Коротко

Новости

Подробно

Слепок музея и материализовавшийся архитектон

В Венеции презентовали новые проекты

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 22

Выставка архитектура

В Русском павильоне на архитектурной биеннале в Венеции прошла презентация двух масштабных московских проектов — музейного городка на Волхонке, разработанного бюро Нормана Фостера, и бизнес-школы "Сколково", придуманной менее именитым и более молодым британским архитектором — Дэвидом Аджайе. С подробностями из Венеции — МИЛЕНА Ъ-ОРЛОВА.


На презентацию проекта музейного городка ГМИИ имени Пушкина из Москвы прилетела сама Ирина Антонова. Видно было, что проект бюро Нормана Фостера директорше чрезвычайно нравится — она настойчиво предлагала журналистам поподробнее рассмотреть, каковы будут владения ее музея к 2019 году. По сравнению с весной 2007 года, когда фостеровская концепция реконструкции ГМИИ была впервые представлена правительству ("Ъ" писал о ней 24 ноября 2007 года), она обрела более конкретные очертания. А после того как 5 июня этого года было подписано постановление правительства РФ, строительство музейного городка, приуроченное к 100-летию музея, которое отмечается в 2012 году, кажется делом уже решенным.

Хотя по закону должен быть объявлен конкурс, никто на презентации не смог назвать имена возможных соперников британца. Единственного конкурента — Андрея Бокова, имевшего свое видение развития этой территории, включили в партнеры — его "Стройпроект-4" будет работать вместе с фостеровским бюро. По мнению Григория Ревзина, шансов, что кто-то сможет разработать достойную альтернативу за такой короткий срок, практически нет. К тому же попечительский совет музея, возглавляемый Михаилом Куснировичем, специально заказывал проект лорду Фостеру, и вряд ли у музея найдутся другие доброжелатели, готовые потратиться.

Самого Нормана Фостера на презентации, увы, не было, но был огромный макет, состоящий из двух слоев, где показаны все 12 зданий, которые будут входить в музейный квартал на Волхонке, плюс соединяющее их подземное пространство с положенными кафе, автостоянками и тому подобной инфраструктурой. Уже имеющиеся здания будут реконструированы в соответствии с музейными нуждами. Усадьба Вяземских-Долгоруковых, за которую музей долго боролся, превратится в картинную галерею XIX-XXI веков площадью 17 тыс. кв. м. Ирина Антонова заметила, что не теряет надежды воссоздать музей нового западного искусства с коллекциями Щукина и Морозова, закрытый в 1948 году и разделенный между ГМИИ и Эрмитажем, вернув в Москву картины из Эрмитажа. Этот этап должен быть закончен к юбилею музея в 2012 году.

Кроме того, директор ГМИИ мечтает о музее древнейших цивилизаций — Африки, Индии, Латинской Америки, Китая, который, возможно, разместится в нынешнем Институте философии. В перспективе до 2019 года также планируется построить на месте сталинской бензоколонки новый выставочный зал — в виде модернистского стеклянного цветка, а также реконструировать главное историческое здание музея. Что касается подземных пространств, то это выглядит самой радикальной частью замысла — не столько в отношении архитектуры, сколько в отношении инженерной сложности такого строительства в центре города. "Я надеюсь, что все будет закончено к моему 100-летию",— кокетливо подвела итог презентации Ирина Антонова, отметившая в прошлом году 85-летие.

Одновременно в этом же зале павильона презентовали проект московской школы управления "Сколково", которую уже начали строить около Марфина на Сколковском шоссе на площади 2,5 га. Этот проект, разработанный молодой британской знаменитостью Дэвидом Аджайе, фактически представляет собой воплощение утопических грез Казимира Малевича, рисовавшего "планиты для землянитов" — то есть дома для людей будущего. Кажется, что британец воспользовался моделью одного из малевичевских архитектонов для кампуса школы, где должны растить правильных управленцев.

Четыре футуристических корпуса установлены под разными углами на гигантский диск-холм, внутри которого размещаются общественные пространства,— по словам автора, "как натюрморт на тарелке". На макете здание выглядит так, как будто в Одинцовском районе приземлился инопланетный корабль. На вопрос "Ъ", знает ли он о плачевной судьбе всяческих футуристических домов-коммун и вообще памятников конструктивизма в России, господин Аджайе засмеялся и сказал, что у русского конструктивизма просто не было современных технологий, чтобы воплотить свои мечты, вот поэтому они и рушатся.

С точки зрения градостроительных задач "Сколково" представляет собой полную противоположность музейному городку. Возможно, если бы Ирина Александровна Антонова допустила бы малейшую возможность, что ее музейный городок может быть построен не на Волхонке, а в другом, гораздо более нуждающемся в культурном компоненте районе, в Москве мог бы появиться оригинальный новый музей, а не скучное и проблематичное копание очередного котлована в центре города. По крайней мере, как доказывает пример "Сколково", это только кажется, что у лорда Фостера по части таких проектов в Москве нет конкурентов.


Комментарии
Профиль пользователя