Коротко

Новости

Подробно

Дело жизни после смерти

Журнал "Коммерсантъ Власть" от , стр. 52

На прошлой неделе новым главой Пакистана стал Асиф Али Зардари, вдовец самого харизматичного политика страны — Беназир Бхутто. Смерть жены открыла человеку, обвинявшемуся сразу в нескольких уголовных преступлениях, дорогу в президенты.


Неожиданный кандидат


До последнего момента никто не предполагал, что Асиф Али Зардари, почти не имеющий политического опыта, будет баллотироваться в президенты страны. Свои намерения Зардари держал в строгом секрете. После парламентских выборов, которые состоялись в феврале, возглавляемая им Пакистанская народная партия сформировала коалицию с Пакистанской мусульманской лигой (Н) бывшего премьера страны Наваза Шарифа, недавно вернувшегося из изгнания. Заручившись поддержкой еще нескольких мелких партий, коалиция получила достаточно мест в парламенте, чтобы начать процедуру импичмента Первеза Мушаррафа, захватившего власть в стране в результате военного переворота 1999 года (см. "Власть" N32 за этот год). Однако Мушарраф не стал дожидаться выдвижения многочисленных обвинений, среди которых числились отмывание денег и незаконное отстранение от службы десятков судей, и 18 августа объявил о своей отставке. После этого коалиция Зардари и Шарифа должна была выдвинуть общего кандидата в президенты, однако Зардари удивил всех, объявив о том, что будет баллотироваться самостоятельно.

Ему в соперники партия Наваза Шарифа выдвинула бывшего члена Верховного суда Саида уз-Замана Сиддики, а Пакистанская мусульманская лига (К), являвшаяся при Мушаррафе партией власти, представила кандидатуру сенатора Мушахида Хусейна. Эти кандидатуры казались слабыми даже в сравнении с кандидатурой Зардари, пришедшего в большую политику только после смерти Беназир Бхутто, и в этой президентской гонке он был явным фаворитом. Однако никто не мог предсказать, что он победит с таким отрывом: на непрямых выборах, которые прошли в обеих палатах парламента, а также в законодательных органах провинций страны он выиграл, набрав 481 голос из 702.

По всей видимости, решающую роль в победе Асифа Али Зардари сыграло его родство с Беназир Бхутто, которая считалась одной из наиболее влиятельных и популярных фигур в стране. Он и сам постоянно подчеркивал роль своей жены в пакистанской политике. Сразу после инаугурации Зардари провел пресс-конференцию, которую начал словами: "Я принимаю пост президента Пакистана во имя Беназир Бхутто — во имя нее и всех мучеников демократии". По большому счету, если бы не Бхутто, которая зачастую помогала ему уладить неурядицы с законом, Зардари не только не смог бы рассчитывать на кресло главы государства, но и, скорее всего, провел бы большую часть жизни в тюрьме.

Ожидаемый заключенный


В глазах многих пакистанцев имя Асифа Али Зардари ассоциируется с финансовыми преступлениями. И хотя в Пакистане редкий политик обходится без обвинений в коррупции, новый президент страны отличается едва ли не самым длинным списком начатых против него расследований.

Впервые угроза серьезного судебного разбирательства возникла перед Зардари в 1990 году. К тому моменту партия Беназир Бхутто находилась у власти уже два года, но ее правительство было отправлено в отставку из-за обвинений в коррупции. Правоохранительные органы заинтересовались и Зардари: за два года работы депутатом нижней палаты парламента он успел заработать себе прозвище "мистер 10 процентов". Депутат якобы требовал десятую часть от суммы любых сделок, которые помогал заключать. Также его обвинили в вымогательстве: Зардари будто бы привязал дистанционно управляемое взрывное устройство к ноге одного бизнесмена и заставил того пойти в банк и снять деньги со счета.

Следующие два с половиной года Зардари провел в тюрьме, откуда его выпустили незадолго до того, как Бхутто в 1993 году снова оказалась на посту премьер-министра. В ее новое правительство вошел и Зардари. Он пытался получить должность министра финансов, однако Бхутто предпочла назначить его министром окружающей среды. Тем не менее через два года упорный Зардари все-таки занял место поближе к финансовым потокам — в 1995 году он стал министром инвестиций Пакистана. И именно с работой в этой должности связаны самые громкие коррупционные скандалы вокруг его имени.

По данным, опубликованным во Франции, Зардари в 1995 году договорился с французским военным предприятием Dassault Aviation о предоставлении концерну эксклюзивных прав на модернизацию пакистанских самолетов. Сумма контракта достигала $4 млрд, и 5% от них якобы должен был получить Зардари. Одновременно он, по мнению пакистанских следователей, оказался замешан в нелегальной сделке с бизнесменом по имени Абдул Раззак из Объединенных Арабских Эмиратов, которому была предоставлена эксклюзивная лицензия на ввоз золота в Пакистан. В обмен на это Зардари, по неподтвержденным данным, потребовал от Раззака комиссионные в размере $10 млн. По словам бизнесмена, он действительно несколько раз встречался с Беназир Бхутто и Асифом Али Зардари и в результате получил лицензию, что позволило ему импортировать в Пакистан золота на сумму более $500 млн. Естественно, все обвинения в подкупе правительства Раззак отвергает.

После того как кабинет Бхутто был снова расформирован в 1996 году, Зардари отправили в тюрьму. На него посыпались обвинения в коррупции и отмывании денег. Он оказался в числе подозреваемых в организации убийства брата и политического оппонента Беназир Бхутто — Муртазы Бхутто. И хотя ни по одному из этих дел его вину доказать не удалось, следующие восемь лет Зардари провел в тюрьме, ожидая, пока завершится следствие.

Вполне возможно, он остался бы в тюрьме еще на долгое время, однако в 2004 году Беназир Бхутто, находившаяся тогда в добровольном изгнании, пришла ему на помощь. Растущая популярность ее Пакистанской народной партии вынудила президента Мушаррафа искать сближения с Бхутто, и ей удалось договориться с Мушаррафом об освобождении Зардари под залог. Позднее Мушарраф даже помиловал Бхутто и ее мужа, сняв с них все обвинения.

Впрочем, несмотря на прекращение расследований, репутация Зардари оказалась подпорчена. Многие даже воспринимали его как обузу для ПНП, и в течение некоторого времени он старался не привлекать к себе внимания. Однако смерть Беназир Бхутто все изменила: неожиданно место лидера партии оказалось свободным, и его, согласно завещанию Бхутто, занял ее муж.

Долгожданный президент


О своем лидерстве в партии Асиф Али Зардари говорит, что история повторилась: он оказался во главе партии при таких же обстоятельствах, какие в свое время привели на этот пост Беназир Бхутто. В 1979 году ее отец, Зульфикар Али Бхутто, основатель ПНП, был повешен, и его 19-летняя дочь стала руководить партией вместе со своей матерью. Впрочем, по мнению многих экспертов, это лишь поверхностное сходство: Зардари не способен вести за собой людей так же успешно, как Беназир Бхутто. Да и сам он не раз отмечал главенство жены в политических вопросах.

Сомнения в политической зрелости Асифа Али Зардари действительно выглядят обоснованными. Всего несколько месяцев прошло с тех пор, как он оказался на посту сопредседателя ПНП, а его репутация вновь оказалась под ударом. Создав коалицию с партией Наваза Шарифа, чтобы добиться отставки Мушаррафа, он заключил с новым союзником соглашение. Шариф в обмен на свою поддержку требовал провести реабилитацию всех судей, отстраненных от должностей при уходящем президенте, а также урезать полномочия главы государства. Однако после смещения Мушаррафа Зардари внезапно отказался от всех договоренностей. Это вызвало настоящий скандал, ведь создание коалиции, объединявшей исторически противоборствующие группировки, было чрезвычайно популярным шагом на пути стабилизации пакистанской политической жизни. Наваз Шариф пришел в ярость от неожиданного изменения позиций Зардари и заявил, что присоединяется к бывшей партии Мушаррафа в оппозиции. Зардари же в ответ на обвинения в предательстве лишь заметил, что не считает "соглашение с Шарифом таким же святым, как Коран".

Существует версия, что Зардари не хочет реабилитировать судей потому, что Верховный суд Пакистана может отменить помилование, в соответствии с которым с него были сняты обвинения в коррупции. По всей видимости, новый президент будет оттягивать это решение как можно дольше. Однако ему, скорее всего, придется отказаться от тех привилегий президентской власти, которых добился для себя Первез Мушарраф за восемь лет правления. Речь идет прежде всего о 17-й поправке к конституции страны, которая была одобрена в 2003 году и предоставила президенту право отправлять в отставку премьер-министра и распускать национальную ассамблею, фактически превратив Пакистан из парламентской республики в президентскую.

После убийства Беназир Бхутто, когда популярность Асифа Али Зардари резко возросла и ему впервые выпал шанс стать главой государства, у него было слишком мало времени создать собственный план развития страны. Поэтому по крайней мере в ближайшее время он будет проводить в жизнь принципы, которыми руководствовалась его супруга. В первую очередь они предусматривают налаживание хороших отношений с армией (то есть достаточное ее финансирование) для усиления борьбы с исламским экстремизмом. Это по плану Бхутто не только укрепит безопасность в стране, но и позволит рассчитывать на дополнительную материальную помощь из Вашингтона, важнейшим союзником которого в войне с афганскими террористами является Пакистан. А поскольку Исламабад сможет бороться с ухудшающейся экономической обстановкой только с помощью денежных вливаний из-за рубежа, популярность Асифа Али Зардари напрямую зависит от того, насколько успешно он сможет реализовать план Бхутто. "Она лидер. Ее мудрость превосходит мою. Какое бы решение она ни принимала, оно будет правильным",— еще до смерти жены сказал Зардари. Наверняка он уверен в этом и сейчас.

Егор Низамов


Комментарии
Профиль пользователя