Коротко

Новости

Подробно

Северная Осетия приютила Южную

Россия встречает раненых и беженцев

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 4

В Северную Осетию за последние трое суток, по неофициальным данным, прибыло около 35 тыс. беженцев из Цхинвали и окрестных сел. Они рассказывают об ожесточенных боях и о том, что в Южной Осетии есть села, где были убиты все жители. Беженцев расселяют по домам отдыха, пансионатам и школам. МЧС России везет в Северную Осетию тонны лекарств и продовольствия, но пока никто не может спрогнозировать, какое количество раненых и пострадавших прибудет в республику.


Переполненный московский самолет кружил над бесланским аэропортом минут 20. Когда самолет все-таки приземлился, выяснилось, что он пропускал два Ил-86 с ранеными. Уже на земле мы простояли на выезде из аэропорта около получаса, пропуская колонну бронетехники. Судя по разбитому асфальту, колонна эта далеко не первая. Помимо военных в Северную Осетию из разных регионов движутся автоколонны с 200 т продовольствия, из Москвы самолетами доставляют лекарства. В полукилометре от Алагира, с которого начинается Транскавказская автомагистраль, сотрудники МЧС разбили мобильный госпиталь для раненых. За сутки он способен принимать до ста человек, но пока пустует. Раненые из Южной Осетии уже были распределены по больницам Северной Осетии, а беженцы — по санаториям, пансионатам, базам отдыха, школам.

"Здесь уже нет никого,— нехотя сообщил усатый мужчина, представившийся начальником госпиталя.— Было несколько десятков раненых, как гражданских, так и военных, всем им была оказана необходимая помощь. Мы вообще уже сворачиваемся, передислоцируемся ближе к Рокскому тоннелю".

Вдоль дороги к Рокскому тоннелю, соединяющему север и юг Осетии, стоят колонны легкой техники, но попадаются танки и самоходки. У одной из них голосовал солдат. "Пацаны, мы здесь уже вторые сутки стоим. Поломались, когда в колонне шли,— он как будто извиняется.— Не можете нам еды какой-нибудь привезти, а то, кажется, про нас забыли". Мы развернулись в Алагир, где у одного из мелких продуктовых магазинов стояла изрешеченная пулями старая "Волга".

"Мы сегодня из Цхинвали выехали,— негромко рассказывала беженка Нелли Сиукаева.— По всей дороге от Цхинвала до Джавы валяются трупы российских и наших парней. Никто их не убирает, никому до них нет дела как будто. А в самом городе что творится! Грузины как будто знали, кто где прячется. Ходили по домам, вытаскивали людей из таких мест, о которых никогда не живший там человек ничего не знает, и расстреливали, а дома грабили. Я думаю, что экскурсоводы у них те грузины, которые всю жизнь прожили рядом с нами, потому что ничем другим я это объяснить не могу".

Недалеко от самоходки с голодными солдатами я встретил двух женщин, одна из которых оказалась беженкой из села Сатехари Мадиной Наниевой. "Когда начался обстрел, мы, как обычно, спустились в подвал переждать,— рассказывает она,— но под утро к нам забежал мой муж, сказал, чтобы мы срочно уходили, потому что наступала грузинская пехота. Слава богу, за несколько дней до этого успели отправить на север детей, так что нам было уже немного проще". Женщины прошли по лесам и через горы около 50 км. "Но можно сказать, нашему селу еще повезло — из него хоть кто-то сумел уйти,— продолжает Мадина.— Недалеко от нас есть еще село. Оттуда не смог уйти никто".

По информации руководителя пресс-службы МЧС Северной Осетии Владимира Иванова, вчера в госпитали Северной Осетии поступило "более сотни раненых", как военных, так и гражданских, однако назвать точную цифру не брался никто. "Их везут и военные машины, и обычные легковушки, так что говорить о конкретных цифрах невозможно",— пояснил "Ъ" источник в МЧС. То же говорят и о количестве беженцев. По неофициальным данным, за последние три дня из Южной Осетии прибыло более 35 тыс. человек. Вечером вчерашнего дня сотрудники МЧС ожидали большую колонну беженцев из Цхинвали.

Заур Ъ-Фарниев, Алагир



Комментарии
Профиль пользователя