Коротко


Подробно

Восстановление без границ

Южная Осетия начинает интеграцию в Россию

В восстановление Южной Осетии вчера активно включился мэр Москвы Юрий Лужков — он заложил камень в строительство коттеджного поселка в бывшем грузинском анклаве на территории республики. Вчера же на закрытом совещании у президента Эдуарда Кокойты был обсужден проект новой железной дороги, которая должна не только стать альтернативой Рокскому тоннелю, но и ускорить интеграцию Южной Осетии в Россию.


Камень мира и кепка созидания


О своих планах в Южной Осетии мэр Москвы Юрий Лужков, прибывший вчера в Цхинвали, заявил еще накануне в Северной Осетии. Там господин Лужков сообщил журналистам, что московская мэрия на собственные средства намерена построить в Цхинвали поселок коттеджного типа со школой, детскими садами и торговым центром. Этот подарок господин Лужков намеревался сделать "в знак глубокого сочувствия людям, которые подверглись агрессии со стороны Саакашвили и его режима".

А чтобы сократить расходы, предприимчивый градоначальник предложил использовать грузинскую военную инфраструктуру на северной окраине Цхинвали в качестве строительных складов. "Раньше эти помещения занимали военные. И в этом отношении мы как мирное государство, в том числе и символически, перекуем мечи на орала",— пообещал мэр.

Перековывать мечи господин Лужков начал уже вчера. На центральной площади Цхинвали он заявил о новой эре созидания в жизни Южной Осетии и благословил на созидательную деятельность ее президента Эдуарда Кокойты, подарив ему свою знаменитую кепку. Господин Кокойты не остался в долгу, одарив гостя широкополой осетинской шапкой из белой шерсти. Правда, ни тот, ни другой надевать подаренные головные уборы не стали.

Сразу после этого господа Лужков и Кокойты отправились на северную окраину Цхинвали, в село Тамарашени, где на месте будущего коттеджного поселка заложили первый камень. Тамарашени сегодня — это пустое полуразрушенное село. Именно здесь, по словам мэра Лужкова, "в скором времени" будет город-сад. Если вспомнить, что до августовской войны села грузинского анклава Тамарашени и Ачабети украшали ультрасовременные кинотеатр и торговый центр, построенные тут грузинскими властями, то выбор московскими и осетинскими властями места под стройку нового микрорайона неслучаен — возможно, таким образом грузинскому президенту хотят показать, что этот анклав уже никогда не будет контролироваться Тбилиси.

Именно здесь господин Лужков решил провести "диспетчерское совещание". Отправляясь на него, мэр Москвы уточнил, что проходить оно будет в казармах, построенных американцами для грузинских военных. Видимо, тот факт, что московская мэрия будет использовать в своих целях американские инвестиции, придавал мероприятию особое очарование.

Пока господин Лужков строил планы по использованию грузинских территорий, парламент Южной Осетии ратифицировал договор о дружбе, сотрудничестве и взаимопомощи с Россией. Этот документ узаконивает строительство военных объектов и размещение российских военных баз на территории республики.

Место будущей базы под Цхинвали господин Лужков тоже осмотрел, но уже без журналистов. Она будет размещаться совсем рядом с новым коттеджным поселком на территории грузинского анклава. Мотострелковая бригада будет сформирована на базе полка 58-й армии, который уже прибыл и развернул палаточный лагерь. В ближайшее время, как пообещал на закрытом совещании президент Кокойты, "Спецстрой" Минобороны РФ приступит к строительству базы и семейного общежития для военнослужащих. Разместив на своей территории российскую военную базу, Южная Осетия, по мнению господина Кокойты, может спать спокойно.

Дорога к единству


Вчера же на закрытом совещании господа Лужков и Кокойты обсудили проект новой железной дороги, которая "должна стать альтернативой Рокскому тоннелю и соединить Южную Осетию с Россией". То, как долго обсуждался проект, свидетельствовало, что власти России придают ему важное значение. По сути, строительство железной дороги между Северной Осетией и Южной упрощает процесс интеграции республики в состав России.

Как пояснили "Ъ" в правительстве Южной Осетии, "пока Южную Осетию и Россию связывает только узкий Рокский тоннель, который грузины могут блокировать, отношения между Москвой и Цхинвалом не могут полноценно развиваться". Стало быть, интеграция Южной Осетии в Россию может состояться только после того, как транспортная магистраль будет построена. Президент ОАО РЖД Владимир Якунин вчера подтвердил, что знаком с этой идеей, однако назвать сроки осуществления замысла затруднился, сообщив, что проекта дороги пока нет. Впрочем, судя по тому, с какой частотой зазвучали в последнее время заявления об интеграции Южной Осетии в Россию, речь идет о предельно сжатых сроках.

На прошлой неделе премьер РФ Владимир Путин заявил о необходимости скорой ликвидации границы между Южной Осетией и Северной. Вслед за премьером на эту тему высказался и московский мэр, заявивший, что "де-факто вхождение Южной Осетии в состав Российской Федерации свершилось" и что осталось закрепить этот процесс юридически. Тему подхватил и господин Кокойты, для которого объединение двух Осетий, похоже, стало делом жизни. "Южная Осетия, которая объединится с Северной,— это мечта каждого осетина",— заявил он на днях.

Впрочем, эту мечту разделяют, похоже, далеко не все осетины. Во всяком случае в Северной Осетии к идее объединения подходят с осторожностью. Во Владикавказе всерьез опасаются, что объединение Осетий приведет к необходимости определения единого осетинского лидера, на роль которого, конечно, будет претендовать Эдуард Кокойты. Это, разумеется, не устраивает североосетинскую элиту, которая может лишиться своего влияния. Неслучайно, что президент Северной Осетии Таймураз Мамсуров в последнее время часто говорит о "независимом государстве Южная Осетия".

— Кокойты очень хочет объединения, и он бы оттеснил Мамсурова,— считает североосетинский политолог Руслан Макаев.— В Северной Осетии, как и на всем Кавказе, развита клановость, и здесь чиновники очень не любят Кокойты. Неслучайно, когда родственники задержанных в Южной Осетии братьев Козаевых устроили пикет на главной площади Владикавказа у Дома правительства, охрана их не прогнала, а даже вынесла воду и разрешила стоять. Обычно в таких ситуациях митингующих быстро разгоняют, но в тот раз было очевидно, что власти Северной Осетии хотят, чтобы побольше людей узнало об этой неприглядной для господина Кокойты истории.

Правительство, которого нет


За торжественным пребыванием в Южной Осетии мэра Лужкова на второй план отошла одна важная проблема — юридическое отсутствие правительства Южной Осетии, отправленного господином Кокойты в отставку почти месяц назад. По сути, именно этот фактор является главной причиной того, что в республике до сих пор не ликвидированы последствия войны — не выплачены компенсации за утраченное жилье, не налажена подача воды в жилые кварталы, не решена до конца проблема обеспечения жителей хлебом.

"Мы сами не понимаем, почему правительство до сих пор не сформировано,— поделился с "Ъ" один из южноосетинских чиновников.— Обычно на смену и утверждение правительства уходит максимум неделя. А тут уже месяц. Из-за этого работа идет медленнее, люди не знают, останутся ли они в правительстве или нет, все перекладывают друг на друга свои обязательства". На вопрос, почему формирование правительства происходит так медленно, власти Южной Осетии четкого ответа не дают.

В самой Южной Осетии появились слухи, что Эдуард Кокойты не хочет оставлять на правительственных должностях людей, которые в ходе войны отличились и оказались популярнее, чем он сам. Называют, в частности, секретаря Совбеза республики Анатолия Баранкевича, которому в день провозглашения независимости Южной Осетии на площади в Цхинвали досталось гораздо больше аплодисментов, чем президенту Кокойты. Главной заслугой господина Баранкевича называют то, что он, в отличие от президента Кокойты, не покинул Цхинвали во время боевых действий и даже лично подбил два грузинских танка. В Цхинвали не исключают, что в последние недели между российскими властями и господином Кокойты идет спор о необходимости работы в республике как самого Баранкевича, так и других предлагаемых Москвой чиновников. Совсем недавно в Южной Осетии заговорили о "новом назначенце Москвы" — руководителе управления Федеральной налоговой службы по Северной Осетии Асланбеке Булацеве. Однако спустя несколько дней стало известно, что эта кандидатура "не нашла поддержки у Кокойты".

"Бодание между федеральным центром и Кокойты по поводу правительства происходит главным образом потому, что у центра нет гарантий того, что выделенные средства пойдут по назначению,— заявил "Ъ" эксперт Фонда развития информационной политики Андрей Серенко.— В Москве понимают, что до сих пор контроля над расходованием средств в Южной Осетии не было, и сейчас центру важно, чтобы в Цхинвали у власти были люди, которым можно доверять. Но Кокойты это не очень устраивает".

Ольга Ъ-Алленова



Тэги:

Обсудить: (0)

Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение