Место от солнца

Мировая энергетика

Россия, несмотря на санкции и ответные меры, сохранит свое важное место в глобальной энергетике, по крайней мере до тех пор, пока не произойдет существенная переориентация значительного числа стран на полностью безуглеродную энергетику.

Существенно снизить зависимость от энергоресурсов России другие страны смогут только при полном переходе на безуглеродную энергетику. Но это если и произойдет, то очень нескоро

Фото: Александр Коряков, Коммерсантъ

Исполнительный директор Международного энергетического агентства (МЭА) Фатих Бирол в начале мая этого года на конференции в Вене заявил, что в настоящее время мир переживает первый в истории глобальный кризис в энергетике. Одна из основных причин его — политический конфликт России с другими странами. Санкции к одному из основных поставщиков нефти и газа в мире и его ответные меры будут иметь большие последствия для всего мирового энергетического рынка. По мнению главы МЭА, следующие несколько лет будут непростыми и необходимо готовиться к преодолению трудностей.

Альтернатив нет

Российские отраслевые эксперты имеют схожие выводы. Они считают, что, несмотря на санкции и контрсанкции, Россия сохранит свое важно место в глобальной энергетике, так как большинство стран продолжают зависеть от традиционных энергоресурсов. При этом если наша страна выпадет из их поставки в другие государства, то это приведет к серьезному росту цен на энергоносители и, как следствие, к росту цен на мировом рынке на все наиболее значимые товары.

Решающая роль в энергетическом комплексе всего мира принадлежит электроэнергетике, развитие которой определяет уровень научно-технического прогресса и качество жизни населения, напоминает собственник и генеральный директор компании «Энерготэк» Дмитрий Кулешов. Поэтому выработка и потребление электроэнергетики оказывают существенное влияние на экономику любой страны. В России на долю АЭС приходится 18% от всей выработки электроэнергии, ГЭС — 17%, ТЭС — 64%, ВИЭ — 1%. В Европе доля ТЭС занимает 45%, ГЭС — 15%, АЭС — 12%, ВЭС — 15%, СЭС — 5%, в США — 68%. Из приведенных данных видно, что существенную долю в генерации электроэнергетики как в России, так и в мире составляют ТЭС, в основном работающие на угле и газе. «На мой взгляд, на сегодняшний день Европа практически полностью зависима от российского газа. Вся инфраструктура европейских стран построена в расчете на поставки российского газа. Принимая во внимание баланс потребления российских ресурсов в качестве сырья для обеспечения работы европейских стран, можно с высокой вероятностью полагать, что никаких существенных изменений в перераспределении энергоресурсов не будет и роль России в качестве основного поставщика газа сохранится. Что касается поставки нефти, то большинство европейских нефтеперерабатывающих заводов "заточены" под тяжелую российскую нефть и переход на других поставщиков в краткосрочной перспективе не представляется возможным, особенно для стран Восточной Европы, переориентация которых потребует существенных издержек»,— говорит господин Кулешов.

Делится своей статистикой и старший аналитик ГК Forex Club Валерий Полховский. Он отмечает, что по объемам добычи нефти Россия является одним из лидеров, добывая 12% от общемирового объема. При этом до 80% всей добываемой в стране нефти направляется на экспорт, вся Восточная Европа зависит от нее. Природный газ в России составляет 23% общемировых запасов, его ежегодная добыча газа примерно 25% от мирового объема. «Теоретически страны ЕС могут возить нефть танкерами из Саудовской Аравии, Ирана, Ирака, Объединенных Арабских Эмиратов. В этом случае Россия может лишиться до трети всего своего нефтяного экспорта. Что касается газа, то Европа может заменить российский газ СПГ из Норвегии, Катара, Алжира, США и Нигерии. Конечно, ситуация на мировом энергетическом рынке осложнится, но вряд ли будет критической»,— считает он.

«Зеленый» курс

Эксперты полагают, что существенно снизить зависимость от энергоресурсов России другие страны смогут только при полном переходе на безуглеродную энергетику. Но это если и произойдет, то очень нескоро. Энергетика слишком инертная отрасль, отмечает генеральный директор ПАО «Европейская электротехника» Илья Каленков, чтобы можно было бы за дни, недели или даже месяцы перестроить ее с одного вида топлива на другой либо перейти на полностью безуглеродную энергетику. Это процессы, которые займут годы, если не десятилетия.

Поэтому, когда премьер-министр Великобритании Борис Джонсон заявляет, что для отказа от углеводородов, планирует построить восемь атомных станций на территории страны, это звучит сильно. Но физически сделать это не получится ни сегодня, ни завтра, ни через месяц. В реальности срок их строительства составляет около 15 лет. «Я считаю, что новые источники энергии, возобновляемые источники, альтернативная энергетика — это вещь, которая хороша точечно, в определенных, конкретных местах. В силу особенностей геологии, инсоляции, розы ветров или в местах, где нет возможности протащить газовую трубу, построить электростанцию. То есть все это имеет право на жизнь. Но в нашей стране, которая обладает крупнейшими запасами газа, надо заметить чистого топлива с экологической точки зрения, абсолютно не имеет смысла тратить деньги на возобновляемые источники. Мы спокойно можем пользоваться ресурсом, который у нас есть, и отлично жить»,— полагает господин Каленков.

Между тем, по мнению руководителя Лиги зеленых брендов Полины Пахомовой, несмотря на последние политические события, Россия продолжит взятый тренд на использование новых источников электроэнергии. «Декарбонизация — один из ключевых глобальных факторов, определяющих связанность рынков в единую цепочку поставок. Также следует учитывать, что в России уже развернуты крупные инвестиционные проекты в рамках ВИЭ. По данным Ассоциации развития возобновляемой энергетики, по итогам первого квартала 2022 года совокупная установленная мощность объектов ВИЭ, построенных в рамках ДПМ ВИЭ, составила 3,6 ГВт — в 1,4 раза больше, чем по итогам первого квартала 2021 года. Один из вариантов наращивания емкости российского рынка — разработка и внедрение понятного государственного регулирования в данном направлении, каким может стать единый углеродный стандарт и привязанные к нему меры поддержки бизнеса со стороны государства».

В рамках импортозамещения

Без России мировую энергетику в ближайшее время ждут сложности, полагают эксперты, но и ограниченно внутри страны отечественному ТЭК будет сложно развиваться. Тем не менее в большинстве своем многие сложности преодолимы.

Заместитель директора по направлению «Инжиниринг» группы компаний SRG Евгений Фатеев считает, что на эти цели потребуются серьезные инвестиции. В частности, учитывая водородную стратегию ЕС, России как минимум необходимо разработать собственные технологии производства или минимизировать зависимость от западного оборудования на случай секторальных санкций со стороны США, как это произошло в нефтегазовой сфере. «Из заявлений Минэнерго РФ ясно, что всем этим они и собираются заниматься. Создавать новую продуктовую линейку, развивать нефтехимическую промышленность и заняться производством водорода, кроме того, стимулировать энергоэффективность и развивать технологии улавливания углерода. Задача комплексная, и она потребует задействования интеллектуального потенциала всех вовлеченных игроков, организационной и финансовой поддержки государства»,— считает он.

Перед отечественным ТЭК стоит амбициозная задача создания единой цифровой базы данных, способной систематизировать работу с ресурсами различных игроков (от регулятора до добывающих компаний), указывает основатель агрегатора технологических проектов Venn и партнер компании Rights Business Standard (RBS) Виктория Арабина. «Конечно, переход на импортозамещение — большие риски для компаний ТЭК ввиду необходимости их апробации, новизны многих из них, рисков для технологических или бизнес-процессов. Вместе с тем сегодня рынку выбора не предоставляют. Многие виды ПО должны и будут разрабатываться "по заказу", так как ввиду высокой конкуренции ранее отечественные команды не видели в создании их аналогов перспективу. Кроме того, многие компании еще больше направят свою стратегию цифровизации на решения для кибербезопасности, автономности систем и шифрования данных»,— констатирует эксперт.

Артем Алданов