Коротко

Новости

Подробно

"Ясную поляну" занесло в степь

Лауреатом в главной номинации стал оренбургский прозаик Петр Краснов

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 22

Премия литература

В атриуме вспомогательного корпуса Большого театра вчера состоялась церемония вручения премии "Ясная поляна". На этот раз достойными имени Льва Толстого сочли оренбургского писателя Петра Краснова и литературоведа Людмилу Сараскину. Рассказывает ЛИЗА Ъ-НОВИКОВА.


Уже шестой раз жюри премии "Ясная поляна" продолжает поиск современных авторов, "чьи произведения проникнуты гуманистическими идеалами, составлявшими основу жизни и творчества Льва Толстого". Надо признать, что яснополянцы очень стараются не быть голословными. На церемониях вручения этой премии, которые неизменно ведут Фекла и Иван Толстые, помимо дежурных приветствий всегда произносятся доклады, находящие ниточку, которая связывала бы лауреатов с их великим предшественником. Если лауреат не тянет на "Войну и мир", то уж с "Филипком" что-нибудь общее наверняка имеет.

А пока в номинации "Яркое произведение современной прозы" выбирали из трех претендентов, оставшихся после отсева Александра Архангельского, Эдуарда Лимонова, Валерия Попова и еще 13 авторов. И опять же каждый претендент был выбран не без задней, толстовской мысли. Так, известный советский детский писатель Владислав Крапивин со своим сборником "Дагги-Тиц" олицетворяет детское наследие классика. Роман молодой писательницы Майи Кучерской "Бог дождя", в котором рассказывается о "запретной" любви филологической девушки к ее духовнику, соответственно, кивает на сложные отношения Льва Николаевича с православной церковью. Критик Валентин Курбатов, рекомендовав писательницу как "послушное дитя нашей церкви", увидел в ее спорном романе настоящую "толстовскую отвагу". Наконец, биография Александра Солженицына пера Людмилы Сараскиной, даже признанная жюри не документальным, а художественным произведением, вливала новую жизнь в давнее определение "какая глыба, какой матерый человечище". Стоит ли удивляться, что победила именно "глыба". Немалая по объему, подробнейшая биография Александра Солженицына, помимо прочего претендующая и на пьедестал премии "Большая книга", была удостоена премии $10 тыс. Майи Кучерской и Владислава Крапивина на церемонии не было, однако им пообещали подарки от соучредителя — компании Samsung. Людмила Сараскина, подчеркнув разницу между художественной литературой и нон-фикшн: "Какое счастье писать о вымышленных героях — никакой ответственности", все же уточнила, что замечательнее всего "быть автором книги о таком авторе, как Александр Солженицын".

Когда дошла очередь до главной номинации "Современная классика" ($20 тыс.), литературовед Игорь Золотусский, дежурно пройдясь по "верхушечной интеллигенции", что постоянно хоронит русскую литературу, завел сказ о крупном писателе, что живет далеко от Москвы и что в 1986 году выпустил повесть о том, "как дышит степь весной". Сюжет этой повести укладывается в одну фразу — это "внутреннее взросление человека, ощущающего свою связь с небом и землей". Однако публика никак не отреагировала на название повести "Высокие жаворонки". Тогда Игорь Золотусский все же подсказал, что имя того крупного писателя — Петр Краснов. Один из членов жюри, критик и писатель Павел Басинский напомнил корреспонденту "Ъ", что полный тезка атамана Петра Николаевича Краснова — 58-летний оренбургский писатель, возглавляющий местное отделение Союза писателей, что его главная тема — природа, а по стилю он близок другому яснополянскому лауреату — Виктору Лихоносову. То есть жюри удалось одновременно и вспомнить подзабытого автора, и показать, что премии важен не столько масштаб дарования, сколько верность традиции. Еще один лауреат этой премии — прозаик Антон Уткин, также пришедший на церемонию, только что снял документальный фильм, одним из героев которого как раз стал оренбургский деревенщик. В ответной речи Петр Краснов был лаконичен, он только несколько раз повторил, что "писательское дело тяжелое".

На самый финал организаторы припасли выступление заместителя министра культуры Андрея Бусыгина, который, продолжив тему истории России, начатую еще одним членом жюри — критиком Львом Аннинским, весьма своеобразно сравнил прошлое и настоящее. Господин Бусыгин напомнил, что в нынешние бесцензурные времена никто не заставляет одних писателей подписывать письма против других писателей. После таких слов стало тревожно, возникло ощущение, что вот именно теперь и заставят.

Универсальный гений Льва Толстого пока выдерживает любые сравнения. Вряд ли великий старец будет внакладе, если яснополянцы перестанут столь настойчиво проводить исключительно почвенническую, традиционалистическую линию и вспомнят, что их литературный идеал и сам не чуждался новаторства, что был кумиром не только постоянных авторов "Москвы" и "Нашего современника", но и, например, и символистов, и Александра Блока.


Комментарии
Профиль пользователя