Коротко


Подробно

В собственном стиле

личное пространство

"Дом". Приложение от , стр. 25

Несмотря на обилие коттеджных поселков с единой архитектурной концепцией, желающих построить загородное жилище по индивидуальному проекту становится все больше. Корреспонденты "Ъ-Дома" посетили несколько частных домов, следуя при выборе одному принципу: их архитекторы, известные на рынке загородного строительства, имея собственное представление о границах допустимого, четко уловили пожелания будущих хозяев.


Замок с элементами ар-нуво


В 9 км от Москвы, по соседству с Ильинским шоссе скрывается камерный коттеджный поселок. В нем всего три дома, причем один иначе как замком не назовешь. Его округлые фрагменты, как сторожевые башенки, возвышаются над искусственным прудом, на берегу которого он стоит. Высокая сложной формы крыша — как дополнение арочных окон, а благородный темный камень, которым выложена часть фасада, приятно контрастирует с молочно-кремовыми стенами входной зоны. Занимался этим проектом архитектор Ник Добрев, задумав его как постоянную фамильную резиденцию владельцев. И как положено настоящей резиденции, все здесь с размахом — от площади дома (1200 кв.м), до потолков, высота которых около четырех метров, а в каминном зале — и все восемь. Много света и пространства.

"Дом расположен в лесу, вокруг элитные постройки такого же уровня, до города недалеко, и сюда удобно добираться,— рассказывает Ник Добрев.— Здесь нет определенного стиля, скорее это эклектика. В доме разные мотивы и узоры — модернизированная готика, испано-мавританские мотивы и даже элементы ар-нуво, но они между собой не конфликтуют. Например, золото и серебро в цвете настенных покрытий — это древние символы Солнца и Луны".

Игры с геометрией


Неподалеку от Барвихи есть очень интересный дом. Сдержанный по цветовой гамме, он, тем не менее, притягивает к себе внимание стилистической разноплановостью, но при этом общей гармоничностью, четкой геометрией линий, явной прорисовкой всех деталей. В нем есть и колоннада, отсылающая к роскоши XVIII века, и винтовая лестница, позаимствованная из более древней эпохи, и деревянная скругленная терраса с панорамным остеклением, чем-то перекликающаяся с образом дачи, в то же время — элементы индустриального стиля: четкие простые стены, протяженность которых подчеркнута поперечно идущими стыками отделочных материалов. Спроектировал его архитектор Алексей Иванов, руководитель бюро "Архстройдизайн". А делался дом для семейной пары, у которой в связи с предстоящим рождением третьего ребенка возникло желание поселиться в большом доме. Сам дом — а в нем 1200 кв. м — состоит из двух взаимно перпендикулярных зон. Такой прием используется тогда, когда хочется добиться достаточно хорошей освещенности помещений, но при этом расположение участка таково, что при более традиционной форме света будет не хватать. Так было и в этом случае — въезд к дому с юга.

"Главная ось соединяет основные помещения: гостиную, зимний сад, кухню-столовую, летнюю гостиную и веранду с кабинетом и зоной отдыха с тренажерным залом, бассейном и комплексом саун,— рассказывает о проекте его автор.— Далее продолжается движением вниз, на цокольный этаж. Под 90° с этой зоной пересекается другая ось, на которой располагается блок детских спален. Причем связь с ней осуществляется по второму этажу. Таким образом, получается своеобразная игра пространства, за счет чего при площади в 1200 кв. м дом воспринимается почти вдвое большим".

Интересны и интерьеры дома. Например, в нем есть кинозона (владелец — большой знаток киноискусства), выполненная в стиле голливудского кинотеатра. Холл перед кинозалом расписан в стиле японских мультиков, в основном это комиксы на тему бондианы. Кроме того, чтобы добавить сюрреалистичности, в подвале искривили стены и потолок, создав сложные перспективы пространства.

Модернизм в ландшафте


Среди большого количества высоких хвойных деревьев, которыми изобилует поселок Новоселово, наверное, не сразу заметишь этот дом. Своими округлыми формами, каменной отделкой части фасада, намеренно торчащими на крыше деревянными балками он столь лаконично вписан в ландшафт, что буквально стал его частью. Автор дома — Алексей Гинзбург.

"Дом мы расположили недалеко от границы участка, рядом с подъездной дорогой, оградив, таким образом, участок от посторонних взглядов,— рассказывает архитектор.— Такое расположение задало его форму, а сам ландшафт — мягкие природные материалы в облицовке. Весь дом — за исключением второго этажа, где находится приватная зона спален — представляет собой единое пространство. Пространства объединены друг с другом через многочисленные проемы, второй свет, через прозрачный витраж, связывающий главные помещения с зоной фитнеса. А в самой дальней от него части находится гараж со служебной надстройкой над ним. Дом состоит из нескольких уровней, и есть части дома, которые смещены на пол-уровня относительно друг друга, а гостиная, напротив, несколько опущена, чтобы из нее можно было выйти, не спускаясь по ступеням, на террасу, которая находится со стороны двора как продолжение пола этой гостиной. Мы не стремились сделать его высокотехнологичным. Но сказать, что это стиль кантри, тоже трудно. Это нормальный модернизм".

Вид с капитанского мостика


На самом краю поселка Павлово, за выполненной в едином архитектурном стиле застройкой, как избушка на курьих ногах — к лесу задом, к людям передом — стоит очень интересный дом. На избушку он, конечно, совсем не похож, но из-за особенности расположения такая сказочная ассоциация возникла у его автора, Никиты Токарева из архитектурного бюро "Панаком".

Хотя из-за покатой формы крыши, сползающей в задней части дома до самой земли, возможно, уместнее его сравнить с готовящейся взлететь птицей. Однако с развернутого к другим домам фасада он выглядит совсем иначе: большие стекла, много света. "Хотя для нас архитектура, в которой построены все остальные дома, не близка, но в целом это лучше, чем разнобой, встречающийся в Подмосковье,— рассказывает Никита Токарев.— Взгляда он не оскорбляет, поэтому мы смело развернули дом "к людям". А в другой ситуации, возможно, сделали бы наоборот, отгородились бы от окружения и дом смотрел бы на лес. Но в данном случае решение повернуться "лицом к народу" оправдано, и очень понравилось заказчикам. Что редко встречается в подмосковной практике. В планировочных решениях дома есть несколько особенностей. Так, при детских сразу мы закладывали комнату для настольного тенниса, но которая может служить и домашним театром, и дублирующей гостиной для детей. То есть, это комната-трансформер. Кроме того, у хозяев есть домашний музей, они очень бережно собирают историю семьи и накопили много экспонатов за несколько поколений. Зачастую заказчики симулируют историю или просят нас что-то такое придумать для них, а тут — история существовала изначально. Еще один нюанс: хозяйский блок — спальня, санузел и кабинет на третьем этаже — стоит как бы в домике наверху, туда ведет единственная лесенка и никому кроме хозяев туда ходить нет необходимости. Кроме того, у этой постройки есть терраса на крыше. А кабинет выполнен в виде капитанского мостика, откуда открывает вид на поселок".

Ранчо-терем


На большом отдалении от Москвы, в 119 км по Новорижскому шоссе стоит в чистом поле необычный "теремок". Низкий, одноэтажный — он буквально распластан по земле. Причем в виде нескольких отдельных объемов, с просветами между ними. И лишь довольно покатая треугольная крыша, общим полотнищем простирающаяся надо всеми частями, связывает части в единый объект. Автор этого странного строения — Юлий Борисов из архитектурного бюро UNK project.

"Дом, действительно, нетипичен по расположению,— рассказывает он.— Как правило, приходится разрабатывать дома, стоящие на территории коттеджного поселка. А тут ситуация совсем иная — это формат ранчо, если говорить в американской терминологии, то есть дом в чистом поле. Именно таким захотела обзавестись семейная пара, увлекающаяся горными лыжами и путешествиями. Поскольку вокруг — поле, то вписать дом в ландшафт можно было только одним способом: сделать его максимально простым в плане архитектурных идей. Кроме того, на некотором удалении от дома расположена деревня, то есть имеется некий сложившийся стереотип загородного строительства, поэтому задача стояла так: не прибегая к вычурности форм, создать интересный объект за счет пропорций. Заказчик хотел, чтобы в здании был один — максимум полтора этажа, потому дом получился вытянутым, с пологой крышей, нависающей над колоннами. Заказчики — люди европейского понимания ценностей, то, что называется middle class, из-за этого были выполнены решения, соответствующие затратам и качеству на выходе. Там использован немецкий облицовочный кирпич, натуральная черепица, дерево. В домах такого формата минимальная стоимость фундаментов, не очень большие вложения в само капитальное строительство, но при этом дом получается очень надежным".

Трансформер по-скандинавски


Дом, который легко можно достроить или, напротив, уменьшить, быстро изменить фасад, добавить новых опций — такую цель ставила перед собой Вера Лобанова из бюро "Слобода", создатель дома, который построен в 3 км от Москвы по направлению к Домодедово. На сегодняшний день он выглядит так: две примыкающие друг к другу треугольные части-пирамиды. Одна невысокая, поставленная на широкое основание, а другая, возвышающаяся над ней на три этажа,— на узкое. Минималистские серые фасады без излишних украшений, темная кровля, немного металлических элементов.

"Хотелось сделать дом с отсылкой к традиционной архитектуре, но при этом не выглядящий лубочным, эдакой "развесистой клюквой",— рассказывает архитектор проекта Вера Лобанова.— Но в то же время, хотелось получить что-то очень технологичное и современное. Из симбиоза этих двух идей родился наш проект. Это дом для динамичных людей, не боящихся перемен и любящих менять и самих себя, и окружающее их жизненное пространство. Дом такие возможности им дает. Например, все элементы фасада — навесные, то есть при необходимости их легко демонтировать и заменить. В противовес монолитным и кирпичным громадинам мы стали использовать каркасную технологию, причем не в том ее облегченном варианте, которую порой применяют при застройке коттеджных поселков, а по скандинавским нормам, с тройным запасом защиты от ветра, воды, снега, полностью исключающую теплопотери. Вообще, хочу заметить, что архитекторы, понимающие толк в конструктиве, для строительства дома для самих себя довольно часто выбирают каркасную технологию".

Из-за специфики используемой технологии и материалов дом получился довольно легким, поэтому можно было обойтись легким фундаментом. А ведь при возведении тяжелого дома до четверти расходов на строительство приходится в буквальном смысле этого слова зарывать в землю. В данном же случае затраты на фундамент сократились почти втрое. "Однако стоимость дома при этом довольно высока: на качестве материалов не экономили,— поясняет архитектор.— Крыша — из деревянной черепицы, на фасаде использован металл и камень, а часть стены мы намеренно сделали из битого кирпича, из-за чего она выглядит шершавой. По колористке же фасад очень сдержанных тонов. Вообще, на мой взгляд, фактура должна главенствовать над цветом. Цвет со временем приедается и перестает замечаться, а фактуру чувствуешь всегда, к тому же такой прием создает реплику с природой".

Свои интересы


Глядя на "пряничный домик", который находится в поселке Десна, что на Калужском шоссе, с хаотично разбросанными по фасаду мозаичными вкраплениями, коваными ограждениями балкончиков, выступающими округлыми декоративными украшениями, перекликающимися с цветовым акцентом на фасаде, трудно представить, что изначально на этом месте начинали строить совсем иной коттедж.

Вообще-то поселок застраивали по единой концепции, участки продавались с подрядом, а возводить на них собирались дома по типовым проектам, напоминающим канадские домики. Заказчик приобрел дом на стадии котлована, увидев проект коттеджа только на картинке, однако вскоре понял, что дом получается совсем не таким, каким бы ему хотелось. Как ему удалось получить разрешение кардинально изменить проект — отдельная история. Важно лишь то, что когда дом дорос до первого этажа, к работам привлекли архитекторов из бюро Room. "Думаю, это не вина архитектора, что изначально дом был скучным,— говорит архитектор Елена Орельская из бюро Room.— Скорее, это требование застройщика, который хотел и единый образ поселка создать, и на строительных материалах сэкономить. Что мы и увидели на практике. Например, когда возникла идея углубить фундамент, сделав помещение для очистки воды, выяснилось, что гидроизоляция выполнена некачественно — и пришлось все переделывать. То же самое касалось и утеплителя, который был уложен неправильно и сполз. Окна мы также не стали применять те, которые рекомендовал застройщик, а приобрели свои, деревянные, выполненные на заказ по нашим чертежам. Вообще все детали — например ковка, остекление — делались индивидуально, на заказ. Что касается концепции дома, то она была связана с желанием заказчика иметь максимально открытое пространство. Что и получилось".

Последний дом, наверное, самый показательный пример. Проектируя поселок в целом, и стараясь одновременно учесть интересы всех потенциальных покупателей, архитекторы не всегда помнят о том, что все люди — разные. Кому-то хочется сказки, кому-то вечных перемен, одному по душе роскошь, другому — основательность, некоторых тянет на люди, а иным по душе уединение. На всех не угодишь. Да, наверное, и не надо. Потому что на такие случаи и существует возможность построить дом для себя. И в какой-то мере для других, потому что такого рода проекты, как правило, становятся украшением Подмосковья.

Наталия Павлова-Каткова


Комментарии