Коротко

Новости

Подробно

Случайный контрольный выстрел

Журнал "Коммерсантъ Власть" от , стр. 32

На прошлой неделе в Ингушетии похоронили известного оппозиционера Магомеда Евлоева, убитого 31 августа сотрудниками ингушского МВД. Какие последствия это убийство может иметь для Ингушетии, объясняет спецкорреспондент ИД "Коммерсантъ" Ольга Алленова.


Ингуш, а не чекист


В августе прошлого года, когда я познакомилась с Магомедом Евлоевым, в Ингушетии наступил очередной кризис. В республике одну за другой убивали русские семьи, нападали на милиционеров, подрывали чиновников, а спецслужбы расстреливали средь бела дня молодых ингушей, утверждая, что это боевики. По данным Евлоева, осетинские силовики устроили охоту на мужчин-ингушей, желая отомстить таким образом за Беслан. Чтобы убедить меня в своей правоте, Евлоев дал телефон подполковника ФСБ Алихана Калиматова, который тогда работал в Ингушетии по фактам массовых исчезновений ингушей. Калиматова прислали в Ингушетию из Москвы, и он, проработав на Кавказе около месяца, был убежден, что ингушей похищают сотрудники североосетинского МВД, а власти об этом знают, но молчат. Подполковник рассказал мне все детали этого сложного дела, назвал фамилии похищенных и дал их фотографии. Более того, он дал адреса и телефоны родственников похищенных. Я была удивлена: сотрудники спецслужб редко идут на контакт с журналистами. Я спросила об этом Калиматова. Он сказал, что ему трудно смириться с тем, что о десятках похищенных людей никто не узнает и что его работа пропадет даром. И еще он сказал, что он прежде всего ингуш, а уже потом чекист. А президент Ингушетии Мурат Зязиков, по мнению Калиматова, напротив, прежде всего был чекистом, а уже потом ингушом. "Именно поэтому в Ингушетии его не любят,— сказал тогда Калиматов.— Он не национальный лидер. Таким лидером был один Аушев. Только Аушев спасет Ингушетию".

Через неделю после того, как статья о похищенных ингушах была опубликована, Калиматова расстреляли в Назрани. Его убийцы до сих пор не найдены. Я тогда позвонила Евлоеву, и он сказал мне, что дело, конечно, не в моей заметке. Калиматова погубило как раз то, что он был прежде всего ингуш, а не чекист.

Ненавистный ресурс


Всю информацию о похищенных ингушах Евлоев публиковал на своем сайте "Ингушетия.ру". Это был самый популярный в республике интернет-ресурс, который посещало до 10 тыс. человек в день. Действия президента Зязикова и его правительства были самой актуальной темой обсуждений на форуме "Ингушетии.ру", где в выражениях особо не стеснялись. Зязикова называли здесь "узурпатором", "кремлевским ставленником, которому плевать на Ингушетию" и даже "врагом ингушского народа". О Руслане Аушеве, напротив, отзывы всегда были самые положительные. Все помнили активную позицию Аушева по Пригородному району (стоившую ему в итоге президентского кресла) и его небезуспешные попытки создать в Ингушетии зону экономического благоприятствования (которые, впрочем, в свое время вызвали много вопросов о целевом расходовании бюджетных средств в регионе) — и то и другое сделало из Аушева национального героя. Надо сказать, что самого президента Зязикова подобные разговоры раздражали с самого начала его руководства республикой, и в беседах с журналистами он этого не скрывал.

В условиях полного информационного вакуума, в котором оказалась Ингушетия (российские журналисты фактически перестали туда ездить после нескольких случаев избиений их коллег сотрудниками МВД Ингушетии), сайт "Ингушетия.ру" оказался единственным ресурсом, который рассказывал о том, что происходит в республике. Естественно, ингушским властям нравиться это не могло.

Против Евлоева возбудили уголовное дело по обвинению в разжигании межнациональной розни. По его словам, к нему домой дважды приходили сотрудники ингушского ОМОНа, от которых он вынужден был скрываться. Вскоре после того, как Кунцевская прокуратура закрыла дело в связи с недостатком улик, против него возбудили новое. На этот раз прокуратура Ингушетии обвинила его в организации несанкционированного митинга 24 ноября 2007 года в Назрани, который привел к массовым беспорядкам и силовому разгону демонстрантов. Этот митинг, состоявшийся за неделю до выборов в Госдуму РФ, был посвящен продолжающимся похищениям и убийствам гражданского населения Ингушетии. Власти долго отговаривали Евлоева от проведения митинга — ему звонили с уговорами тейповые родственники, представленные в органах власти, звонили и неизвестные люди с угрозами.

Незадолго до выборов к отцу Евлоева пришли родственники и попросили надавить на сына, чтобы тот закрыл оппозиционный сайт. Отец надавил, и Евлоев на время прикрыл на своем интернет-портале популярный форум. Однако сразу после выборов в Госдуму сайт заработал в обычном режиме. Евлоев тогда откликнулся на мое приглашение и пришел в редакцию. Он сказал тогда, что не намерен сдаваться.

— А если появится реальная угроза вашей жизни? — спросила я.

— Тогда, возможно, мне придется уехать на какое-то время за границу,— спокойно ответил он.

Он увлеченно рассказывал о том, как намерен доказать на "Ингушетии.ру", что Мурат Зязиков провалил выборы и что "Единая Россия" в Ингушетии проиграла. Это была акция под названием "Я не голосовал" — на сайте собирались подписи и паспортные данные людей, которые не ходили на выборы, но были отмечены как проголосовавшие. Чтобы избиратели откликнулись на его призыв, Евлоев пообещал, что по окончании акции подаст в Европейский суд и отсудит компенсации для тех, чей голос был использован на выборах. В итоге было собрано, как утверждалось на сайте, около 90 тыс. таких заявлений от жителей Ингушетии. По словам Евлоева, это доказывало, что допущены серьезные фальсификации, ведь власти утверждали, что в выборах приняли участие более 98% избирателей.

26 января ингушская оппозиция провела очередной несанкционированный митинг против президента Зязикова, закончившийся поджогом нескольких зданий и применением против участников акции силовых методов. Сразу после этого следственное управление по Ингушетии при Прокуратуре РФ подготовило ходатайство в суд о признании наличия признаков преступления в действиях Евлоева, выступившего организатором акции. В московскую квартиру к Евлоеву снова нагрянула оперативная бригада МВД Ингушетии, но Евлоев в это время уже был за границей. Все последующие месяцы он находился на полулегальном положении — жил в Москве, но никто не знал где, а когда приезжал в Ингушетию, то все время менял машины и ездил в сопровождении вооруженных родственников.

После неоднократных попыток прокуратуры Ингушетии закрыть оппозиционный сайт Кунцевский райсуд Москвы все-таки обязал российских провайдеров "закрыть доступ на сайт "Ингушетия.ру" путем установки фильтрации IP-адресов". Однако, по мнению специалистов, закрыть сайт без согласия его владельца просто невозможно технически, так как он зарегистрирован на американском сервере. Сам же Евлоев был непреклонен и заявил, что не будет закрывать "Ингушетию.ру". Таким образом, все возможности закрыть ненавистный сайт были исчерпаны. Кроме одной — физического устранения Евлоева.

Фактор экс-президента


Евлоев стал известной фигурой в Ингушетии не только благодаря своему сайту и не потому, что был выходцем из самого авторитетного и многочисленного тейпа. Популярность Евлоева в первую очередь была обусловлена тем, что он открыто выступал против ингушской власти. Настоящие лидеры ингушской оппозиции до сих пор остаются в тени. Все время существования сайта называли разных людей, якобы стоящих за сайтом "Ингушетия.ру" и Магомедом Евлоевым: от депутата Госдумы Билана Хамчиева до экс-президента Ингушетии Руслана Аушева и изгнанного нефтяного олигарха Михаила Гуцериева. Сам Евлоев никогда не подтверждал эти слухи, однако говорил, что поддержит любого проингушского политика.

Евлоев считал, что Ингушетию спасет только возвращение такого человека, как Аушев, и несколько раз объяснял мне причины непопулярности Зязикова: "Зязиков не отстаивает интересы ингушей. За то время, пока он у власти, мы почти потеряли надежду вернуть Пригородный район, уже даже разговоры об этом не ведутся. Зязиков не национальный лидер. Он кагэбэшник. Для него главное — это его контора, а не его родина".

Конечно, было бы наивностью утверждать, что Евлоев боролся за демократию в Ингушетии. Это была борьба кланов, и в ней обе стороны наверняка использовали запрещенные приемы.

В конце нынешнего августа ситуация в республике снова начала обостряться. 26 августа в Карабулаке было совершено нападение на прокурора города. 27-го неизвестные расстреляли семью Артемьевых в станице Орджоникидзевской. 29-го в Орджоникидзевской был расстрелян имам центральной мечети станицы Махлоев. Почти каждый день начиная с 25 августа происходили нападения на сотрудников милиции и прокуратуры республики. Тогда же ФСБ стала усиленно предупреждать о том, что в регионе готовятся новые теракты.

Эти убийства, бесспорно, были направлены против Зязикова — он не раз заявлял, что одним из приоритетов его политики является возвращение русских в республику, а имама Махлоева и прокурора Карабулака называли его людьми. Незадолго до этих убийств экс-глава Ингушетии Руслан Аушев неожиданно нарушил молчание и дал интервью "Независимой газете", в котором заявил, что не останется в стороне от "народа, который бьют". Это интервью могло стать толчком к террористической активизации в Ингушетии.

После того как сводка из Ингушетии стала напоминать чеченскую периода войны 2000 года, знакомый силовик в Москве сказал мне: "Кто-то очень хочет убрать Зязикова и вовлечь в это дело Аушева. Сам Аушев, который всегда был осторожным и довольно лояльным Кремлю, до сих пор не проявлял свою позицию в этом вопросе, но как только она обозначилась, началось обострение". И именно в этот период Магомед Евлоев принял решение покинуть Францию, где он находился последнее время, и вернуться в Ингушетию.

Дорога на допрос


Учитывая, что большую часть времени Евлоев проводил за границей, а в Ингушетию приезжал на машине, задержать его было непросто. Однако 31 августа он, прилетев из Парижа в Москву, не захотел терять время и отправился в Ингушетию самолетом. О причинах его срочного возвращения в Ингушетию соратники Евлоева рассказывают так. 29 августа в Малгобеке был обстрелян дом отца Магомеда Евлоева. В это же время кто-то обстрелял дом сенатора РФ Исы Костоева, и силовики в неофициальной беседе с авторитетными людьми якобы пустили слух, что обстрел сенаторского дома — дело рук людей Евлоева. Вражда людей такого уровня в Ингушетии все равно что маленькая война. Именно поэтому Евлоев срочно вылетел на родину, чтобы поговорить с Костоевым и защитить отца. Но ему не повезло — он оказался в одном салоне бизнес-класса с Муратом Зязиковым.

Магомеда Евлоева взяли в самолете сразу после отъезда президентского кортежа, который встречал лично глава МВД Муса Медов. Родственники Евлоева, наблюдавшие за задержанием из аэропорта, сделать ничего не могли. Это потом они догонят одну из милицейских машин, вытащат из нее и изобьют сотрудников МВД из личной охраны Мусы Медова. Евлоева в машине не окажется, в это время он уже будет лежать в центральной больнице Назрани с простреленной головой. Через два часа после задержания он умрет.

Хотя, как выяснится позже, никакого задержания и не было, была всего лишь попытка доставить Евлоева на допрос в качестве свидетеля по делу о взрыве у дома начальника контрольного управления администрации президента Ингушетии Залимхана Хаутиева (МВД утверждает, что Евлоев звонил Хаутиеву и сообщил, что знает, кто участвовал в этом подрыве). Впрочем, эта версия появилась уже после смерти Евлоева.

Что на самом деле произошло в милицейском "уазике", в который посадили Евлоева, до сих пор неясно. По утверждению МВД, задержанный пытался отобрать автомат у сотрудника милиции и в завязавшейся потасовке получил случайный выстрел из пистолета. Впрочем, трудно назвать вошедшую в висок пулю случайной. По мнению соратников Евлоева, она больше похожа на контрольный выстрел. Случайно так не стреляют.

Выгодная смерть


Смерть Евлоева решает для властей Ингушетии главную проблему — оппозиция фактически обезглавлена. Если не считать Руслана Аушева, в Ингушетии больше нет столь активного и обеспеченного политика, открыто противостоящего Зязикову. Оппозиция в растерянности. На митинг, собравшийся в Назрани после смерти Евлоева, пришло не более 800 человек, обещавших бессрочную акцию протеста, но простоявших лишь до утра, пока ОМОН не выдавил их из центра города.

Неопределенным оказалось и положение сайта "Ингушетия.ру", который теперь, скорее всего, будет закрыт. Любой, кто попытается продолжить дело Евлоева, будет понимать, что он следующий.

Отставки же президента Зязикова, которой все почему-то сейчас ждут, не будет, потому что этот генерал ФСБ является безукоризненным исполнителем политики Кремля на Кавказе. Такими людьми Кремль не разбрасывается.

Что касается акций оппозиции в Ингушетии, то они еще какое-то время будут продолжаться, но все равно в итоге будут подавлены, как это было уже не раз. В Ингушетии слишком много войск для того, чтобы кто-то сумел осуществить здесь переворот. Наконец, никакого отделения Ингушетии от России, которым грозили протестующие на улицах Назрани, тоже не будет. 20-тысячная войсковая группировка, расквартированная в Ингушетии, отстоит российские интересы в этой республике так же, как 58-я армия сделала это в Южной Осетии.

Но и покоя в Ингушетии не будет. Это убийство потрясло не только жителей республики, но и тех, кто живет далеко за ее пределами. В день похорон Магомеда Евлоева его соратники и родственники объявили кровную месть главе МВД Ингушетии Мусе Медову и призвали всех ингушских оппозиционеров вернуться домой для борьбы с режимом. Что такое кровная месть двух крупнейших кланов в маленькой кавказской республике, объяснять не надо. Это боевые действия, которые могут продолжаться десятилетия.

"За пять лет Зязиков настроил людей против Москвы"

Магомед Евлоев не скрывал своей нелюбви к президенту Ингушетии.


— Зязиков непопулярен. Я часто езжу в Ингушетию и вижу там сильное озлобление в людях, народ устал от постоянных ЧП, бедности, безработицы — 80% не работает. А Зязиков отчитывается в Кремле о том, что все хорошо, что строятся дома и промышленные предприятия. А ведь люди видят, что ничего толком не построено! Все это сильно бьет по молодежи. В основном стреляют-то сегодня в Ингушетии молодые. Они видят лицемерие властей, лизоблюдство, бардак, и они поддаются идеям вооруженного сопротивления, джихада и т. д. Власть подкупает муфтиев, мулл, чтобы те по телевизору хвалили власть, и, естественно, молодежь не устраивает такой ислам — они начинают искать другой, более "чистый". Конечно, играет роль и поведение силовых структур — продолжаются похищения и убийства людей. Люди рассказывают, что милиция составила списки неблагонадежных, в которые попадали по принципу "не курит, не пьет, в мечеть ходит". И как только где-то что-то происходит, среди этих людей начинаются аресты или отстрелы. И, видя все это, молодежь считает, что справедливости можно добиться только вооруженной борьбой. Напряженность растет. Вы посмотрите, что происходит! Сейчас в Ингушетии войск почти столько, сколько в Чечне было во время войны.

— Закрыв этот сайт, молодежь не изменишь, она все равно будет думать так же, просто мы об этом не будем знать. Но, закрыв этот ресурс, власти откроют дорогу исламским сайтам радикального толка просто потому, что это пространство не может быть не заполнено: в Ингушетии огромное недоверие к властям и официальным СМИ и огромная потребность в независимой информации. Вот не очень давно был открыт сайт "Ингуш.джихад.com". Он просуществовал три месяца, но только потому, что не смог конкурировать с нами. Если нас не будет, такие сайты будут востребованы.

— Ко мне уже приходил человек от Зязикова, он предлагал очень хорошие деньги за то, чтобы я закрыл сайт и поклялся на Коране, что не открою новый.

Из интервью "Власти" 3 сентября 2007 года.

— Люди все это видят. Они видят, что местная власть обманывает их. Обманывает Кремль. И у людей возникает ощущение, что Кремлю нравится быть обманутым. Что Путину на самом деле все равно, что происходит в этих республиках. Лишь бы была видимость, что все хорошо. Я разговаривал недавно в Ингушетии с ветераном Суламбеком Катиевым. И вот он говорит мне: "Даже в 92-м году, когда русские танки нас расстреливали и выгоняли из Пригородного района, население не было так настроено против России, как сейчас. Тогда думали, что в Москве ошибаются. А сейчас все видят, что Москве просто все равно, что тут происходит. Центру наплевать". И так говорят многие. За пять лет Зязиков настроил людей против Москвы своим бездарным правлением, и исправлять эту ситуацию придется не одно десятилетие.

— Власть заинтересована в том, чтобы тут похищали людей, чтобы тут было народное недовольство и волнения. Тогда это оправдывает наличие такого количества войск. В Ингушетии 20-тысячная группировка. Для чего? Наличие такого количества войск оправдывает те огромные деньги, которые идут в Ингушетию. И в этом заинтересованы и ингушские чиновники, и военные. В этом бардаке легче воровать. Никто не будет проверять финансовые потоки в таких условиях. Даже выборы никто не приехал мониторить, ни одного иностранного наблюдателя не было. Все боятся. И это очень выгодно, потому что только в таких условиях можно вписать в списки проголосовавших и 99, и 100%.

Из интервью "Власти" 10 декабря 2007 года.

Комментарии
Профиль пользователя