«Такой длинной скамейки у меня никогда не было»

Шамиль Тарпищев о воскресном триумфе мужской сборной России

В воскресенье в Мадриде победой россиян над хорватами завершился розыгрыш Кубка Дэвиса — турнира, который проводится с 1900 года и официально признан Международной федерацией тенниса (ITF) командным чемпионатом мира. В интервью корреспонденту “Ъ” Евгению Федякову капитан российской команды Шамиль Тарпищев объяснил, за счет чего удалось добиться этого успеха, рассказал, какой была обстановка в команде во время турнира, и выразил свое непонимание решением Министерства спорта исключить Кубок Дэвиса из своего перечня чемпионатов мира.

Фото: NurPhoto / AFP

— Под вашим руководством сборная России выиграла Кубок Дэвиса в третий раз — спустя 19 лет после первой победы и 15 лет после второй. Какая из них оказалась самой трудной?

— Сравнивать невозможно. Слишком сильно изменилась формула турнира. Можно сказать, что если раньше были классические шахматы, то теперь мы играем блиц, поскольку в матче из трех партий трудно что-то подкорректировать и тем более поменять кардинальным образом. Если только какие-то нюансы.

— Можете привести пример?

— Во время турнира мне готовили аналитическую информацию, и перед финалом я знал, что хорват Борна Гойо, соперник Андрея Рублева, в ответственных розыгрышах подает во второй квадрат по диагонали. Когда в воскресенье наступил важный момент, я попробовал подсказать Рублеву, куда ему следует заранее сместиться на приеме. В зале было довольно шумно, но мама Андрея (заслуженный тренер России Марина Марьенко.— “Ъ”) уверяет, что он меня услышал. Во всяком случае, Рублев поступил именно так, и правильно сделал, поскольку исход матча предопределили несколько розыгрышей.

— Что было сложнее всего в процессе подготовки к турниру?

— Привести всех наших спортсменов к одному знаменателю по уровню игры, поскольку в конце сезона они находились в разной форме. Одновременно мы приспосабливались к специфическим условиям. Мадрид находится почти на километровой высоте над уровнем моря, а покрытие корта в зале напоминало наждачную бумагу, поэтому мяч после подачи вроде бы летел быстро, но после отскока от корта сильно тормозился. К такому ритму надо было привыкнуть, а тренировочного времени на том корте, где проводились матчи, не хватало. Тем временем испанцы и эквадорцы начали тренировки на несколько дней раньше нас. Так что выйти из группы оказалось не так-то легко, как могло показаться. Хорошо, что удалось склеить пару в составе Рублева и Карацева, которая в матче с Эквадором обеспечила победу со счетом 3:0, а в матче с Испанией вообще принесла решающее очко. Достаточно сложным получился четвертьфинал со шведами, у которых оказались очень цепкие ребята. Но с немцами и хорватами Рублев и Медведев уже показали свой уровень, отыграв достаточно чисто.

— У вас не было мысли заменить кем-то Андрея Рублева, который до полуфинала в каждой из своих одиночных встреч отдавал минимум один сет?

— Был вариант выставить Аслана Карацева, о чем многие говорили. Но тут надо иметь в виду, что Рублев долго раскачивался не по причине недостаточных физических кондиций, а из-за психологической усталости. Кроме того, на него давила дикая ответственность, так как он считал себя не в праве уступать соперникам более слабым по рейтингу. Рисковал ли я, решив не менять Рублева? Наверное, да. Но у меня в голове прочно сидела уверенность в том, что он должен прибавить. В моей жизни были похожие случаи, и я понимал, что требуется как-то раскачать его нервную систему. Этим мы занялись в один из вечеров вместе с Игорем Куницыным и Игорем Андреевым (тренерами сборной.— “Ъ”). Сидели вчетвером с Андреем, долго разговаривали, изменили его эмоциональный фон, и буквально на следующий день он выглядел иначе.

— Даниила Медведева, который в Мадриде сыграл практически безупречно, можно было назвать лидером раздевалки или в нынешнем составе сборной все были на равных?

— Вся команда уважает Медведева за его результаты и высокий класс. Для меня, кстати, было поразительно то, что, приехав в Мадрид позднее остальных после итогового турнира и имея на тренировки лишь два дня, он оказался в итоге готов лучше всех. Однако в этой команде не было такого понятия «лидер». Исторически сложилось так, что Медведев, Хачанов и Рублев с детских лет выступали вместе в одних и тех же командных турнирах. Они остаются друзьями до сих пор. Иногда скажут что-то сгоряча друг другу на тренировке, а потом извиняются. Если Медведев в этом смысле чем-то и отличается, то лишь умением обернуть свою мысль в самые подходящие слова.

— Четыре игрока из первой тридцатки, в том числе два — из первой пятерки,— это сильнейшая мужская сборная в вашей карьере капитана?

— Сто процентов. Такой длинной скамейки у меня никогда не было. Другое дело, что выделить в Кубке Дэвиса какую-то одну победу из трех я не могу. Радость и удовлетворение от проделанной работы остались такими же, как и раньше. Положительных эмоций было очень много. Вы не представляете, как тепло в воскресенье нас поздравляли сербы, которые благодаря нашей победе над испанцами попали в play-off. Новак Джокович после этого рассыпался в благодарностях, когда я его случайно встретил в лифте.

— Есть уверенность в том, что эта команда сохранится на будущий сезон?

— Думаю, да. Атмосфера в сборной была просто замечательная. У ребят много общего, они находятся примерно на одной волне, постоянно ходили вместе ужинать, ощущали себя очень комфортно.

— Тем не менее порой после выигрыша Кубка Дэвиса или Кубка Билли Джин Кинг игроки теряют к ним интерес. Вы с этим в свое время тоже сталкивались. Не боитесь подобного развития событий в данном случае?

— Да нет, все готовы играть. Хотя у спортсменов и тренерского состава существует непонимание, на каком основании наше Министерство спорта вычеркнуло главные командные турниры ITF из списка чемпионатов мира. Я же не могу объяснить людям, почему их труд обесценивается. Для теннисистов это просто поразительно. Весь мир считает Кубок Дэвиса чемпионатом мира, но у нас почему-то это не так. Я делал в ITF специальный запрос и еще в декабре прошлого года получил официальный ответ, который давно передал у нас по инстанции. После возвращения в Москву снова буду разбираться, но на это уходит масса нервов.

— Медведев и остальные игроки успеют подготовиться к следующему сезону, учитывая, что времени для этого остается совсем мало?

— Честно говоря, сейчас всем надо отдыхать. Но Медведев в этом смысле грамотнее всех. Свою подготовку он рассчитывает наиболее пунктуально.

— Его решение пропустить в октябре Кубок Кремля сейчас себя полностью оправдало?

— Конечно, хотя всем нам, безусловно, хочется поскорее увидеть игру Даниила в Москве. При этом надо учитывать один момент. Медведев так же, как, например, Джокович, играет за счет собственных ощущений. Это теннисисты высшего уровня. Они знают, когда надо остановиться, а когда — включиться, не гонятся за каждым турниром, чтобы побыстрее заработать, а если теряют нужные ощущения, то снижают нагрузки. Подобный подход часто спасает их от травм и других неприятностей.

— В заключение объясните, как получилось, что пресс-служба ITF немного опередила события, объявив, что четвертьфинал со шведами стал вашим сотым капитанским матчем в Кубке Дэвиса, хотя на самом деле таковым оказался полуфинал с немцами?

— Видимо, возникла обычная путаница. По крайней мере со своей стороны мы уточнение внесли.

— И как на данный момент выглядит ваша капитанская статистика?

— В Кубке Дэвиса у меня 101 матч, а с учетом Кубка федерации (прежнее название Кубка Билли Джин Кинг.— “Ъ”) — 152.