Коротко

Новости

Подробно

Переворот считать отложенным

Журнал "Коммерсантъ Власть" от , стр. 34

На прошлой неделе в конституционном суде Турции слушалось беспрецедентное дело: впервые в истории страны под запрет могла попасть правящая партия. И хотя этого не произошло, многие уверены, что главные политические потрясения у Турции еще впереди.


Судебное дело о запрете правящей партии — явление беспрецедентное. Тем более что к правящей в Турции Партии справедливости и развития (ПСР) принадлежат действующие президент и премьер Абдулла Гюль и Реджеп Тайип Эрдоган. Помимо запрета самой партии судьи конституционного суда вполне могли запретить заниматься политической деятельностью нескольким десяткам ее высших функционеров, включая президента и премьера.

Правящая партия, получившая на последних парламентских выборах, состоявшихся ровно год назад, почти 47% голосов, позиционирует себя как исламистская. Однако основополагающие принципы конституции, заложенные еще основателем современной Турции Мустафой Кемалем Ататюрком, провозглашают светский характер государства.

Хранителями светских устоев Турции всегда считали себя военные. И хотя особая роль армии в конституции, естественно, не предусмотрена, военные неоднократно вмешивались в политику и четырежды в новейшей истории государства — в 1960, 1971, 1980 и 1997 годах — брали власть в свои руки.

У ПСР давние счеты к охранителям светской конституции. Ее предшественницы — Партия благоденствия и Партия добродетели — уже были запрещены конституционным судом соответственно в 1998 и 2001 годах. Первому запрету предшествовал как раз военный переворот. Каждый раз, впрочем, партия очень скоро возрождалась под новым названием, а судебные запреты никак не влияли на ее популярность.

Показательна история с избранием президентом Абдуллы Гюля, которого в Турции считают одним из наиболее стойких приверженцев исламизма. После прихода к власти ПСР в 2002 году и истечения срока полномочий бывшего президента Ахмета Недждета Сезера весной прошлого года правящая партия выдвинула на этот пост Гюля, бывшего в то время министром иностранных дел. Для избрания Гюля ПСР не хватило голосов (по конституции требуется квалифицированное большинство), и дело кончилось роспуском парламента и назначением всеобщих выборов. ПСР с триумфом победила, и на этот раз голосов оказалось достаточно.

Победа исламистов, однако, отнюдь не была окончательной. В начале нынешнего года парламент Турции принял закон, разрешающий женщинам носить головные платки в высших учебных заведениях. Ревнители светских устоев восприняли это как посягательство на конституцию, и очень скоро конституционный суд этот закон отменил.

А уже в марте прокурор апелляционного суда Турции Абдуррахман Ялчинкая направил запрос в конституционный суд с требованием запретить исламистскую партию. Слушания состоялись на прошлой неделе и шли в закрытом режиме три дня. До самого конца никто из наблюдателей не мог с уверенностью предсказать, каким будет решение. Лишь вечером в среду глава конституционного суда Хашим Кылыч объявил, что суд постановил не распускать партию, наложил на нее штраф, наполовину сократил финансирование из госбюджета и вынес предупреждение. Большинство членов суда (6 из 11) проголосовало за роспуск партии, но этого оказалось недостаточно — для принятия решения требовались голоса не менее 7 судей.

При всей значимости слушаний в конституционном суде для дальнейшего развития Турции вряд ли к процессу было бы приковано столь пристальное внимание в мире, если бы перед самым началом слушаний в Стамбуле не произошел громкий теракт. Два взрыва в оживленном квартале Гюнгорен унесли жизни 17 человек, более 150 получили ранения.

Ответственность за взрывы не взяла на себя ни одна из действующих в стране террористических группировок. А их в Турции немало — достаточно сказать, что за последние пять лет произошли десятки терактов, в организации которых обвиняли и курдских сепаратистов, и боевиков "Аль-Каиды", и крайние левые группировки.

На этот раз первая, самая очевидная версия состояла в том, что стамбульский взрыв организовала Рабочая партия Курдистана (РПК) в знак протеста против бомбардировок ее позиций в Северном Ираке турецкой авиацией. В пользу этой версии говорило то, что при взрывах использовалась взрывчатка, аналогичная той, которую применяют курдские боевики. Кроме того, вечером в понедельник в эфир BBC вышло записанное несколькими неделями раньше интервью одного из лидеров военного крыла РПК, в котором тот предупреждал о возможности нанесения ударов по военным и экономическим целям на территории Турции. Впрочем, руководство РПК поспешило отвергнуть обвинения и заявило, что не имеет к взрывам в Стамбуле никакого отношения.

Одновременно с первой стала обсуждаться и вторая версия: совпадение терактов с началом слушаний в конституционном суде неслучайно. Взрывы должны повлиять на ход процесса. Наблюдатели вспомнили о таинственной террористической группировке "Эргенекон", о которой впервые заговорили лишь в прошлом году, но которой теперь приписывают организацию многих терактов, в том числе и громких политических убийств. Одно из них — убийство турецкого журналиста, армянина по национальности, Гранта Динка в 2007 году. Кроме того, "Эргенекон" якобы готовил заговор с целью убийства нобелевского лауреата по литературе Орхана Памука.

"Эргенекон" — организация, имеющая отчетливый националистический, а значит, антиисламистский характер (поскольку в исламе отсутствует понятие "нация") и ставящая своей целью свержение нынешнего правительства Турции. Членами "Эргенекона" являются высокопоставленные военные (как действующие, так и отставные), университетские профессора, журналисты, политики, сотрудники неправительственных организаций и члены преступных кланов.

Около трех недель назад турецкие власти нанесли массированный удар по "Эргенекону", арестовав 46 предполагаемых членов группировки и выдвинув обвинения в общей сложности против 86. В настоящее время идет следствие, а судебный процесс намечен на октябрь. В связи с этим в турецкой прессе активно обсуждается возможность того, что и за взрывами в Стамбуле стоит "Эргенекон", а значит, эти теракты непосредственно связаны с начавшимися слушаниями в конституционном суде.

Впрочем, эта версия не отменяет курдскую. Некоторые наблюдатели отмечают, что играть на турецко-курдских противоречиях — вполне в духе "Эргенекона": создание нестабильности является одним из необходимых условий для достижения главной цели группировки — свержения нынешнего правительства. Поэтому теракт вполне мог быть задуман националистами из "Эргенекона", но осуществлен руками террористов одной из курдских группировок.

Разумеется, еще перед началом слушаний, состоявшихся на прошлой неделе, руководство ПСР приготовило пути отступления. При "мягком" запрете (когда запрещается сама партия, но не политическая деятельность ее лидеров) правительство могло продолжать функционировать. Его члены и поддерживающие их депутаты парламента либо стали бы беспартийными, либо вступили в одну из мелких партий. На очередных выборах исламистская партия могла бы выступить под новой вывеской, как уже не раз случалось в прошлом, и имела бы все шансы вновь победить. И не потому, что в турецком обществе так уж сильны исламистские настроения, а потому, что ПСР фактически единственная политическая сила в стране, способная предложить эффективно работающую экономическую модель (см. об этом "Власть" N29 за 2007 год).

Запрет не только партии, но и политической деятельности ее лидеров означал бы серьезный внутриполитический кризис в Турции и фактически поставил бы крест на продолжении переговоров о вступлении Турции в Евросоюз или отодвинул бы их на неопределенный срок. Ведь именно Эрдоган и его партия считаются главной движущей силой на пути европейской интеграции Турции.

Впрочем, Европу, где значительное число стран и их лидеров вовсе не мечтает видеть Турцию полноправным членом ЕС, такая перспектива, похоже, мало пугает. Во всяком случае, у Европейского суда по правам человека был шанс повлиять на ситуацию: незадолго до начала слушаний в конституционном суде Турции турецкий гражданин Али Сезер обратился в Страсбург с просьбой срочно принять упреждающее постановление, блокирующее рассмотрение дела о запрете ПСР (у Европейского суда есть такие полномочия). Однако Европейский суд не стал рассматривать дело немедленно, а отложил его на несколько месяцев — на такой срок, когда это уже будет неактуально.

То, что правящая партия благополучно пережила самый серьезный кризис со времени своего триумфального возвращения во власть, вовсе не означает, что на этом ее проблемы заканчиваются. Результаты голосования судей, когда противникам ПСР не хватило всего одного голоса, показывают, что положение партии остается неустойчивым. Против нее могут быть поданы новые иски, и при наличии предупреждения, вынесенного судом в минувшую среду, все может начаться сначала.

БОРИС ВОЛХОНСКИЙ


Как конституционный суд Турции запрещал партии

С момента основания в 1963 году конституционный суд Турции успел запретить 24 партии, большинство которых можно разделить на три группы — исламистские, коммунистические и прокурдские.


Согласно конституции, суд уполномочен принимать решения о роспуске политических партий на основании обращения генерального прокурора. Наиболее частым поводом для запрета были обвинения в действиях, направленных против национальной целостности страны или противоречащих принципам демократического и светского государства.

Исламистские партии В мае 1971 году суд распустил Партию национального порядка, выступавшую за введение обязательного религиозного образования. В октябре 1983 года за посягательство на устои светского государства закрыли Партию безмятежности. В январе 1998 года и июне 2001 года на том же основании прекращена деятельность исламистской Партии благоденствия и Партии добродетели. Их наследницей стала нынешняя правящая Партия справедливости и развития.

Коммунистические партии В июле 1971 года конституционный суд распустил коммунистическую Турецкую партию рабочих. Она действовала на нелегальном положении до середины 1980-х, когда вошла в Объединенную коммунистическую партию Турции. В июле 1991 года объединенная компартия также была запрещена судом. Ее обвинили в стремлении к гегемонии одного класса и использовании запрещенного названия "коммунистическая".

Прокурдские партии В июле 1993 года была запрещена основная прокурдская Народная партия труда, обвиненная в попытке подорвать целостность страны. В 1993-1994 годах также распущены созданные на ее основе Партия свободы и демократии и Демократическая партия. В марте 2003 года за связь с признанной террористической Рабочей партией Курдистана ликвидирована их наследница — Народная демократическая партия. А пришедшая ей на смену Демократическая народная партия, против которой прокурор также завел дело, предпочла самороспуск. В 1990-х за выступления в пользу языковых и культурных прав курдов были распущены Социалистическая партия и ее преемница Партия за социалистическую Турцию, а также Партия труда, Партия демократии и преобразования и Партия социалистического единства.

Ольга Шкуренко


Комментарии
Профиль пользователя