Коротко

Новости

Подробно

Дозор для гитары и флейты

Посвящение Рембрандту в Мальтийской капелле Петербурга

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 22

Концерт аутентизм

Русский фонд старинной музыки делает ставку на новые имена: в рамках XI международного фестиваля Earlymusic на сцене Мальтийской капеллы состоялся петербургский дебют нидерландского дуэта Эрика Босграафа (блок-флейта) и Ицхара Элиаса (барочная гитара). На концерте побывал ДМИТРИЙ Ъ-РЕНАНСКИЙ.


Гитаристу Ицхару Элиасу 31 год, флейтисту Эрику Босграафу и того меньше — 28. "Они не звезды, они — новое поколение. Те, кто идет на смену великим",— аттестует молодых нидерландских инструменталистов фестивальный буклет. Толика пафоса уместна: в Петербург заехала пара типичных представителей новой генерации европейских старинщиков. Не будучи зацикленными на ренессансно-барочном репертуаре, они играют много современной музыки, экспериментируют с электроникой и мультимедиа. После статусных фестивалей вроде Oude Muziek Utrecht с удовольствием оттягиваются в перформансах и воркшопах.

Кроме быстротечного обаяния молодости на петербургском рецитале Эрик Босграаф и Ицхар Элиас предъявили кое-что гораздо менее эфемерное — такого непринужденного мастерства флейтово-гитарного ансамбля энтузиасты Earlymusic со стажем не найдут даже на классическом виниле Рене Клеменчича и Андраша Кечкеша, выпущенном Harmonia Mundi еще в 1975 году. Утонченный драйв музицирования Босграафа с Элиасом прозвучал в стенах Мальтийской капеллы отзвуком средневековой дискотеки, учиненной здесь же на прошлогоднем earlymusic-фестивале затейниками из ансамбля Micrologus. Да и в личном зачете члены нидерландской сборной отрекомендовали себя как нельзя лучше. Чувственно-изысканные арабески аффектов Эрика Босграафа отсылают к исполнительской манере Бартольда Кейкена, а после первых сольных номеров Ицхара Элиаса стало очевидно, что сегодняшние гуру старинных щипковых за будущее барочной гитары могут не беспокоиться.

В программу петербургского концерта Босграафа--Элиаса вошла инструментальная музыка, созданная современниками великого художника: автора "Ночного дозора" помянули итальянцем Франческо Корбеттой, испанцем Сантьяго де Мурчиа и немцем Иоганном Шопом. Центральным событием вечера, впрочем, стало исполнение сочинений нидерландского композитора-флейтиста Якоба ван Эйка, опусы которого прослаивали всю концертную программу и срывали неизменные овации публики, до отказа заполнившей зал Мальтийской капеллы. А после завершавшей программу пьесы "Boffons" началось и вовсе всеобщее братание, на концертах Earlymusic случающееся по обыкновению лишь в случае приездов звезд вроде Густава Леонхардта или Майкла Чанса. Эти самые "Шуты" были исполнены с таким редкостным чувством музыкального юмора (чувством, которое, вообще-то, у музыкантов встречается до обидного редко), что заставили искренне рассмеяться даже чопорную Марию Леонхардт (великая скрипачка традиционно приехала на Earlymusic с мастер-классами). А это, знаете ли, дорогого стоит.

Почему, собственно, нидерландские дебютанты посвятили свою программу "Ночному дозору"? Почему выбрали именно эту картину Рембрандта? По всей видимости, не только потому, что это один из самых знаменитых его опусов. Свое нынешнее название картина, как известно, получила лишь в конце XVIII века за темноту лака. Он создавал обманчивое впечатление, что изображенные события происходят среди глубокой ночи. Когда в середине ХХ века картина была отреставрирована, оказалось, что на ней запечатлен ослепительно солнечный день. Так и с нашим отношением к старинной музыке. До earlymusic-революции мы привыкли думать, что это что-то выдающееся, но замысловатое, темное, тормозное. Но на самом деле она, прежде всего, свет. То есть мистика, конечно, мистикой, но никакой всемирной скорби.


Комментарии
Профиль пользователя