Коротко

Новости

Подробно

В тройке с минусом

В Пекине Россия показала худший результат за последние 56 лет

"Коммерсантъ Bosco Sport". Приложение от , стр. 17

Итоги

Олимпиаду в Пекине сборная России закончила, как и предыдущую, афинскую, на третьем месте в медальной таблице. Вот только ощущения у корреспондента "Ъ" АЛЕКСЕЯ Ъ-ДОСПЕХОВА она оставила несколько иные, куда менее приятные.


Самым напряженным и нервным днем на этой Олимпиаде для тех, кто отвечает за российский спорт, была, видимо, минувшая суббота. Перед финальным уикендом Россия в командном зачете Олимпиады шла четвертой, позади не только Китая и США, но и Великобритании. Россияне усилиями группы синхронисток, каноиста Максима Опалева, боксера Рахима Чахкиева и гимнастки Евгении Канаевой мощно накатили, а в воскресенье еще двумя золотыми наградами закрепили — нет, не успех, конечно, а просто третью, афинскую позицию, оставившую чувство растерянности, что ли.

Есть цифры, подчеркивающие контраст между ожиданиями и реальностью. 72 награды в общей сложности — это меньше, чем было у России на Олимпиадах в Сиднее и Афинах, и лишь чуть-чуть больше, чем те 63, которые она завоевала на самой первой своей Олимпиаде в 1996 году в Атланте. Но первых мест тогда, в 1996-м, все равно было больше, чем сейчас,— 26 против 23, и закончила ту Олимпиаду российская команда второй вслед за США и с приличным отрывом от преследователей.

72 награды — это меньше, чем хотел привезти из Пекина президент Олимпийского комитета России Леонид Тягачев (80), и гораздо меньше, чем получалось, если сложить запланированные всеми российскими спортивными федерациями перед Олимпиадой. Будь эти планы реализованы полностью, Россия получила бы, страшно поверить, 108 медалей, из них 38 золотых, а в субботу и воскресенье боролась бы не за третье место с британцами, а за второе с США и, скорее всего, в этой борьбе выиграла.

Недобор вышел приличным. Из тех, кто давал обязательство биться как минимум за одну золотую награду, то есть внести по-настоящему заметный вклад в командный зачет, правильно рассчитали силы или даже перевыполнили план только несколько федераций — художественной гимнастики, синхронного плавания, тенниса, современного пятиборья, гребли на байдарках и каноэ, а также спортивной борьбы и, как ни странно, легкой атлетики, хотя та, как известно, накануне Олимпиады из-за допинговых скандалов лишилась с полдюжины потенциальных медалистов. Без борцов и легкоатлетов, добывших почти половину российских первых мест (11), мы на этой Олимпиаде не попали бы даже в топ-пятерку.

Список видов спорта, в которых соответствовать прогнозам не вышло, куда длиннее. В спортивной гимнастике, стрельбе, велоспорте, тяжелой атлетике, дзюдо, прыжках на батуте ни одной золотой медали, притом что каждая из отвечающих за этот вид спорта федераций как минимум одно золото планировала. Плавание принесло одну высшую награду — в открытой в воде (счастливо для России очутившемся в 2008 году в олимпийской программе). Но ведь должна была быть еще и такая же в бассейне. В фехтовании тоже одна золотая награда, вообще единственная на весь вид спорта при мечтах о шести медалях, на треть золотых.

В игровых командных видах спорта — ноль первых мест и всего одна сборная в финале. А должно было их там быть, если верить официальным прогнозам, никак не меньше трех. В боксе все закончилось в итоге более-менее благополучно. Однако для российских боксеров две золотые награды стали выглядеть отличным результатом только после того, как восемь из 11 из них уехали с Олимпиады, не добравшись до полуфиналов. В остальных же провал был слишком очевидным.

Неприятными были не столько цифры, сколько легкость, с которой недобор объяснялся. Штангисты указывали на прибавки в личных рекордах у китайских соперников, превосходящие все мыслимые нормы, и секретные комнатки, куда тех заводят перед подходом. Пловцы — на обтекаемые костюмы американских, австралийских, итальянских, голландских конкурентов, а еще на то, что они сами показали результаты гораздо выше тех, что демонстрировали раньше: просто никто не знал, насколько далеко вперед уплыли другие. Стрелки и фехтовальщики говорили о том, что в их видах ничего нельзя загадывать заранее, все зависит от того, как пойдет. Прыгуны в воду и боксеры — о прокитайском судействе. Дзюдоисты — о случившейся в сборной после Афин радикальной смене поколений. Велосипедисты — о непрофессиональном менеджменте. Волейболисты — о несправедливости их вида спорта, в котором все может решить один удачно поставленный в полуфинале противниками блок при абсолютно равной игре.

Каждое из этих оправданий в отдельности вызывало сочувствие пострадавшим. Собранные вместе, они наводили в лучшем случае на мысли о покорности судьбе, которой российский спорт никогда ведь, кажется, не отличался. Напротив, он — прежний, как назвал его тренер боксеров Александр Лебзяк, "голодный" российский спорт — отличался готовностью выгрызать золото на любой территории, наплевав на секретные комнатки, судей и экипировку конкурентов, так же, как и разнообразием дисциплин, за счет которых выигрывал. В худшем — на мысли о каких-то системных просчетах, о том, что тренеры не умеют подводить спортсменов к главным стартам, создавать атмосферу в командах, а чиновники — правильно определять задачи и вести селекцию.

А рядом, протяни руку, был пример Китая. И тем, кто объяснял невиданный — до медальных показателей СССР — его взлет исключительно новыми видами допинга, не соответствующим регламенту возрастом маленьких гимнасток и благосклонным "домашним" судейством, стоило посмотреть документальный фильм, снятый американцами сразу после Олимпиады в Афинах, где Китай впервые обошел Россию. В нем демонстрировалось, как группы тренеров объезжают деревни и, измеряя рулеткой запястья, икры, объем грудной клетки, отбирают для различных спортшкол детей. Одного — в гимнастику, второго — в тяжелую атлетику, третьего — в прыжки в воду, четвертого — в греблю... У посмотревших его по крайней мере пропали бы вопросы насчет того, откуда взялись китайские чемпионы и медалисты в фехтовании и каноэ, боксе и плавании. Как пропадали они у тех, кто наблюдал за чем-то похожим в Советском Союзе. Наоборот, при таком подходе было бы странно, если бы чемпионы и медалисты в этих "некитайских" дисциплинах в конце концов не появились.

И стоило обязательно посмотреть залы, где проходило большинство олимпийских турниров. Эти арены на пять и более тысяч зрителей, прекрасно оборудованные, принадлежали пекинским университетам и предназначались для студентов, на которых всегда базировались спортивные успехи США. Симбиоз двух подходов — советского и американского — дал потрясающий, в полсотни золотых медалей с лишним, результат. И полноценный триумф, испортить который были не в состоянии даже выступившие в принципе на своем уровне американцы.

Итоги Олимпиады для сборной России оценить сложнее. Яркого и запоминающегося в ее исполнении в Пекине было не меньше, чем плохого: рекордный прыжок с шестом Елены Исинбаевой, поднявший на ноги "Птичье гнездо", третье золото в вольной борьбе Бувайсы Сайтиева и второе — боксера Алексея Тищенко, победа с каким-то невероятным преимуществом над соперницами юной Евгении Канаевой, финиш Максима Опалева и отчаянная драка с итальянками рапиристок.

Россия не осталась в тени на этой Олимпиаде. Но это не избавило от ощущения, что когда-нибудь она может в тени остаться. Потому что, например, еще перед Афинами казалось, что прыжки на батуте — это наш навеки вид спорта, а теперь родоначальникам в нем светит максимум бронза. Потому что китайцы, еще недавно учившиеся художественной гимнастике, уже, во всяком случае в групповых упражнениях, дают России бой. Потому что гимнастика спортивная не рождает личностей, равных по таланту Алексею Немову и Светлане Хоркиной, плавание — Александру Попову и Денису Панкратову, а велоспорт — Вячеславу Екимову, таких, чтобы сразу было видно, что это великий чемпион.

А еще потому, что была субботняя погоня за британцами, которых четыре года назад просто невозможно было воспринимать как серьезных соперников в командном зачете. В Афинах на счету Великобритании было девять золотых медалей, и она замкнула топ-десятку. В Пекине она увеличила количество первых мест ровно вдвое, добившись в действительности прогресса еще более впечатляющего, чем Китай. Тот ведь по сравнению с Афинами, где у китайцев было 32 золота, получил не 100-, а все же 90-процентную прибавку первых мест.

Следующая Олимпиада пройдет в Лондоне. И России надо не прозевать очередной британский рывок, после которого потеряет смысл и борьба за превратившееся в нормальное третье место в командном зачете. А для этого, видимо, придется переориентироваться с поиска оправданий за поражения на поиск путей, чтобы начать удивлять так же, как на этой Олимпиаде удивляли бившие рекорд за рекордом китайские штангисты и английские велосипедисты.

Алексей Ъ-Доспехов


Комментарии
Профиль пользователя