Безработица не находит себе рабочего места

Российский рынок труда остается стабильным

Спустя три месяца после начала специальной военной операции РФ на Украине рынок труда пока слабо отзывается на массовые заявления иностранных компаний об уходе с российского рынка и беспрецедентные по масштабу санкции против национальной экономики. Небольшой рост числа уволенных и переведенных в режим простоя зафиксирован правительством в мае, однако в целом власти считают ситуацию с безработицей управляемой, риски обещано минимизировать программами господдержки и точечными договоренностями с крупными работодателями. По мнению экспертов, позитивные прогнозы преждевременны: вслед за сворачиванием инвестиционных программ компании перейдут к оптимизации фонда оплаты труда и без увольнений, видимая же стабильность на рынке отчасти объясняется прошлогодним дефицитом кадров.

Фото: Евгений Павленко, Коммерсантъ

В первые месяцы военной операции РФ на Украине ситуация на рынке труда оставалась внешне стабильной: по последним данным Росстата, уровень безработицы в марте сохранился на историческом минимуме в 4,1%. Хотя в мае правительство сообщило о нарастании негативных трендов и росте официальной безработицы, эти показатели также не выглядят тревожными. Число официально безработных составило 690,5 тыс. против 683 тыс. по состоянию на 1 марта. Вице-премьер Татьяна Голикова оценила такую динамику как «постепенную, пока слабо выраженную тенденцию по изменению ситуации на рынке труда».

Одновременно показатели дают основания представителям власти констатировать устойчивость и адаптивность российской экономики. В частности, помощник президента Максим Орешкин на просветительском марафоне «Новые горизонты» 19 мая декларировал, что ситуация с безработицей в России сейчас полностью управляема: «Да, действительно, есть увольнения, есть простои на предприятиях, но такого всплеска безработицы, как был в пандемию, сейчас нет». В разгар пандемии наблюдался резкий рост безработицы: в апреле 2020 года показатель вырос до 5,8% с 4,7% в марте, достигнув пика в 6,4% в августе.

Скромные показатели официальной безработицы в 2022 году отчасти объясняются корректировкой подхода к господдержке. В отличие от ковидной стратегии, обещавшей выплаты безработным при регистрации в службах занятости (пособие в размере прожиточного минимума), нынешний план помощи не содержит денежных стимулов, во многом сводится к дерегулированию трудовых отношений и созданию гибких механизмов — речь идет о введении правил передачи работников от одного работодателя к другому и запуске программ переобучения для работников. В целом конструкция господдержки предусматривает два направления: помимо помощи работникам, потерявшим работу или попавшим под риск увольнения, созданы программы сохранения занятости на предприятиях: субсидии на организацию временных работ для сотрудников и их переобучение. Стоимость мер по поддержке рынка труда оценивается в 40 млрд руб., или 4% от общей суммы антикризисного пакета.

Впрочем, говорить о полной стабильности на рынке труда преждевременно: к середине мая в простое находились около 138 тыс. работников против 98 тыс. в апреле, на неполную занятость переведены 131 тыс. работников против 110 тыс. Рост числа работников в простое объясняется приостановкой работы в РФ иностранных компаний, а также сжатием производства на отечественных предприятиях из-за ограничений на экспорт и повышения логистических и финансовых рисков. Максим Орешкин уже пообещал при появлении подобных проблем точечно устранять их совместно с бизнесом.

Уйти, нельзя остаться

Риски, прогнозируемые экспертами в связи с уходом зарубежных компаний с российского рынка, в целом не оправдались. Как указывает Виталий Федин, партнер группы компаний SRG, руководитель экспертного центра по трудовым отношениям и охране труда «Деловой России», в ближайшем будущем мы не увидим каких-то глобальных изменений из-за прекращения их бизнеса в РФ. «Во-первых, это относительно небольшой сегмент рынка труда. Во-вторых, эти компании в основном остаются на российском рынке в другом формате, например со сменой собственника и/или бренда»,— объясняет эксперт.

Действительно, о смене брендов массово сообщали аудиторские компании, представители медиахолдингов. В последние недели стало известно о продаже бизнеса польской LPP Group (бренды Reserved, Cropp, House и Mohito) китайским инвесторам и возобновлении работы под новыми именами. О продаже локальному менеджменту сообщил швейцарский страховщик Zurich Insurance Group. Продажа McDonald`s нынешнему лицензиату и вовсе обещает расширение сети и создание новых рабочих мест. «Пока о масштабах безработицы говорить рано — необходимо учитывать временной лаг, полностью оценить ситуацию можно будет в течение трех-четырех месяцев, поскольку в феврале—апреле крупные международные компании объявляли о приостановке деятельности с сохранением рабочих мест и заработной платы»,— констатирует ведущий эксперт направления «Экономика и социальное развитие» Центра стратегических разработок (ЦСР) Елена Хейфец.

Ранее источник “Ъ” в правительстве сообщал, что общее число россиян, занятых на работающих на территории РФ иностранных предприятиях, составляет примерно 2 млн человек, и «под вопросом» находились рабочие места примерно 500 тыс. из них. Для минимизации рисков парламентариями разработан и поддержан правительством проект о внешней администрации в оставленных иностранных компаниях — перехват контроля над зарубежной компанией возможен в том числе при сокращении более трети персонала или прекращении деятельности без очевидных причин. В Госдуме сообщали, что это обеспечит защиту «прав и законных интересов как физических, так и юрлиц» и поможет иностранным инвесторам комфортно переждать период турбулентности с возможностью возобновить деятельность в России либо продать принадлежащий им пакет акций.

Законопроект все еще рассматривается, между тем уход иностранных инвесторов с российского рынка начался. Французская компания Renault уже передала завод московским властям «за символическую плату без возможности выкупа», далее продолжатся переговоры о судьбе активов остальных иностранных автоконцернов, приостановивших российское производство на длительный срок, сообщали в Минпромторге. Хотя в правительстве рассчитывают на привлечение к сотрудничеству других иностранных партнеров (например, из КНР), вероятно, компенсировать нынешние объемы инвестиций в производство в ближайшее время не удастся.

В поиске зарплатной экономии

По данным Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования (ЦМАКП), индекс инвестиционной активности (фиксирует изменение предложения инвесттоваров в экономике РФ) в марте текущего года сократился сразу на 19,5% — до 103,6 пункта с 127 пунктов в феврале. Таким образом, после бурного роста в конце 2021-го интенсивность инвестактивности вернулась примерно на уровень 2019 года, отметили аналитики. По словам Виталия Федина, прогнозировать рост и расширение штата на фоне спада инвестактивности можно только в локальных точках. «Безусловно, отдельные компании будут успешно развиваться. Но в целом ожидать позитивных тенденций на рынке труда, активизации спроса на рабочую силу нам не стоит»,— отмечает эксперт.

До сих пор российский бизнес сохраняет занятость в силу нескольких причин, считают в «Деловой России». Первая причина состоит в инерции предыдущих периодов: в прошлом году успешно работающие российские компании испытывали сильный дефицит рабочей силы, рекрутинговая активность бизнеса была крайне высокой. «С большим трудом формировались работоспособные трудовые коллективы. Сейчас объем вакансий схлопывается. Да, безработных не становится существенно больше. Но ситуация дефицита кадров теряет свою актуальность»,— объясняет господин Федин.

Другое объяснение сводится к тому, что любые увольнения для компании — это мероприятия по уменьшению фонда оплаты труда (ФОТ). «Российские компании имеют в своем бэкграунде и другие кейсы уменьшения ФОТ: задолженность по заработной плате, вынужденные отпуска, заморозка планируемого ранее повышения заработной платы, уменьшение заработной платы (как премиальной части, так и оклада). Думаю, что в этом году мы увидим расширение масштабов подобной практики»,— предполагает эксперт.

Прогнозы эксперта частично подтверждают данные компании HeadHunter, которая фиксировала сокращение объема найма с конца февраля. Проведенный компанией апрельский опрос настроений и ожиданий работодателей (420 компаний) показывает, что 17% компаний уже внепланово остановили подбор персонала на остаток 2022 года, еще 28% сокращают наем, лишь 4% сообщили о планах расширения штата, 40% пока не стали менять планы. Между тем 23% респондентов признались, что уже сократили персонал с начала спецоперации, тогда как 14% нанимали сотрудников. Прогнозы компаний выглядят более оптимистичными: в то время как 29% работодателей уверены, что до конца года численность сотрудников уменьшится, 35% рассчитывают на расширение штата. Оптимистические настроения зафиксированы и по поводу будущих зарплат: 22% опрошенных прогнозируют их рост, 11% — сокращение.

В ЦСР предполагают, что масштабы безработицы будут варьироваться от отрасли к отрасли и в зависимости от объемов самого бизнеса. Крупный бизнес обладает большей прочностью, запасами, а также возможностью для более быстрого перехода на импортозамещение. «Не исключено, что рост безработицы может усилиться в тех отраслях, которые ранее уже испытывали давление: оптово-розничная торговля, строительство, обрабатывающее производство. Напротив, повышенная загрузка может отмечаться среди работников импортозамещающих предприятий и предприятий, работающих по оборонным заказам, что будет способствовать перераспределению работников на рынке труда»,— объясняет Елена Хейфец.

Мнение эксперта разделяют в «Опоре России». «Если говорить про те отрасли, где есть риски сокращения, то это сферы, подверженные экономическим проблемам,— деятельность туристических агентств и прочих организаций, осуществляющих услуги в сфере туризма. Плюс еще не оправившаяся от ковидных ограничений отрасль по организации и проведению различных мероприятий»,— поясняет исполнительный директор «Опоры России» Андрей Шубин. В целом ситуация в секторе выглядит стабильной. Согласно опросу в рамках Индекса настроений малого бизнеса RSBI, в апреле нанимали работников 7% компаний, увольняли — 11%, что сопоставимо с данными марта. При этом в ближайшие три месяца расширять штат планируют 17% респондентов (15% в марте), планы по оптимизации штата не изменились: сокращать планируют 9%. «Малый бизнес всегда отличался тем, что дорожит своими кадрами, так как МСП конкурирует за них с крупным бизнесом и часто сам готовит и выращивает их. Более того, МСП несет большую социальную функцию, поскольку работает в небольших и малых населенных пунктах и дает работу гражданам на селе»,— отмечает Андрей Шубин. По его словам, стабильность в секторе обеспечили меры правительства по сохранению штата в рамках программ ФОТ 2.0 и ФОТ 3.0.

Санкции с отложенным эффектом

В целом эксперты предупреждают, что позитивных тенденций на рынке труда и активизации спроса на рабочую силу ждать не стоит. По мнению Виталия Федина, рынок труда будет характеризоваться другими трендами: замещение существенной части рабочих мест, на которых заняты трудовые мигранты, российскими работниками, снижение доли занятых в сфере сервиса и переток рабочей силы в реальный сектор экономики, увеличение числа рабочих мест в госсекторе, снижение качества рабочих мест и условий труда. В ЦСР добавляют, что при стабильно высоком общем спросе на рабочую силу из-за его меняющейся структуры работнику придется доучиваться или адаптировать свои ожидания к имеющемуся запросу. «В таких ситуациях мы также наблюдаем рост безработицы, но применительно к отдельным соискателям это не затяжная безработица. Иными словами, рост безработицы отчасти будет компенсирован сопоставимой емкостью рынка труда»,— объясняет Елена Хейфец.

В ЦМАКП и Российском союзе промышленников и предпринимателей предостерегают от преждевременных оценок рынка труда. По мнению экспертов, эффект от санкций будет заметен к концу года. Тем временем в правительстве прогнозируют пик безработицы в третьем квартале: в среднем за 2022 год безработица в базовом варианте макроэкономического прогноза ожидается на уровне 6,7%, в 2023-м — 6,6%, в 2024-м — 5,4%, в 2025 году — 4,5%. В консервативном варианте, предусматривающем ужесточение санкций, в 2022 году безработица составит 7% и опустится до 4,8% в 2025 году.

Диана Галиева