Коротко

Новости

Подробно

Правила игры

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 13

терпит руководитель отдела финансов Лиза Ъ-Голикова


Вчера на вечерней редколлегии наш главный редактор сообщил, что мы катастрофически поздно сдаем заметки в газету. Дедлайны срываются, газета не попадает в типографию вовремя, отчего служба распространения не может доставить тираж в розницу. То есть люди "Ъ" не читают. Задача — не срывать дедлайны, сдавать "то, что есть", но вовремя.

А что у нас есть? Вовремя — почти ничего. Последние дни весь деловой блок "Ъ" работает "на кризис". Участники рынка — против него. Банки, брокеры, биржи, регуляторы работают фактически круглосуточно. Мы знаем, что некоторые ньюсмейкеры выходили на работу в эти выходные, отделения банков и финансовых компаний работали по графику будних дней. Совещания в правительстве, ЦБ, Федеральной службе по финансовым рынкам, Минфине заканчивались глубоко за полночь. Люди в срочном порядке приезжали из отпусков, отменяли командировки. Трейдеры не уходили с рабочих мест. С 10.30 до 18.00 — торговали, после — пили. Я не преувеличиваю: у них "расширялись спрэды", и они снимали этот стресс.

В прошлую среду мы позвонили председателю правления крупного банка. Его секретарь сообщила, что не видела начальника трое суток. "Его что, нет в офисе?" — поинтересовались мы. "Нет, он просто не выходит из своего кабинета". Удивляться этому странно: мы знаем, что некоторые договаривались о решении своих финансовых проблем, пусть из-за стен кабинетов, но за несколько часов. А некоторые — о продаже гигантского инвестбизнеса за выходные. Это при том, что такие переговоры в обычной жизни ведутся много месяцев, а иногда — лет.

С газетными заметками то же самое. Важно же не то, чтобы собрать весь "трэш" с рынка, а сообщать новости, осторожно оглядываясь на последствия. Любая новость рассматривается под микроскопом. После того, как мы ее рассмотрели, времени на описание увиденного, увы, не всегда достает. Да, мы знаем двадцать три банка, у которых реальные проблемы, двенадцать брокеров, прогоревших на маржинальных кредитах. "Черные списки" появляются каждый день. Писать о них рискованно. Реальных доказательств нет, непроверенных сведений — море, потому что для многих кризис — это повод для пиара. Сейчас взять комментарий у ньюсмейкеров даже для безобидной заметки сложнее, чем если бы мы находились на разных планетах. Взвешивают каждое слово и требуют снять комментарии из уже сверстанных газетных полос.

Непросто сейчас, наверное, всем. Все попали на деньги — финансисты несут убытки, журналисты платят за сорванные дедлайны. У всех синяки под глазами: от недосыпа, никотина и "Блумберга" с его котировками, индексами и breaking news. Хорошо сейчас, по выражению одного влиятельного финансиста, только "людям с кэшем". Их не так много, но они есть. Скупают проблемные активы. Человеческие активы — еще пара недель — тоже станут проблемными. Впрочем, это будут уже не активы.

Еще хорошо тем, кто ничего о кризисе не знает. Я тут звала на работу одного автора — из другого делового издания. Автор выставил завышенные требования. Таким, я думаю, тоже хорошо: они, наверное, просто не в курсе, что в мире — полный блумберг.


Комментарии
Профиль пользователя