«Пандемия позволила избежать Великую депрессию 2.0»

Прямая речь

Часто бизнес-тренеры, различные маркетологи и прочие бизнес-гуру от экономики любят повторять что любой кризис — это шанс. Пандемия спровоцировала самый серьезный кризис за последние годы. И BG спросил у читателей: «Какой шанс, по вашему мнению, нам дала пандемия?»

Ирина Ерохова, заместитель генерального директора информационного агентства Credinform:

— Предприниматели получили возможность пересмотреть бизнес-модель и изменить рабочие процессы — шанс принудительный, но он оказался благом для тех, кто трансформировался и повысил устойчивость к будущим кризисам. Получили шанс компании, которые уже использовали цифровые технологии или оперативно перевели на них свой бизнес, быстро адаптировались к новым потребностям клиентов. Преимущество получили онлайн-торговля, платформы для удаленной работы и обучения. Разрыв международных логистических цепочек дал шанс развития внутренним производителям и грузоперевозчикам. Производители стали выходить на маркетплейсы, минуя посредников, и таким образом воспользовались шансом снизить издержки, а потребители — выгоднее приобретать товары.

Светлана Перминова, директор компании «Юникорн»:

— Пандемия дала шанс такому консервативному рынку, как рынок строительства и недвижимости, совершить скачок в цифровое пространство. До пандемии все попытки глобального внедрения цифровых решений, по сути, терпели крах. Однако во время локдауна как игрокам рынка, так и потребителям пришлось осваивать различные цифровые сервисы. В результате на сегодняшний день использование цифровых решений для недвижимости стало обычным делом. Так что шанс, который дала пандемия, рынок использовал.

Борис Мезенцев, операционный директор компании MD Facility Management:

— Пандемия дала шанс шире посмотреть на мир, увидеть многообразие вариантов в бизнесе, сойти с привычных рельсов. Те бизнес-модели, которые до локдауна казались несерьезными для крупных компаний (та же удаленная работа, например), показали себя вполне рабочими.

Для рынка профессиональных FM-услуг пандемия дала шанс к укреплению позиций и быстрому развитию. Ведь заказчики увидели, что в резко изменяющихся условиях профессиональная управляющая компания значительно эффективнее и экономичнее, чем собственная служба. Это повлекло и увеличение интереса к внешним управляющим компаниям, и пересмотр планов по развитию собственных служб.

Светлана Саюнова, директор филиала СДМ-банка в Санкт-Петербурге:

— Пандемия стала катализатором цифровой трансформации банковских продуктов и клиентского сервиса. Количество личных встреч с клиентами вынужденно сократилось, и этот недостаток нужно было оперативно и технологично компенсировать. Отсюда — тренд на цифровизацию банковских услуг. Разумеется, онлайн-форматы активно развивались и ранее, но пандемия заставила всех мобилизоваться. Например, в первый локдаун переход на удаленку банк организовал буквально за пару дней. Оказалось, что такое возможно.

Изменилось и поведение клиентов, их психологическая готовность, доверие к дистанционным сервисам. Да, для части клиентов это была вынужденная мера, однако сейчас сомневающихся все меньше.

Константин Лосюков, генеральный директор консалтинговой компании Knight Frank St. Petersburg:

— Рынок недвижимости претерпел серьезные изменения под натиском пандемии. В офисах стала нормой удаленная работа. Более того, пришло понимание, что место работы — это не всегда офис или дом, иногда удобнее работать из коворкинга или кафе. В пандемию формат гибких офисов получил огромный толчок для развития. Как следствие, компании стали менять конфигурации своих офисов, что привело к сокращению офисных площадей.

Ритейл переживает бум онлайн-торговли. Для людей стало обыденностью приобретать товары в интернете, и даже те, кто изначально был консервативен, с течением времени изменили точку зрения. Этот тренд нашел отражение в изменении форматов сопутствующих сегментов: некоторые офлайн-магазины вышли в онлайн, сократив арендуемые площади, стали активно развиваться склады light industrial.

Что касается жилья, то здесь отмечался рост спроса на загородную недвижимость в период самоизоляции. А запуск льготной ипотеки, рост себестоимости строительства, падение процентных ставок по депозитам нашли отражение во взрывном росте спроса на жилую недвижимость и последующем росте цен.

Пандемия для бизнеса стала шансом переоценить свою работу, найти новые каналы сбыта, форматы, и многие компании, которые решились на кардинальные изменения, уже пожинают плоды своих решений.

Марина Павлюкевич, генеральный директор PLG:

— В пандемию мы активно развивали онлайн-каналы продаж, создали виртуальные шоурумы на нашем сайте и наладили процесс заключения сделки без посещения офиса. Однако личное общение никогда не заменит виртуального. Встречи инвесторов с менеджерами мы возобновили, как только это стало возможно, но после снятия ограничений мы стали активно пользоваться преимуществами виртуальных шоурумов и удаленного заключения сделки в работе с региональными покупателями. Получается, преодолевая трудности, которые возникли из-за пандемии, мы расширили свою целевую аудиторию и повысили количество сделок с инвесторами из других регионов.

Эдуард Тиктинский, президент группы RBI:

— Ценность кризисов в том, что они становятся триггерами важных изменений, заставляют приспосабливаться и эволюционировать. Если ты делаешь правильные выводы и шаги в нужном направлении, на выходе из кризиса ты оказываешься более устойчивым, гибким, приспособленным к новым реалиям. Это и есть шанс! Конечно, не все «эволюционные приобретения» бывают одинаково полезны. Если инструменты удаленных продаж, электронного документооборота, онлайн-сервисы, которые большинство бизнесов освоили за время пандемии, наверняка навсегда останутся как минимум полезной опцией, то, например, переход на полностью удаленную или гибридную схему работы не каждой компании подойдет. Для корпоративной культуры RBI живое общение, непосредственное взаимодействие оказались важнее всего, поэтому мы вернулись к ним, как только появилась возможность. Что ж, пандемия дала нам шанс еще раз это оценить.

Вениамин Дайков, управляющий партнер юридической компании «Перэкс»:

— Как это ни странно звучит, пандемия, как и банкротство, это действительно шанс. Кому-то — понять, куда движется его бизнес, а кому-то — осознать перспективы развития его отрасли. Пандемия показала, что главное правило любого бизнеса — не класть все яйца в одну корзину — и сейчас очень актуально. Те фирмы, у кого был один бизнес (не связанный с фармакологией), оказались в очень трудной ситуации, кто-то закрылся. Рынок освободился от непрофессионалов и однодневок и позволил развиваться инновационным проектам и моделям.

Татьяна Акимова, директор Point Inspiration:

— Пандемия серьезно перекроила сферу HR. К ужасу компаний — талантливый айтишник из Саратова стоит теперь не сильно дешевле эксперта из Москвы. К счастью сотрудников — у них появилось больше шансов найти работу с достойной заработной платой в крупнейших компаниях независимо от места жительства.

Алексей Страхов, операционный директор ГК AVELA:

— Многим компаниям пришлось адаптироваться под новую реальность рынка и полностью или частично переходить на удаленные форматы работы. Это дало возможность экономить на аренде офисного пространства и нанимать сотрудников не только из домашних регионов. С другой стороны, соискатели, рассматривающие релокацию в города с более высокими зарплатами, но по различным причинам откладывающие эти планы до лучших времен, получили возможность трудоустроиться в ведущие компании мира. Уже сейчас мы видим, как новые условия меняют рынок труда, не только усилив конкуренцию за рабочие места, но и предоставив серьезную мотивацию для соискателей совершенствовать свой уровень профессионализма. В сухом остатке пандемия нанесла серьезный ущерб бизнесу, но и спровоцировала рынок быстрее пройти трансформацию, на которую могли потребоваться десятки лет. Был ли рынок готов к подобным изменениям — на этот вопрос сможет ответить только время.

Дмитрий Лившин, директор по цифровому развитию GloraX:

— Пандемия и последовавшая за ней удаленка помогли нам осознать две вещи. Во-первых, стало понятно, что компании могут эффективно выстраивать свои процессы благодаря внедрению инструментов цифрового управления. Во-вторых, оказалось, что для совершения сделки клиенту необязательно даже находиться с вами в одном городе.

Первый тезис стал подспорьем для резкого роста цифровизации в строительной отрасли, которая считается одной из самых консервативных. В настоящее время мы наблюдаем не только активное внедрение BIM-технологий, но и интерес к инструментам цифрового менеджмента и прогнозирования.

Второе откровение стало подарком для покупателей. Теперь они могут совершать сделки полностью в режиме онлайн, в том числе дистанционно оформлять ипотечные кредиты и регистрировать права собственности. Это существенно экономит время и упрощает жизнь иногородним жителям, желающим купить квартиру в Санкт-Петербурге.

Федор Спиридонов, управляющий партнер группы компаний SRG:

— Главное, что дала пандемия,— стресс, который спровоцировал изменения условий жизни. Это коснулось и выстраивания таких типов взаимоотношений, как работник — работодатель, клиент — сервис. Раньше мы относились к удаленной работе с долей скепсиса, ведь присутствие в офисе сплачивает команду. Проще контролировать и корректировать работу сотрудников, приобщать их к корпоративным ценностям. Теперь же дистанционный формат стал привычным, сотрудники могут работать удаленно, не теряя продуктивности. Это влечет за собой автоматизацию части процессов, более быстрый переход к электронному документообороту, оцифровку и корректировку всех бизнес-процессов, автоматизацию операционных функций и перенос ряда функций в регионы. Также пандемия позволила усилить автоматизацию в части сервисного взаимодействия и сократить долю личного присутствия клиента в офисе подрядчика. В целом пандемия дала шанс собственникам и руководителям взглянуть на операционную эффективность каждой детали бизнеса. Это полезное упражнение, которое мотивирует команду быть результативной.

Виталий Свидовский, генеральный директор группы компаний «Теремок» в Санкт-Петербурге:

— Пандемия стала серьезным вызовом для многих компаний, в том числе и для общепита. Ресторанам пришлось столкнуться сразу с несколькими вызовами: ограничения в работе, дефицит кадров, снижение покупательной способности, изменение поведения потребителя, рост налоговой нагрузки и закупочных цен. В таких условиях выживает сильнейший. Тот, у кого изначально верно выбрана концепция. Успешен бизнес, который приносит пользу людям. Поэтому, как и в любом кризисе, мы видим и плюсы, и минусы. Это проверка на состоятельность концепции. И это еще и новые возможности для роста и развития. Например, мы сейчас активно работаем с производительностью труда. Вступили в национальный проект. Потому что при дефиците кадров понимаем, что надо учиться делать то же самое, но меньшим количеством рук. Теремок всегда работал по системе «Кайдзен» — постоянного улучшения. Кризис стимулирует нас делать это быстрее и эффективнее.

Феликс Блинов, генеральный директор инвестиционной группы «РВМ Капитал»:

— Пандемийные полтора года «разбудили» частных инвесторов. Таргетирование инфляции и снижение ключевой ставки Центробанком привели к тому, что частным инвесторам перестали быть интересны банковские депозиты, и они стали искать новые пути инвестирования — пошли на фондовый рынок, в ПИФы, ЗПИФы. Это позитивный тренд, потому что вся инфраструктура для частных инвестиций была давно готова, и роста этого рынка ждали все его участники: биржа, брокеры, компании, заинтересованные в привлечении частного капитала. Наконец, капитал перестал быть «ленивым» и начал работать. Кроме того, сами инвесторы стали более осознанно относиться к процессу инвестирования, предметно изучать рынок и активы, в которые вкладывают свои средства. И хотя сейчас с повышением ставки Центробанка РФ доходность по банковским депозитам возвращается в зону, комфортную для частных инвесторов, интерес к инвестициям в фонды у них останется, пусть и в меньшем объеме. Это нормальная для рынка история, в которой ключевым является сам факт прихода на фондовый рынок частного капитала.

Александр Цыганов, заведующий кафедрой ипотечного жилищного кредитования и финансовых инструментов рынка недвижимости Финансового университета при правительстве РФ:

— Пандемия развернула рынок загородного жилья, который стагнировал с начала 2010-х и до весны 2020 года. Самоизоляция и фактическое закрытие границ помогли продавцам загородного и курортного жилья, которые в наибольшей степени смогли воспользоваться ростом цен на недвижимость. А шанс, который вместе с этим появился,— начало вдумчивого девелопмента массовых, а не только элитных загородных поселков, по сути — индустриального индивидуального жилищного строительства и возможность получить нормальный ипотечный кредит на загородный дом. Стоит отметить формирование новых курортов не только на Черном море, но и на Волге, Балтике, Дальнем Востоке, начало планомерной кампании по формированию комфортной городской среды в приморских городах. Многие собственники недовольны, но без этого достичь качественных набережных и отелей на первой линии будет очень сложно. Появился шанс на сохранение российских туристов на российских же курортах даже после открытия границ по окончании пандемии.

Екатерина Косарева, управляющий партнер аналитического агентства WMT Consult:

— Бизнес в обычных условиях спокойно работает и приносит прибыль. В пандемию бизнес в первую очередь узнал о своих слабых местах. И чем больше таких «дыр» находилось, тем вернее рассыпалась система в неблагоприятных, резко сменившихся реалиях. Пока одни производства из-за разрушенных логистических цепочек, ошибок руководства и дебиторской задолженности банкротились, другие — перестраивали линии на производство антисептиков, изготовление медицинских масок и устройств для приема бесконтактной оплаты. Для кого-то удаленка стала кошмаром, а кто-то окончательно перешел на этот формат и сократил расходы на аренду офиса.

Нередки примеры, когда пандемия помогла спокойному бизнесу «взлетать». Так, свадебный салон перестроился и стал продавать онлайн-вечеринки с участием приглашенных звезд (новая ниша), а владельцы столовой из Петербурга развернули доставку готовой еды по подписке. Причины успеха или неудач в пандемию — в отлаженности бизнес-процессов, исполнительности и компетентности персонала, в готовности мобилизоваться и латать слабые места.

Ольга Мезенцева, основатель онлайн бизнес-школы финансовой аналитики FABS:

— На рубеже 2019–2020 годов МВФ, как обычно, сделал прогноз экономического роста на 2020 год, но с оговоркой: если не будет какой-либо пандемии. И она случилась. Главная заслуга пандемии — колоссальный сдвиг в глобальной экономике. Прошли существенные изменения в подходах к инвестициям, на арену вышли совершенно другие отрасли — драйверы, наиболее привлекательные для инвестиций. Это биотехнологии и низкоуглеродная инфраструктура, в то время как еще три года назад все были сосредоточены на сырье и развивающихся рынках.

Победили «Великую депрессию 2.0». В 2019 году, до пандемии, аналитики говорили про повтор Великой депрессии. Первая Великая депрессия была преодолена в США за счет развития промышленности и поставок вооружения странам антигитлеровской коалиции. «Наша» «Великая депрессия 2.0» преодолена за счет биоинженерии и производства вакцин.

Пандемия дала возможность пережить этот глобальный сдвиг в мировом экономическом развитии без коллапса на финансовых рынках. Например, весь год в 2021 году на финансовых рынках шел восстановительный рост: и глобальные рынки, и российский показали очень неплохую доходность.

Светлана Гузь, управляющий партнер бюро юридических стратегий Legal to Business:

— Пандемия коронавируса и связанные с этим ограничения и кризис продемонстрировали безусловную значимость и необходимость развития IT, служб доставки товаров и сферы удаленного взаимодействия, включая телемедицину и удаленный формат работы.

Примечательно, что лидерами в развитии оказались цифровые гиганты России, имеющие собственные экосистемы. И что также важно, государство видит тенденцию, поощряет их и способствует их развитию, предоставляя компаниям налоговые льготы в виде освобождения IT-компаний от НДС, снижения ставок по налогу на прибыль и размером страховых взносов.

Правовое регулирование трудовых отношений в удаленном формате, введение правил телемедицины и качественное улучшение сервисов доставок не просто упростили жизнь гражданам, а заставили задаваться вопросом: «Почему это не придумали раньше?»

Сергей Курьянов, директор по стратегическому маркетингу компании «ДоксВижн»:

— Пандемия, как и любой кризис, встряхивает общество и экономику. В результате ломаются инерционные барьеры. Наилучший, наверное, пример — лавинное распространение режима удаленной работы. Это ведь и раньше было выгодно, но инерция «давайте не будем ничего менять, давайте работать как все» не давала. Накопился потенциал роста. Барьер сломан, потенциал превращается в деньги. Аналогичные барьеры ломаются в цифровизации государства, бизнеса, транспорта. Цифровая трансформация — это резкое (disruptive) изменение бизнес-модели. Не будь пандемии — процесс бы затянулся. И, конечно, пандемия дала толчок медицине и околомедицинским наукам. Это дает шанс человечеству подойти к следующей пандемии в гораздо большей готовности.

Сергей Песков председатель общественного движения «Труд»:

— Пандемия увеличила спрос на рынке труда России на наемных работников из-за оттока мигрантов, что повлияло на рост зарплат в определенных сферах и профессиях и, соответственно, повысило интерес граждан России к рабочим местам. Власти задумались о создании системы найма россиян по примеру механизмов для мигрантов, создания инструментов внутренней трудовой миграции. Активно развивается формат удаленной занятости, это расширяет возможности работодателей привлекать трудовые ресурсы из других регионов-доноров в дистанционном формате.

Николай Хорт, СЕО Take’N’Go:

— Выиграли те, кто научился соответствовать современным запросам — в частности, работать с дистанционными продажами. Правда, каких-то прорывов в этой области (SoftPOS-терминалов, развития платежных QR-кодов) мы не увидели. Думаю, что это был шанс для финтех-стартапов, во многом уже упущенный. Еще один бонус пандемии — кадровый. Из-за всеобщей дистанционки у компаний появился доступ к специалистам, вне зависимости от того, где они живут. Зарплатные и прочие вопросы все еще находятся в поиске точки равновесия. Но теперь у компаний с любыми бюджетами появился шанс найти в любой точке мира классного профи.

Анна Фомичева, сооснователь мультисервисной цифровой платформы Digital VED:

— Внешнеэкономическая деятельность напрямую попала под влияние пандемии: закрытие границ, удорожание транспортных перевозок и изменение логистических маршрутов, остановка производств. Вместе с тем произошли и положительные изменения: произошел разрыв привычных цепочек поставок и схем ведения ВЭД. Для экспорта это хорошо тем, что изменилась ситуация с товарами российских производителей. Выросла их конкурентоспособность на глобальных рынках, и расширилась география рынков сбыта. Для импорта — произошло переосмысление бизнес-процессов, возросла роль использования цифровых продуктов и решений, которые способствуют выходу российского бизнеса из тени. Пандемия выступила катализатором для разработки цифровых продуктов, которые упростили ведение внешнеэкономической деятельности, сделали ее более доступной и понятной, способствуют прозрачности и эффективности.

Владимир Солдатенков, генеральный директор ООО «Производственная компания "Лавр"»:

— Пандемия уменьшила конкуренцию, слабые компании не смогли справиться в первом пандемийном году. Также появилась возможность оптимизировать компанию и увидеть в ней слабые места и неэффективный персонал.

Анастасия Комарова, основательница Cleverra:

— В первую очередь — сокращается конкуренция. Бизнесы закрываются, освобождая место на рынке тем, у кого достаточно ресурсов, чтобы «переждать бурю», а также новым игрокам. Пандемия — не исключение, на многих отраслевых рынках произошло колоссальное сокращение компаний: рестораны, фитнес-центры, отели, магазины. Во-вторых, у людей появляются новые потребности, запросы, что дает возможность для появления новых бизнесов. Пандемия дала возможность для роста и появления различных товаров и услуг с доставкой на дом, а также дистанционных услуг. В-третьих, на рынок труда вышло множество квалифицированных специалистов, а превышение предложения над спросом понизило зарплатные ожидания. Компании получили возможность «захантить» лучшие кадры, что позволило сделать качественный рывок в росте.

Алексей Грищенко, директор по развитию компании «Финский домик»:

— Пандемия дала шанс реализовать мечту перебраться из квартиры в загородный дом. Многие наши клиенты годами вынашивали этот план, а к реализации подтолкнула пандемия. Этому способствует развитие удаленки. Не только работы. Развитие всевозможных доставок, дистанционного обучения, общения. Жить за городом стало проще, чем раньше. Посидев за время локдаунов на своих дачах, у друзей, в арендованных домах, люди поняли, что жить в своем доме не так и страшно. Конечно, есть специфика, отличная от города, но есть и масса преимуществ, недоступных в мегаполисах. Не нужно тратить время на поиск парковки, нет толп людей вокруг, а для того, чтобы оказаться на улице — нужно всего лишь открыть входную дверь.

Надежда Гринина, владелица Epil Story:

— Пандемия дала огромное поле для развития, так как на рынке салонов красоты произошла зачистка игроков. Сильные стали сильнее, а неуспешные салоны ушли с рынка. На рынке появилось огромное количество опытных сотрудников, освободились помещения с выгодной арендой. После окончания пандемии все заработали на отложенном спросе. С точки зрения маркетинга на какое-то время мы получили понижение стоимости клиента. Также пандемия дала время, чтобы собраться с мыслями и определить для себя новые аспекты развития. Однако появились и новые сложности. Существенное увеличение стоимости расходных материалов, снижение покупательной способности в связи с снижением зарплат и сокращениями. Многие клиенты отказывались от части услуг, что повлекло снижение среднего чека. Сейчас мы видим положительный тренд покупательной способности, что должно привести к росту выручки. Также 2022 год принесет неизбежный рост цен, о котором уже объявили практически все поставщики, и это снова принесет «новые шансы».

Руслан Сухий, руководитель инвестиционно-девелоперской компании «Рентавед»:

— Пандемия стала стимулом для развития целого ряда сфер: электронной торговли и доставки, онлайн-услуг и образования. Ковидные ограничения вызвали небывалый рост сегмента складской недвижимости, рынка загородного жилья, который последние годы откровенно стагнировал, и внутреннего туризма. Закрытые границы дали шанс россиянам больше путешествовать по своей стране, узнать ее во всем многообразии. На рынке торговой недвижимости многие компании, которые раньше держали открытыми убыточные точки ради престижа, вынуждены были закрыть неэффективные магазины, рестораны и кафе. Это открыто путь на рынок другим интересным проектам и заведениям. И, конечно же, мы больше стали заботиться о гигиене, здоровье, безопасности. Пандемия дала человечеству шанс осознать шаткость своего положения и возможность объединиться для решения глобальных задач в сфере охраны здоровья, экологии и мира.

Екатерина Панова, основатель Plan the Best:

— Скорость принятия управленческих решений увеличилась, определение «или быстрый, или мертвый» стало девизом для большинства бизнесов. При этом запрос на wellbeing в бизнесе также вырос, так как скорость ведет к стрессу и управленцы ищут возможности, чтобы им управлять и избегать выгорания как самим, так и команде. Запрос на экологичность вышел за рамки материального: люди стали более осознанно выбирать не только место работы, но и клиентов, окружение. Ко многим пришло осознание ценности жизни. Пришло понимание, что нужно расширять границы рынков за счет онлайн-возможностей в проектном бизнесе, а как следствие — возможность формировать гибкие команды из профессионалов под самые сложные вызовы заказчика. В продвижении — сделать большой скачок в сторону диджитал-инструментов, развитие которых требует другой скорости принятия решений.

Виктор Заглумин, партнер Bright Rich:

— Главный шанс, который дала нам всем пандемия,— возможность иначе расставить акценты в своей жизни. А отсюда целый ряд производных: существенное ускорение диджитализации, рост сервисов доставки, запрос на гибкость и безопасность. Пандемия для бизнеса — это возможность «выстрелить» для стартапов и повысить свою эффективность для действующих игроков.

Роман Мирошников, исполнительный директор ГК «Ойкумена»:

— С одной стороны, действительно: работа в состоянии перманентной готовности к чему-то худшему тонизирует, а с другой — в общем-то любой бизнес предполагает наличие «плана Б» и умение такие планы эффективно выстраивать и отрабатывать. Однако пандемия дала нам шанс гораздо быстрее, как говорил Микеланджело, «отсечь все лишнее», сбросить балласт, выстроить новые каналы и инструменты продаж, научиться не просто быстро, а мгновенно реагировать на любые запросы рынка и подстраиваться под новую реальность, которая в наше время меняется почти как погода. Все это невозможно было бы делать без команды единомышленников. Так что пандемия дала нам шанс еще и сформировать или укрепить свою dream team.

Денис Беэр, генеральный директор АО «Бизнес-Недвижимость»:

— Пандемия помогла сотрудникам и работодателям по-новому взглянуть на work-life balance, возможности удаленного и гибридного форматов работы, заставила компании реорганизовывать офисы. Вакансия офисного стока упала до рекордных 8%, мы видим настоящий бум гибких пространств: в 2021 году рост объема рынка коворкингов составил 25–30%, в 2022 году ожидается рост еще на 30%. Коворкинги стали главными приобретателями данной ситуации. При этом компании выявляют сотрудников, создававших видимость работы, и получают гибкость, уходя от долгосрочных договоров аренды, а современные технологичные рабочие пространства — плюс для сотрудников. С точки зрения развития офисов пандемия стала тем шансом, от которого выигрывают все.