Коротко

Новости

Подробно

Цена вопроса

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 9

Михаил Маргелов


председатель комитета Совета федерации по международным делам


Мир становится другим. Не буду перечислять все признаки изменений, они известны. После окончания холодной войны показалось, что окончилась и история. Тогда многие полагали, что осталось сделать какой-то один шаг и всюду в мире победят либерализм и свободный рынок. Росло ощущение, что все вот-вот начнут поклоняться одним ценностям, государственные суверенитеты ослабнут, а причины и поводы для конфликтов исчезнут вовсе. Такое представление исходило из того, что в будущем мир будет управляться исключительно мягкой силой, а место правительств займут институты гражданского общества.

Но "мировой аркадии" не получилось. Идут дебаты, каким он будет, мир в XXI веке,— останется у него один полюс или появится много полюсов, а, может быть, он станет вообще бесполюсным. Впрочем, каким бы он ни был, практика показывает: старая система мироустройства не работает, а международные институты лихорадит.

Россия — член Совета Европы с 1996 года. Этой старейшей европейской организации в будущем году исполнится 60 лет. В нашей прессе часто задают вопросы: зачем мы в этой организации, да еще в качестве одного из главных плательщиков, что это нам дает? Возможны два ответа. Или это площадка, которая дает возможность донести нашу точку зрения до других европейских стран, объяснить им нашу позицию по темам, где нет взаимного понимания. Или это ринг, где мы не столько разъясняем свои взгляды, сколько отчаянно сражаемся за них, и качество работы нашей делегации оценивается количеством одержанных словесных побед.

Сегодня авторитет Совета Европы в России низок как никогда. Это естественно для организации, которая всерьез рассматривает вопрос лишения российской делегации права голоса на время дебатов о грузино-южноосетинском конфликте. Это естественно для организации, глава которой после 8 августа поехал "за правдой" в Тбилиси, а не в Москву, а ряд докладчиков по этому конфликту заведомо во всем обвинили Россию. И поднялся весь донный ил страсбургской русофобии.

Нас уже лишали права голоса в 2000 году, наказали "за Чечню", за сохранение территориальной целостности России. В конце 2007 года российского представителя не пустили на пост спикера ПАСЕ, наказав за думские и президентские выборы, которые не понравились иностранным наблюдателям. А в общем за то, что мы русские. А сейчас нас пытаются наказать за силовое умиротворение политических наследников Сталина и Берии.

Конечно, мы не собираемся хлопать дверью, не поведемся на провокации. Мы отнюдь не меньшие европейцы, чем другие члены Совета Европы. И никакая формальность — состоим мы в Совете Европы или нет — это, понятно дело, не изменит.

Нашим европейским соседям пора привыкнуть, что Европа разная и нет одного общеевропейского аспирина для лечения общеевропейских головных болей. Заискивать мы не будем. А вопрос о том, надо ли нам оставаться главным плательщиком в Совете Европы, все чаще обсуждается в наших ответственных кругах.


Комментарии
Профиль пользователя