Декларация невоинственности

Лидеры G20 завершили саммит на Бали заявлением о войне, мире и всем остальном

Лидеры ведущих мировых экономик завершили встречу на Бали принятием итогового заявления, ставшего результатом трудного компромисса по проблеме украинского конфликта — главной теме саммита G20. Программа финальной части была нарушена ракетным инцидентом в Польше, что не помешало провести заключительную сессию. После этого президент Индонезии Джоко Видодо передал председательство в G20 премьер-министру Индии Нарендре Моди. Проявив неготовность к работе над проблемами мировой экономики в условиях военной конфронтации, G20 сохранила свою роль в качестве уникальной площадки для переговоров лидеров Запада и Востока.

Программа второго дня саммита G20 задержалась на два с половиной часа: утром лидеры стран, входящих в НАТО и «группу семи», собрались на незапланированную встречу для обсуждения инцидента с падением ракеты на востоке Польши

Фото: Steffen Hebestreit / BPA / Reuters

Второй, заключительный день работы саммита «группы двадцати» на острове Бали начался для его участников в природном парке Нгурах-Рай, где мировым лидерам предстояло поучаствовать в совместной посадке мангровых деревьев. Идея состояла в том, чтобы привлечь внимание к проблемам климата и сохранения лесов, позволив участникам встречи немного отвлечься от Украины, а заодно и продемонстрировать способность к совместной работе.

Облаченные в белые футболки и кепки с символикой саммита «двадцатки», мировые лидеры под телекамерами взяли в руки лопаты, однако воткнуть их в землю с первого раза и сделать лунки получилось не у всех. В ходе церемонии не обошлось без небольшого ЧП. Президент США Джо Байден по дороге в мангровые заросли оступился, однако находившийся рядом глава председательствующей в G20 Индонезии Джоко Видодо продемонстрировал отменную реакцию и сумел поддержать американского лидера.

Посадка деревьев прошла с опозданием на два с половиной часа из-за незапланированной встречи руководителей «группы семи» и стран НАТО в связи с инцидентом на востоке Польши, которую они были вынуждены провести после получения «молний» о падении ракеты в деревне Пшеводув на границе с Украиной.

В связи с польским инцидентом пришлось сдвигать и работу финальной сессии, которая должна была начаться после возвращения мировых лидеров из мангровых зарослей.

В этой нештатной ситуации хозяин встречи президент Видодо не оставлял попыток вернуть работу саммита в нормальное русло и сосредоточиться на основной программе обсуждения, которая в последний день не имела никакого отношения к украинскому конфликту. В ответ на просьбу журналистов прокомментировать польский инцидент Джоко Видодо дал понять, что говорить об этом он не видит смысла. «G20 — это экономический форум, финансовый форум, дипломатический форум, а не политический форум. Так что мы говорим об экономике»,— напомнил индонезийский лидер.

Состоявшаяся в среду после экологической акции третья, финальная сессия саммита G20 была посвящена вопросам происходящего в мире цифрового перехода и называлась «Цифровая трансформация». В ней принял участие министр финансов РФ Антон Силуанов. На сессии обсуждался вопрос, как сделать цифровизацию в экономике и общественной жизни более гармоничной.

На финальной сессии солировал будущий председатель G20 индийский премьер Нарендра Моди, для которого тема цифровых технологий давно стала одним из любимых коньков.

«Цифровая трансформация — самое замечательное изменение нашей эпохи. Надлежащее использование цифровых технологий может повысить эффективность многолетней глобальной борьбы с бедностью. Цифровые решения также могут быть полезны в борьбе с изменением климата — как мы все видели на примерах удаленной работы и безбумажных зеленых офисов во время COVID-19»,— увлеченно перечислял индийский премьер, наконец-то получивший возможность говорить об актуальной глобальной теме, никак не связанной с Украиной и санкциями против России. «Мы, лидеры G20, несем ответственность за то, чтобы преимущества цифровой трансформации не ограничивались небольшой частью человечества»,— отметил Нарендра Моди.

В это время шерпы (личные представители глав государств и правительств) согласовывали текст итоговой декларации саммита G20, принятие которой до последнего момента оставалось под вопросом. В ходе первой и второй сессий, которые проходили во вторник и были посвящены продовольственной и энергетической безопасности и системе мирового здравоохранения, западные участники попытались использовать обсуждение для обвинения России в создании кризисных ситуаций мирового масштаба в сферах продовольствия и энергетики. В связи с этим начавшаяся во вторник работа над итоговой декларацией шла со скрипом — каждая формулировка становилась предметом жесткого торга.

«Запад добавил фразу, что "многие делегации осудили Россию". Мы записали, что были изложены и альтернативные точки зрения. Мы считаем, что этого вполне достаточно»,— приоткрыл во вторник завесу над тем, как шла подготовка документа, глава МИД РФ Сергей Лавров.

Еще до завершения третьей сессии мировые агентства сообщили, что текст итоговой декларации согласован. Это позволило организаторам вздохнуть с облегчением — программа-минимум самого конфликтного саммита в истории G20 выполнена.

Текст коммюнике «двадцатки» усилиями РФ и группы редакторов незападного лагеря в итоге не стал откровенно антироссийским манифестом.

Единственный проблемный для Москвы абзац, о котором упоминал Сергей Лавров, в финальной версии сформулирован так: «Большинство стран осудили спецоперацию на Украине и подчеркнули, что она обостряет существующую нестабильность в глобальной экономике. Прозвучали и другие точки зрения и разные оценки ситуации и санкций». Осудившие Москву страны в заявлении G20 поименно не перечисляются.

Этот умеренно токсичный для России фрагмент декларации утонул в призывах направить усилия на то, ради чего G20 была создана,— решение проблем глобальной экономики и развития. «Мы продолжим обеспечивать единые правила игры и честную конкуренцию, чтобы способствовать созданию благоприятной для всех торговой и инвестиционной среды»,— отмечается в документе. Апофеозом же декларативности стал следующий пассаж: «Страны G20 подтверждают, что недискриминационная, основанная на правилах, свободная, справедливая, открытая, инклюзивная, равноправная, устойчивая и прозрачная многосторонняя торговая система, воплощением которой является ВТО, необходима для достижения общих целей инклюзивного роста, инноваций, создания рабочих мест и устойчивого развития в открытом и взаимосвязанном мире».

Упоминается в итоговом документе и черноморская зерновая инициатива, предусматривающая вывоз из России и Украины сельскохозяйственной продукции и удобрений. «Мы приветствуем стамбульские соглашения, подписанные при посредничестве Турции и ООН 22 июля 2022 года о беспрепятственных поставках зерна, продовольствия и удобрений из России и Украины с целью снизить напряженность и предотвратить нехватку продовольствия и голод в развивающихся странах»,— отмечается в документе.

После завершения финальной сессии прошла торжественная церемония, в ходе которой Джоко Видодо вручил индийскому премьеру Нарендре Моди молоток, символизирующий председательство в G20 (Дели официально примет эстафету 1 декабря). Перед тем как расстаться с заветным молотком, президент Видодо успел забить последний гвоздь своего лидерства в «двадцатке». «Наше председательство началось с надежды на всеобъемлющее восстановление мира после пандемии. Однако появились новые вызовы, которые не только мешают восстановлению, но и грозят ввергнуть мир в еще более глубокий кризис. В качестве председателя G20 Индонезия искала лучшие решения в течение года своего лидерства»,— признался Джоко Видодо, дав понять, что для сохранения «двадцатки» пытался сделать все, что только мог.

Сергей Строкань