Бюрократ на диване

Исследователи ЦПУР изучили изменение рабочих практик госслужбы на удаленке

Переход на удаленный режим изменил привычный уклад в организации труда госслужащих. Ключевыми основаниями для конструирования и воспроизводства рабочих практик чиновников и их самих как профессиональной группы оказались ценности иерархии и безопасности, показало исследование Центра перспективных управленческих решений (ЦПУР). В виртуальном пространстве произошла «пересборка» этих ценностей.

Фото: Дмитрий Духанин, Коммерсантъ

Аналитический доклад ЦПУР «Госслужащие на удаленной работе: аналитическая этнография рабочих практик» под авторством Анны Барышниковой, Анны-Марии Филипповой и Дарьи Шубиной описывает организацию труда на госслужбе и произошедшие в ней изменения в связи с переходом на дистанционный формат из-за пандемии COVID-19. Основой для исследования стали данные наблюдений, интервью и фокус-групп с госслужащими из центральных аппаратов пяти федеральных органов власти, собранные с июня 2019 года по сентябрь 2021 года.

Интерес к функционированию госслужбы руководитель проекта «Социология госслужбы» ЦПУР Дарья Шубина объясняет тем, что принципы организации работы на госслужбе отражают работу государства в целом, «государства не как абстрактной концепции, а как сущности, с которой все мы сталкиваемся повсеместно». «И мы видим, что большая часть этой повседневности основывается на соблюдении иерархии (субординации) и безопасности (идеи о том, что нужно защищать информацию и вместе с ней всю организацию от вредоносного влияния), а также на запретах, надзоре и грубом (нарочито заметном) контроле за поведением»,— указывает она.

До пандемии иерархия воспроизводилась прежде всего через рабочий кабинет руководителя и коммуникации в рабочих пространствах. Иерархия кабинетного мира, предполагает ЦПУР, предусматривала, что чем ближе чиновник сидит за длинным столом к министру, тем он важнее и быстрее получает слово. При коммуникации в виртуальном мире руководитель организовывал и модерировал встречи, определял очередность говорящих.

Еще один новый способ демонстрации иерархии — управление потоками и «дефицитом» информации, когда руководитель дает сотруднику доступ лишь к «избранным фрагментам информации», которые необходимы для выполнения рабочих задач.

При этом, выяснили исследователи, руководители стали доступнее сотрудникам для обычной рабочей коммуникации.

Что касается необходимости защищать информацию внутри госорганов от угрозы распространения вовне — если раньше она представлялась незыблемой, в новых условиях госслужащие стали иначе оценивать ее и определять наиболее подходящий способ хранения и передачи. При этом они исходили не только из соображений безопасности, но и из реальных возможностей. В результате к документам для служебного пользования перестали применять практику чрезмерной защиты, с ними можно было работать в онлайн-среде. Чиновники, по оценкам ЦПУР, стали активнее использовать внутренние цифровые системы и системы электронного документооборота с возможностью устанавливать сроки исполнения и отслеживать статус задачи. При этом документы с подписями от руки не исчезли из практики — для работы с секретными документами госслужащие выходили в офис.

«При переходе на удаленный формат почти все привычные практики работы госслужащих требовали переосмысления и пересборки в новом контексте. Большинство рабочих процессов удалось успешно перенести в новые условия, однако часть оказалась нетрансферабельной»,— отмечается в докладе.

Так, в новых условиях решающее значение для коммуникаций стала иметь не материальная обстановка, а технические особенности платформ.

Трудности при переходе на удаленную работу испытывали 28% респондентов, при этом 88% из них не хватало присутствия коллег, 16% было сложно в начале привыкнуть к новым программам и портативной технике. В отличие от сотрудников других профессий госслужащие в большинстве случаев не смогли привыкнуть к дистанционному формату работы и стали первыми, вернувшимися в офис сразу после снятия ограничений.

Венера Петрова, Диана Галиева