврале президентом Южной Кореи стал Ли Мен Бак, который в своей инаугурационной речи дал понять, что при его правлении помощь будет выделяться, только если КНДР откажется от своей ядерной программы.

Именно в этом контексте следует рассматривать проект газопровода Россия--КНДР--Южная Корея. Возможно, он поможет сделать реальностью то, о чем говорил президент Ли Мен Бак: "Воссоединение Северной Кореи с Южной — это та мечта, которую на протяжении долгого времени лелеют 70 миллионов корейцев". Но возможно и то, что экономические дивиденды от газопровода всего лишь позволят северокорейскому режиму еще на некоторое время оттянуть неизбежное.

ЕГОР НИЗАМОВ


Комментарии
Профиль пользователя