Подробно

Фото: Максим Кимерлинг / Коммерсантъ

Следствие метит в десятку

Экс-прокурору посчитали эпизоды

Бывшему прокурору Индустриального района Перми Сергею Мураю предъявлено обвинение в десяти преступлениях различной тяжести. По данным знакомых с ситуацией источников, ему инкриминируется два случая получения взятки от семьи бизнесменов Варламовых, а также семь эпизодов посредничества в передаче взяток, в том числе Игорю Кожевникову, который в то время был руководителем УФССП по Пермскому краю. Кроме того, бывший прокурор был обвинен и в подстрекательстве к превышению полномочий. Сам господин Мурай вину отрицает. Одни собеседники „Ъ-Прикамье“ говорят, что это обвинение окончательное, другие — что оно будет предъявлено в новой редакции, но фабулу дела это не изменит.


Фигурантом уголовного дела Сергей Мурай стал летом прошлого года. Оно было возбуждено СУ СКР по Пермскому краю по материалам оперативников ФСБ. 14 августа, после допроса в качестве обвиняемого, суд избрал господину Мураю меру пресечения в виде заключения под стражу. За день до этого он был уволен из органов прокуратуры. Позже мера пресечения была изменена на домашний арест.

Изначально экс-прокурор обвинялся в совершении трех преступлений. По озвученной тогда версии следствия, в 2016 году он получил от бизнесмена Анатолия Варламова 1 млн руб. и имущество на такую же сумму за решение вопроса о неназначении предпринимателю наказания, связанного с лишением свободы. В момент совершения предполагаемого преступления Анатолий Варламов был фигурантом дела о преднамеренном банкротстве его компании «Уралсибспецстрой». Он был приговорен к штрафу в размере 400 тыс. руб. Как следует из материалов дела, господин Варламов добровольно явился в следственные органы и написал явку с повинной, в которой изобличил господина Мурая. В итоге последнему было инкриминировано получение взятки в особо крупном размере (ч. 6 ст. 290 УК РФ).

Сергея Мурая обвинили также в посредничестве при передаче взяток в крупном размере сотруднице ФССП Александре Мардановой от предпринимателей Константина Ульянова и Олега Матяжа в 2017–2018 годах.

На сегодняшний день следствие считает экс-прокурора причастным к совершению в общей сложности десяти преступлений. По данным „Ъ-Прикамье“, семь из них касаются посредничества в передаче взяток, предназначавшихся Александре Мардановой и Игорю Кожевникову, на тот момент руководителю УФССП по Пермскому краю. По утверждению источников, их суммы, как правило, составляли несколько сотен тысяч рублей.

Сам господин Кожевников сейчас проходит обвиняемым по другому уголовному делу, в рамках которого ему планируется предъявить обвинение в 36 случаях получения незаконного вознаграждения. Ранее представители СКР сообщали, что сведения о возможной преступной деятельности прокурора района были получены еще в ходе расследования дела, в котором фигурировал Игорь Кожевников.

Еще одно обвинение экс-прокурору касается подстрекательства к превышению должностных полномочий. Якобы господин Мурай договорился о непривлечении к административной ответственности некоего лица.

Помимо этого, Сергею Мураю инкриминирован еще один эпизод, связанный с получением взятки от руководства ООО «Дорспецстрой». По данным собеседников „Ъ-Прикамье“, оно контролировалось сыном Анатолия Варламова. О том, что Варламов-младший сообщил о передаче взятки прокурору Индустриального района, говорили и представители СКР. В то же время «РБК-Пермь» ранее писал, что фактически компанией руководил его отец. Как сообщал портал, в 2015 году в прокуратуру Индустриального района поступило заявление работников ООО о невыплате заработной платы, поэтому его руководители могли быть привлечены к уголовной ответственности. За решение этого вопроса в пользу бизнесменов господин Ульянов предложил ему взятку в размере 1 млн руб. В итоге незаконное вознаграждение было передано наличными, а также имуществом организации: грузовиками КамАЗ, компрессорной станцией и автопогрузчиком. Эти активы, писал «РБК-Пермь», были в целях конспирации оформлены на третье лицо.

Одни собеседники „Ъ-Прикамье“ утверждают, что господину Мураю предъявлено окончательное обвинение. По словам других, оно будет предъявлено в новой редакции, «но фабула останется та же». При этом в ближайшее время обвиняемый и его защита будут уведомлены об окончании следственных действий, после чего будет начата процедура их ознакомления с материалами дела в порядке ст. 217 УПК.

Сам Сергей Мурай свою вину категорически отрицает. По его мнению, дело носит заказной характер и основывается на показаниях Александры Мардановой и Анатолия Варламова, которые даны через несколько лет после будто бы имевших место событий. При этом он обращал внимание, что во время судебного процесса над Анатолием Варламовым гособвинение просило для него наказание в виде реального лишения свободы. А затем даже пыталось обжаловать приговор, которым осужденному был назначен лишь штраф.

Источник, знакомый с позицией Сергея Мурая, убежден, что обвинение строится на показаниях свидетелей, в том числе и тех, которые сами причастны к совершению преступлений и хотят смягчить свою ответственность. При этом защита считает, что ее позиция основывается на объективных данных. Например, экспертиза записей в ежедневнике господина Варламова, где последний, по версии следствия, внес запись о необходимости передачи взятки господину Мураю, показала, что якобы она была выполнена не ранее 2018 года. При этом событие преступления относится к 2016 году. Собеседник „Ъ-Прикамье“ также уверен, что данные о посредничестве в даче взяток строятся на показаниях госпожи Мардановой, а прокурор Сергей Мурай и руководитель ФССП Игорь Кожевников даже не были знакомы лично.

Дмитрий Астахов