Коротко

Новости

Подробно

Премии архитектура

Лауреаты с окраин

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 22

Призеры XI Венецианской архитектурной биеннале

Международное жюри под председательством американского профессора Джефри Кипниса объявило призерами XI Mostra Internazionale di Architettura (XI Венецианской архитектурной биеннале) польский павильон, американского художника и чилийского архитектора (о церемонии см. "Ъ" от 15 сентября). На параде победителей архитектурной биеннале в Венеции побывал АЛЕКСЕЙ Ъ-ТАРХАНОВ.


Надо сказать, что жюри выискало своих лауреатов по закоулкам. Никто из них не стоит на первых местах и на главных аллеях. Лауреат "Серебряного льва" надежно спрятан на самом чердаке самого нелепо устроенного и запутанного павильона Джардини — итальянского, где посетителям обычно предлагается сборная архитектурная солянка. Второстепенный, но почетный лев, которым обычно поощряют молодых авторов, отдан в руки архитектора Алехандро Аравены из чилийской группы Elemental, проект которой называется "From sub.urbia to super.urbia".

Это история про то, как в Чили понимают национальный проект "Доступное жилье". Очень простая история, посыл которой таков: социальное жилье вытеснено на окраины, что делает его социальных жителей еще более асоциальными, потому что там нет ни досуга, ни работы, ни человеческой архитектуры. В центре городов дело, понятно, обстоит лучше, но уж больно дорога земля. Elemental представили проект супердешевой и суперплотной застройки, малоэтажной (никаких километровых башен "Чили") и показанной нарочито социально — в виде вырезанных из писчей бумаги разрисованных фасадиков и элементарных макетиков того, что придумано, и фотографий того, что уже сделано, положенных под стереоскопические очки. Получилась очень уместная, деликатная, демонстративно бедная и в то же время поучительная экспозиция. Другое дело, что все это даже у нас много раз видано, придумано, провалено, разворовано и ни в какие очки его не разглядишь.

Председатель Джефри Кипнис не обошел "Золотым львом" своего давнего друга, американского архитектора, дизайнера, философа Грега Линна. Любитель макулатурной фантастики и фильмов ужасов, толстый и бородатый уроженец Венеции (штат Калифорния, уточним), он известен и в архитектурном мире, и на биеннале. В 2000 году Линн был одним из авторов американского павильона. На этот раз он выставляется в первой сборной биеннале, в венецианском Арсенале, где показывает проект "Recycled Toys Furniture" — мебель, сплавленную из отслуживших свой век пластмассовых игрушек. "Когда мои дети Джаспер и Софи были маленькими, мы переводили неимоверное количество пластиковых игрушек,— говорит Грег Линн,— я решил из этого хлама делать мебель, архитектурные детали, дать ему вторую жизнь". На экране показано, как робот железной рукой терзает невинных собачек и уточек, превращая их в сложные цветные комки пластмассы, из которых выглядывает то глазик, то лапка, то хвостик. На эти зооморфные комки укладываются пластиковые же столешницы — и готова мебель для тех, кто не поленится сдать свою игрушечную лошадку на эту компьютеризированную живодерню.

Главный и самый желанный приз — "Золотой лев" за лучший национальный павильон — достался очень забавному польскому проекту "Hotel Polonia". Молодые кураторы Гжегож Пионтек и Ярослыв Трыбусь задались вопросом: что произойдет с современной архитектурой через полвека, когда она состарится, и возможно, изменит свое предназначение? Они пригласили архитектора Николаса Гроспьера и видеоартиста Кобаса Лаксу. Первый сфотографировал шесть недавно построенных в Польше зданий, второй обработал эти глянцевые образы, превратив их в мрачные антиутопии. Прошли десятилетия, и вот эти некогда блестящие здания обшарпаны, изгажены, завалены мусором. Они перестроены: университетская библиотека уступила место торговому центру, собор превратился в аквапарк, терминал варшавского аэропорта используется в качестве загонов для крупного рогатого скота и птичьего двора, небоскреб стал колумбарием, а модный многофункциональный офисный комплекс Metropolitan, построенный в 2003 году в Варшаве бюро Нормана Фостера, по воле художников и вовсе обернулся тюрьмой.

Молодые поляки затронули вопрос, который волнует архитекторов еще с тех времен, когда пенсионеры академий зарисовывали остатки имперского Рима. Вся романтическая архитектура жила идеей руин, идеей благородного старения. Неоклассика унаследовала эту заботу, а мастера спорили: ну хорошо, твои здания поэффектнее моих, но зато мои руины будут выглядеть красивее. Модернистская архитектура отвергла саму идею старости — ее прямые углы и хайтековские конструкции рассчитаны на вечную молодость, которая, увы, недостижима. Молодящиеся старички ветшали быстро и безобразно, смерть им была к лицу.

Эта умственная история представлена довольно изящно — в шести триптихах по стенам и двух кроватях в центре зала. Кровати — часть предложения по посмертной жизни зданий (проект называется "The Afterlife of Buildings"), в данном случае польского павильона, построенного в 1930-е годы. Его обшарпанный фасад с надписью "Polonia" художники дополнили неоновой вывеской "Hotel" и приглашают посетителей провести здесь ночь, "ведь в Венеции такие заморочки с гостиницами". Многие русские журналисты рады были бы воспользоваться этим приглашением, даром что сортир надо искать за углом. Но на фоне остальных антиутопий творческого коллектива это благородное предложение выглядело чистейшей утопией.


Комментарии
Профиль пользователя