Коротко

Новости

Подробно

Южная Осетия объявила войну мародерам

В их число записывают соперников Эдуарда Кокойты

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 7

В Южной Осетии вчера началась новая война — на этот раз с мародерами. Власти республики заявили о двух расстрелянных в Джаве мародерах и пообещали, что так будет со всеми, кто будет покушаться на чужое добро. Такими методами власти намерены остановить панику среди местных жителей и беженцев, начавших стремительно возвращаться в свои дома. Однако под предлогом борьбы с мародерами в Южной Осетии теперь смогут расправиться и со всеми неугодными властям людьми.


О том, что в послевоенной республике создан комитет по борьбе с мародерством, "Ъ" еще накануне сообщил секретарь Совбеза Южной Осетии Анатолий Баранкевич. "Сначала люди боялись бомбежек, теперь боятся мародеров,— сказал чиновник.— Мы намерены это жестко пресекать". Насколько жесткими будут введенные меры, стало ясно уже на следующий день, когда в Цхинвали с семи вечера до шести утра ввели комендантский час и запретили людям с оружием появляться на улице. Более того, вчера югоосетинский сопредседатель смешанной контрольной комиссии по урегулированию конфликта Борис Чочиев заявил, что в Джаве расстреляны два мародера, грабивших дома в опустевших селах. "По законам военного времени мародерство карается расстрелом,— заявил "Ъ" один из силовиков Южной Осетии.— Если мы не примем эти меры, то наше население еще долго не оправится от войны". Однако попытки "Ъ" выяснить фамилии и имена расстрелянных не увенчались успехом: ни в Южной Осетии, ни в Северной об этом ничего не знали. В МВД Южной Осетии "Ъ" вообще заявили, что "это информация распространена в профилактических целях". Правда, позднее глава МВД республики Михаил Миндзаев заявил, что мародеры были расстреляны из-за того, что "оказали сопротивление при попытке задержания". В оперативном штабе в Северной Осетии данными о мародерах "не располагали".

Действительно, последние дни мародерство в Южной Осетии стало главной угрозой безопасности населения. В первые дни войны местные жители и военнослужащие открыто выбивали двери магазинов, доставая оттуда воду и продукты питания, которые больше негде было взять. Но и спустя несколько дней, когда в Цхинвали появилась питьевая вода и продовольствие, грабежи не прекратились — теперь мародеры занялись брошенными домами. Отлавливать расхитителей имущества стали в Джаве, через которую потяжелевшие добровольцы возвращались в Россию. Говорят, что основной добычей мародеров стала видео- и аудиотехника. Впрочем, из сел вывозили даже крупный рогатый скот. Вполне возможно, что заявление господина Чочиева стало последним предупреждением для этой категории граждан.

Однако под предлогом борьбы с мародерством в республике может начаться преследование политических оппонентов президента Южной Осетии Эдуарда Кокойты, которых сейчас стало гораздо больше, чем до войны. В югоосетинской элите уже начались "разборки" между теми, кто остался в Цхинвали под бомбежками, и теми, кто его покинул.

Вчера "Ъ" стало известно о задержании охраной президента Кокойты двух жителей Северной Осетии Вадима и Владислава Козаевых. По словам родственников, они выехали из Владикавказа в Цхинвали 9 августа, чтобы вывезти оттуда свою мать, но встретив в Джаве президента Кокойты, обвинили его в трусости, за что были избиты и задержаны. До сих пор родные братьев Козаевых не получили о них никаких вестей.

— Наша мама все дни войны провела в Цхинвале, в подвале,— рассказали "Ъ" сестры Вадима и Владислава Бела и Валя Козаевы.— У нее был обширный инфаркт, она не могла передвигаться. Братья выехали туда за ней. Их увидела охрана Кокойты и остановила. Пришел Кокойты. Он еще со времен первой войны ненавидит Владислава, потому что Владислава все считают героем. Он герой Абхазии и Южной Осетии, десантник, я могу показать его ордена. Вадим — сотрудник МВД Северной Осетии. Мы все родом из Южной Осетии, и нас там все знают. Кокойты сидел в Джаве и не хотел, чтобы Владислав ехал воевать в Цхинвал. Он резко спросил брата: "Что ты тут делаешь?" А брат ему ответил: "Это что ты тут делаешь? Сбежал из Цхинвала, когда там женщины и старики в подвалах сидят под бомбами?" Из-за этого их и схватили.

О случившемся родным братьев Козаевых рассказали их знакомые в Южной Осетии, ставшие свидетелями конфликта в Джаве. Те же знакомые рассказывают, что братьев держат в подвале в Джаве, не дают им есть и пить.

— У Владислава язва желудка,— говорят его сестры.— Он в таких условиях долго не протянет.

Сестры Козаевы собрали всех родных и вышли на центральную площадь Владикавказа к Дому правительства. Они потребовали от властей республики вмешаться в конфликт. "Южная Осетия — непризнанная республика,— говорит Бела Козаева.— Кокойты не имеет права удерживать российских граждан на этой территории. Если их в чем-то обвиняют, пусть выдадут в Северную Осетию". Женщины хотели устроить пикет с транспарантами, но из администрации вышли чиновники и предупредили их, что акция не санкционирована и будет преследоваться по закону. "А потом они нам сказали, что ситуация сейчас сложная и не надо поднимать эту тему,— говорит Бела.— То есть они все боятся Кокойты, никто не хочет заниматься освобождением российских граждан".

Между тем факт задержания братьев Козаевых на территории Южной Осетии "Ъ" вчера подтвердил сам Эдуард Кокойты. Отвечая на вопрос "Ъ" о судьбе братьев, президент непризнанной республики заявил на пресс-конференции в Москве: "Эти провокаторы сегодня сидят и будут нести ответственность перед осетинским народом за раскол осетинского общества". Он причислил братьев Козаевых к тем силам, которые "за серьезное вознаграждение, за те гранты, которые получают через фонд Сороса, через какие-то новые американские структуры, пытаются расколоть Кавказ". В эти же силы президент Южной Осетии записал и Олега Тезиева — создателя югоосетинской армии в годы конфликта с Грузией, а в 1990-1993 годах — премьера непризнанной республики, который в середине 1990-х покинул свой пост из-за конфликтов с Эдуардом Кокойты и с тех пор проживает во Владикавказе.

Бела Козаева считает, что ее братьям предъявили "липовые обвинения, чтобы Кокойты мог с ними расправиться". "Брат задал ему справедливый вопрос: где он был, когда бомбили Цхинвал? — говорит Бела.— Он должен был сначала эвакуировать всех стариков, женщин и детей, а потом убегать в Джаву. Все сейчас об этом говорят, но его все боятся. А те, кто его не боится, его раздражают. Если кто против него слово скажет — он того закопает". Одна из сестер Козаевых, Жанна, несколько дней подряд пыталась подать заявление в МВД Северной Осетии о пропаже братьев. "У меня отказывались принять заявление,— говорит Жанна,— но в итоге приняли. Пусть теперь принимают меры. Мы обратимся в международные организации, но этого так не оставим".

Ольга Ъ-Алленова, Цхинвали--Владикавказ; Александр Ъ-Габуев



Комментарии
Профиль пользователя