«Не надо от такой схемы ожидать чудес»

Бизнесмены — о перспективах параллельного импорта

На этой неделе Минпромторг расширил перечень товаров для параллельного импорта. «Ъ» спросил ритейлеров, автодилеров и представителей онлайн-торговли о том, может ли такой механизм стать спасением для российской экономики.

Екатерина Ломакова, вице-президент по коммерческой деятельности компании «Азбука вкуса»:

Фото: «Азбука Вкуса»

— Параллельный импорт возможен только по тем брендам, которые официально покинули рынок. Если на территории РФ сохранено официальное представительство брендодержателя, даже при отсутствии поставок с его стороны товар ввезти не удастся. Кроме того, производители контролируют движение выпускаемой продукции и такой товар необходимо везти через третьи страны, не раскрывая конечного пункта назначения. Большие объемы продукции таким образом не ввезти.

Для нас это (параллельный импорт.— “Ъ”) возможность предложить покупателю привычный и любимый ранее продукт, но спасением это назвать сложно.


Александр Кнобель, директор Института международной экономики и финансов ВАВТ Минэка:

Фото: Анатолий Жданов, Коммерсантъ

— Параллельный импорт не спасение, но на определенное время смягчение негативного влияния санкций. Это нормальная мировая практика, когда нужно решить проблемы внутреннего рынка. Не надо от такой схемы ожидать чудес, но некоторое увеличение объема импортируемой продукции в районе $2–3 млрд в год произойдет. Особенно это актуально в таких секторах, как электроника, машины и оборудование, транспортные средства.


Дмитрий Леонов, заместитель председателя правления ассоциации «Руспродсоюз»:

Фото: из личного архива Дмитрия Леонова

— Параллельный импорт может быть интересен торговым сетям и обеспечивать на полке необходимый ассортимент. Для производителей не все так однозначно: под видом параллельного импорта в страну может быть ввезен контрафакт. Это негативно как для прямых импортеров, ведь они могут понести репутационные риски, так и для отечественных производителей, ведь контрафактная продукция за счет ее неподтвержденного качества может получить ценовое преимущество.

Параллельный импорт оборудования, комплектующих и т. п. для промышленности, аналогов которых в России сегодня либо нет, либо они не способны удовлетворить запросы предприятий, безусловно, необходим. По нашим данным, Роскачество будет фокусироваться на исследовании параллельного импорта. Возможно, это снизит риски фальсификата и контрафакта.


Денис Кондрашин, коммерческий директор сети «Золотое Яблоко»:

Фото: Дарья Постольник

— У параллельного импорта есть три важных минуса, которые для «Золотого яблока» являются ключевыми: во-первых, высокая цена. Во-вторых, мы не можем гарантировать стабильные и полные поставки: параллельный импорт позволяет привозить отдельные позиции, но не полную матрицу для торгового оборудования. В-третьих, доверие клиента к продукту, которое будет снижаться. Когда товар поступает официально через границу, у каждой единицы есть сертификат качества — это особенно важно для косметики и парфюмерии, где плохое качество продукта может навредить человеку.

Мы верим в замещение уходящих брендов новыми. С февраля этого года у нас появилось около 1 тыс. новых бьюти-брендов.


Михаил Славинский, генеральный директор компании «Ситилинк»:

Фото: «Ситилинк»

— Параллельный импорт — хорошая возможность не допустить дефицита и удовлетворить уже устоявшиеся потребительские предпочтения. И если сейчас дефицит на многие товары не ощущается, по крайней мере у нас в «Ситилинке», то к концу лета мы почувствуем на рынке сужение ассортимента товаров, которые есть в наличии. Сейчас активно обсуждаем поставки новых турецких и китайских брендов, с рядом из них уже есть договоренности.


Андрей Ольховский, генеральный директор ГК «Автодом»:

Фото: Дмитрий Духанин, Коммерсантъ

— Доставка и сертификация автомобилей теперь находятся в зоне ответственности дилеров. Механизм параллельного импорта пока только налаживается.

Увеличились логистические цепочки маршрута, равно как и расходы поставщиков. Поэтому ждать снижения стоимости автомобилей, ввезенных с помощью параллельного импорта, не стоит.

По техрегламенту Таможенного союза до сих пор требуется одобрение типа транспортного средства, которое сейчас импортер не выдает. Запрет ввоза в Россию авто дороже €50 тыс. ограничивает поставки моделей премиум-сегмента, что также осложняет параллельный импорт. Этот механизм не способен решить задачу возобновляемости автомобилей, поскольку основная проблема заключается в регламентах и ограничениях по работе с Россией со стороны производителей и ритейлеров.

Мы можем предоставить гарантию на автомобили, ввезенные путем параллельного импорта, но за отдельную плату, так как это не планируется закладывать в стоимость авто. Как вариант клиенты могут приобрести автомобиль без гарантии.


Артем Соколов, президент Ассоциации компаний интернет-торговли:

Фото: Эмин Джафаров, Коммерсантъ

— В условиях жесткого санкционного давления легализация параллельного импорта — мера вынужденная, но именно она поможет сохранить устойчивость экономики — и в промышленном секторе, и в ритейле.

Из возможных минусов — необходимость самостоятельно обеспечивать послепродажное сопровождение. При этом есть риски долгосрочной перспективы параллельного импорта — отсутствие стимулирования развития производства внутри страны и сокращение уже работающих локальных производств.


Михаил Швыдкой, спецпредставитель президента РФ по международному культурному сотрудничеству:

Фото: Эмин Джафаров, Коммерсантъ

— Нам нужна привлекательная кинопродукция, и я не думаю, что мы получим ее от «Диснея» или других западных лидеров кино. Поэтому сейчас, я условно говорю, нам нужен вариант «принудительной лицензии»: мы находим качественную копию и сборы от нее откладываем в рублях для того, чтобы потом расплатиться с правообладателем. Это один из вариантов для того, чтобы мы сохранили и развили российскую индустрию.

Без зарубежных фильмов наш кинопрокат не устоит, как не устоит и отечественное производство. Наша киноиндустрия выпускает 30 фильмов для проката в кинотеатрах. Чтобы в кинотеатры пошли люди, нужно снимать порядка 150–200 фильмов. Из американского опыта мы знаем: успешны 30–40 названий в год, а для того, чтобы они определились, нужно снять 350, даже 400 фильмов.


Вячеслав Зубарев, президент ассоциации «Российские автомобильные дилеры» (РОАД):

Фото: РОАД

— Параллельный импорт, как временная мера в условиях ограничения поставок и жестких санкций, станет возможностью получения части необходимых товаров, но не покроет весь образовавшийся дефицит. По запасным частям дилеры уже получают первые поставки. И, конечно, не все гладко на практике.

Сейчас отлаживаем логистику, и РОАД постоянно в диалоге с Минпромторгом по актуализации списка товаров. Но все равно не получится заместить полностью ни номенклатуру, ни такие же объемы, как ранее по официальным каналам.

Если же говорить об автомобилях, то сейчас еще не работает механизм ввоза для юридических лиц. А частные лица, естественно, завозят только в малом количестве.


Игорь Караваев, председатель президиума Ассоциации компаний розничной торговли:

Фото: Дмитрий Духанин, Коммерсантъ

— Это эффективное средство временной терапии отраслей, где в текущих условиях сформировался дефицит товаров. Он призван обеспечить потребность в привычных товарах до тех пор, пока не сформируется их внутреннее производство и устойчивые каналы поставок аналогов из альтернативных стран.

Важно дать возможность импортировать в том числе продовольственные товары, аналогов которым на внутреннем рынке нет. Например, товары бакалейной группы и алкогольную продукцию. Блокировать доступ продуктов питания по схеме параллельного импорта из-за опасений поставок контрафакта неоправданно. Федеральные торговые сети тщательно отслеживают качество и подлинность приобретаемых товаров, несут за это ответственность перед потребителями, так что риск ввоза некачественных товаров практически отсутствует.


Ольга Киселева, президент Ассоциации операторов фитнес-индустрии, руководитель сети фитнес-клубов World Gym в России:

Фото: Facebook.com / Olga.kiseleva.31

— В нашей сфере нет товаров или брендов, которые запрещены для поставки в страну. Но, с другой стороны, очень усложнились логистика и оплата. Поэтому такие поставки не будут для нас именно спасением, но при острой необходимости поддержат работоспособность имеющегося западного оборудования, если закончатся запасы на складах.

Для оснащения новых центров будем смотреть на восток: на Южную Корею и на Китай. Относительно западного оборудования это станет быстрее и дешевле.

Тем не менее в сервисе BMW мне уверенно заявили, что для моего пятилетнего Х4 привезут все необходимое.

Группа «Прямая речь»