Совет и нелюбовь

Адвокатская палата наказала Ивана Павлова за «накопление политического капитала»

Совет Адвокатской палаты Петербурга выдал адвокату Ивану Павлову (причислен властями РФ к иностранным агентам) мотивировочную часть решения по жалобам на его деятельность. Нарушениями были признаны три из 14 пунктов, касающиеся публикации возбуждения производства по жалобе на его деятельность, а также публичного обсуждения уголовных дел подзащитных господина Павлова. Их совет признал «накоплением политического капитала» и введением в заблуждение самих подзащитных. Иван Павлов не согласен ни с одним из пунктов «обвинения» и благодарит «того, который не стрелял» — единственного члена совета, голосовавшего против. После публикации решения представитель господина Павлова Александр Мелешко принял решения прекратить какое-либо участие в руководящих органах палаты.

Адвокат Иван Павлов

Фото: Давид Френкель, Коммерсантъ

Адвокат Иван Павлов (считается властями РФ иностранным агентом) опубликовал в одной из запрещенных соцсетей мотивировочное решение совета палаты по жалобам на него Министерства юстиции (которое он считает инструментом ФСБ). Они касались неявки на следственные действия по делу Ивана Сафронова (бывший журналист «Ъ» и «Ведомостей», советник главы Роскосмоса, который обвиняется в госизмене), публикации нормативных актов палаты и прочих публичных действий господина Павлова. На адвоката не менее четырех раз жаловался Минюст. Как считает юрист, действия министерства мотивированы давлением ФСБ (является обвинителем по делу Ивана Сафронова).

Совет палаты решился на признание его вины по трем из 14 пунктов претензий. В частности, он считает нарушением публикацию постановления о возбуждении дисциплинарного производства в отношении самого господина Павлова по жалобе Минюста. Данная процедура является закрытой, и члены квалификационной комиссии (она первой рассматривает жалобу) не имеют права разглашать информацию о ней. Совет счел это «подрывом доверия к адвокатуре», хотя Иван Павлов неоднократно, в том числе в разговоре с «Ъ», утверждал, что он не является членом комиссии, следовательно, на него запрет не распространяется.

Иные претензии касаются публичной деятельности адвоката, в первую очередь, относительно его позиции в деле Ивана Сафронова. В первую очередь само позиционирование Иваном Павловым себя как защитника экс-журналиста совет палаты считает неправильным, так как юрист находится не в России и под уголовным преследованием (против него возбуждено дело по ст. 310 УК РФ (разглашение данных предварительного следствия)), что коллеги посчитали введением в заблуждение подзащитного о способности адвоката действовать в его интересах. Кроме того, они уверены, что, рассуждая об уголовных делах, которые он ведет, в эфирах политических программ в СМИ, Иван Павлов занимается «накоплением политического капитала», что нарушает адвокатскую этику. Рассуждения в тех же программах о деятельности Роскомнадзора и Конституционного суда совет нарушением не счел.

Господин Павлов написал «разбор» признанных палатой претензий. «Лишь по трем пунктам из 14 удалось соорудить хоть какие-то словесные конструкции, которыми обосновывают мое “ненадлежащее профессиональное поведение”»,— говорит он, отмечая, что не согласен и с теми тремя признанными нарушениями. Он также отмечает, что за окончательное утверждение палатой ее решения принципиально против проголосовал один человек, хотя «по его данным, несогласных было больше». Однако он благодарит «того, который не стрелял». По итогам рассмотрения претензий Ивану Павлову было вынесено предупреждение, однако ключевым моментом в заседании является параллельное решение о приостановке статуса адвоката по причине неисполнения обязанностей на протяжении полугода. Совет палаты счел, что так как господин Павлов находится в розыске, он не может помогать подзащитным. При этом сам адвокат в разговоре с «Ъ-СПб» утверждал, что деятельность продолжает.

По итогам вынесения мотивировочного определения представлявший интересы Ивана Павлова в Адвокатской палате Петербурга адвокат Александр Мелешко принял решение выйти из всех ее руководящих органов. В частности, он был председателем комиссии по правам человека.

Господин Павлов сомневается, что противник решения был только один. «Во-первых, у нас было 14 пунктов, следовательно, должно быть 14 результатов голосования. Неужели все 14 раз все голосовали одинаково? Поступок Александра Мелешко я понимаю и уважаю, как уважаю его вклад в мою защиту и защиту прав адвокатов вообще. Мы наблюдаем развал адвокатуры»,— сказал «Ъ-СПб» господин Павлов.

Господин Мелешко не сожалеет о выходе из комиссии, говоря, что решения совета не соответствуют ни кодексам, ни принципам адвокатов. «Я помню адвокатский кодекс, я руководствуюсь присягой. Я не могу участвовать в руководящих органах палаты, решения которой несправедливы по отношению к моему доверителю. Решение было принято с учетом искаженных обстоятельств, оно не было прогнозируемо. Если решение не прогнозируемо, то это признак произвола»,— считает господин Мелешко.

Олег Дилимбетов