1 2

«Перестройка была прыщавая и слюнявая»

Как начались и чем закончились реформы Михаила Горбачева — в спецпроекте «Ъ»

23 апреля 1985 года на пленуме ЦК КПСС Михаил Горбачев объявил о программе широких реформ под лозунгом «ускорения социально-экономического развития страны». Спустя три недели, во время своего визита в Ленинград на встрече с партактивом областного горкома партии он впервые употребил слово «перестройка».

«Видимо, товарищи, всем нам надо перестраиваться. Всем».

1985–1987

Антиалкогольная кампания

7 мая 1985 года Совет министров СССР принял постановление «О мерах по преодолению пьянства и алкоголизма, искоренению самогоноварения», которое положило начало борьбе с пьянством. Антиалкогольная кампания стала ответом на увеличившееся потребление зарегистрированного алкоголя — с 1960 по 1980 год этот показатель без учета самогона вырос с 4,6 л на человека до 10,5 л (реальное потребление с 9,8 л до 14 л). Смертность поднялась с 6,9 человек на 1 тыс. населения в 1964 году до 10,8 в 1984 году.

Девизом антиалкогольной кампании стал лозунг «Трезвость — норма жизни». Позже постановление было дополнено указами, в которых вводилась административная ответственность (штрафы либо исправительные работы) за распитие алкоголя в общественных местах и на работе, а также за изготовление самогона. Была создана комиссия по борьбе с пьянством, предписывалось сокращать производство алкоголя, продажу алкогольной продукции можно было совершать только с 14 часов дня. Эти меры привели к закрытию части алкогольных магазинов и росту цен на обычную водку (называвшуюся тогда в народе «андроповкой») с 4 руб. 70 коп. до 9 руб. 10 коп. Кампания также нанесла серьезный ущерб виноделию — в России число площадей под виноградники упало с 200 тыс. га до 168 тыс. га, предпринимались попытки уничтожить запасы знаменитого крымского винзавода «Массандра».

По результатам антиалкогольной кампании продолжительность жизни увеличилась с 67,7 лет в 1984 году до 69,8 лет в 1987 году, смертность сократилась с 10,8 человек на 1 тыс. населения (1984) до 9,9 (1987). Оборот алкогольной продукции упал на 10,8 млрд руб. (с 46,5 млрд до 35,7 млрд руб.).

Телемосты СССР и США

С начала 1980-х годов в практику вошли телемосты между СССР и США. Первый из них состоялся 5 сентября 1982 года между Москвой и Лос-Анджелесом во время проведения в США молодежного фестиваля «Мы». С советской стороны телемост режиссировал Юлий Гусман. В 1983 году новый телемост был посвящен фестивалю фильмов для детей.

7 мая 1985 года состоялся первый при генсеке ЦК КПСС Михаиле Горбачеве телемост между Москвой и Сан-Диего «Вспоминая войну», посвященный сорокалетию Победы во Второй мировой войне. Его вели советский журналист Владимир Познер и американский политолог Фредерик Старр.

29 декабря 1985 года состоялся телемост Ленинград — Сиэтл «Встреча в верхах рядовых граждан». Его вел Владимир Познер и его американский коллега Фил Донахью. Участники обсуждали положение евреев в СССР и сбитый в 1983 году южнокорейский Boeing.

28 июня 1986 года прошел телемост Ленинград — Бостон «Женщины говорят с женщинами», который вели Владимир Познер и Фил Донахью. Именно ему обязана своим появлением крылатая фраза про отсутствие секса в СССР — советская участница, отвечая на вопрос про откровенную телерекламу, сказала: «Ну, секса у нас нет».

8 апреля 1987 года состоялся телемост Москва — Сан-Франциско между журналистами. Ведущими были Владимир Познер и его коллега Питер Дженнингс. С советской стороны участвовали Юрий Щекочихин из «Литературной газеты», Александр Шальнев из «Известий» и другие.

Андрей Кнышев, писатель

«В первые годы перестройка дала мне открытость дверей и ворот. Именно в те годы в числе первых куда-то свободно выезжавших групп я побывал там, где советский человек побывать не мог. У меня появилась возможность испытать себя, заново сконструировать себя как личность. Я ощущал, что это была именно перестройка. Мое поколение успело пожить и поработать во времена махрового застоя, но и в перестройку было, как говорится, еще в самом соку. В те годы я участвовал в совместных передачах в США и чувствовал себя голубем с веточкой оливы в клюве. И та радость, то радушие и надежды, которые выражали тогда американцы, мне удалось прочувствовать на себе. Поэтому мне особенно горестно сейчас наблюдать, во что это сейчас эволюционирует. Та передача в США называлась «Искусство доброй воли» и на самом деле воплощала в себе лозунг «Мир, дружба, жвачка» иначе и не скажешь. И все это, конечно, благодаря перестройке. Тогда пришли другие времена, все стало можно, даже больше чем можно. Может, даже больше, чем нужно. И в эту образовавшуюся брешь, к сожалению, ринулось не только хорошее. Но я не скажу, что мы «за что боролись, на то и напоролись». Это жизнь, что-то было хорошо, что-то плохо, но так бывает всегда. Это, как нас тогда учили, диалектика, борьба противоположностей и толчок к развитию. Хотя иногда, ощутив очередной толчок, хочется радостно воскликнуть: „Остановись, прогресс! Ты прекрасен!“»

Борьба с коррупцией

Антикоррупционную кампанию в первой половине 1980-х годов начал Юрий Андропов. К периоду 1982-1984 годов относятся громкие дела о злоупотреблениях против партийных функционеров — экс-министра внутренних дел Николая Щелокова и бывшего первого секретаря Краснодарского крайкома КПСС Сергея Медунова, которые в 1983 году были выведены из ЦК КПСС, а также дело Моспродторга, по которому был расстрелян директор магазина «Елисеевский» Юрий Соколов.

Во времена перестройки борьба с коррупцией набрала обороты. Именно к этому периоду относится окончание расследования резонансного «хлопкового» (или «узбекского») дела, начатое еще в конце 1970-х. В рамках антикоррупционных расследований в Узбекистане было возбуждено порядка 800 дел, осуждены свыше 4 тыс. человек, в числе которых десять героев соцтруда, более 25 руководящих работников МВД Узбекистана и СССР, четыре секретаря ЦК КП Узбекской ССР, обвиняемые в приписках, взятках и хищениях. Благодаря резонансу, которое получило расследование в прессе, следователи Тельман Гдлян и Николай Иванов, ведущие дело, получили всесоюзную известность.

Катастрофы в годы перестройки

В ночь на 26 апреля 1986 года на украинской Чернобыльской АЭС произошла крупнейшая за всю историю техногенная катастрофа. Неконтролируемый рост мощности реактора на четвертом энергоблоке, готовившемся к ремонту, привел к взрывам и разрушению установки. Выбросы радионуклидов загрязнили не только европейскую часть СССР, но и достигли Скандинавии, Болгарии, Греции и даже Западной Европы (всего 207,5 тыс. кв. км). Три человека погибли при взрыве, 28 умерли от лучевой болезни в первые месяцы. Из Припяти в 4 км от места аварии до конца года было выселено 116 тыс. человек, а город закрыт. Всего пострадало более пяти миллионов человек. По десять лет лишения свободы получили директор ЧАЭС Виктор Брюханов, главный инженер и его заместитель.

Вечером 31 августа 1986 года на выходе из Цемесской бухты крупнейший в СССР круизный пароход «Адмирал Нахимов» столкнулся с грузовым теплоходом «Петр Васев» и затонул за восемь минут. По официальным данным, погибли 423 человека, спасено — 836. Капитаны судов Вадим Марков и Виктор Ткаченко были признаны виновными в кораблекрушении и гибели людей и приговорены к 15 годам лишения свободы, в 1992 году досрочно освобождены.

1987–1989

Гласность

Понятие гласности вернулось в СССР как составляющая часть курса политических реформ Михаила Горбачева «гласность — перестройка — ускорение». Гласность означает политику открытости в деятельности госучреждений и свободы слова. Одним из первых журналистов новой эпохи стал Евгений Додолев, опубликовавший в октябре-ноябре 1986 года в «Московском комсомольце» очерки о проститутках — «Ночные охотницы» и «Белый танец». Впервые в СССР в статьях публично обсуждалась проблема проституции. Очерки популяризировали выражение «ночные бабочки». Позже Додолев пришел в программу «Взгляд», начавшую выходить на Первом канале Центрального телевидения 2 октября 1987 года. Первыми ведущими «Взгляда» стали Александр Любимов, Владислав Листьев, Дмитрий Захаров, Олег Вакуловский.

22 октября 1986 года академик и правозащитник, создатель водородной бомбы Андрей Сахаров обратился с обращением к Михаилу Горбачеву с просьбой прекратить его с женой Еленой Боннэр семилетнюю ссылку в Горький. 23 декабря он с супругой вернулся в Москву. В 1989 году ученый был избран народным депутатом СССР.

Также в эпоху перестройки открыто возник интерес к сталинским временам, начали писать и публиковать произведения о лагерях. 31 декабря 1988 года был снят запрет на издание повести Александра Солженицына «Один день Ивана Денисовича», в 1989 году в журнале «Новый мир» стали публиковаться главы романа «Архипелаг ГУЛАГ». В 1988 году в «Новом мире» был напечатан авторский вариант «Доктора Живаго» Бориса Пастернака.

23 мая 1987 года перестали «глушить» радиостанцию «Голос Америки». Вслед за ним был снят запрет на вещание других иностранных радиостанций — BBC, «Радио Канады», «Радио Ватикана», «Радио Японии», «Немецкую волну». 29 ноября 1988 года перестали «заглушать» международную «Радио Свобода».

В 1987 году в свет вышла драма грузинского режиссера Тенгиза Абуладзе «Покаяние», завоевавшая в том же году Гран-при Каннского фестиваля. Также в 1987 году выходит в прокат лента «Холодное лето пятьдесят третьего…», повествующая о жизни после смерти Иосифа Сталина в 1953 году и амнистированных лагерных заключенных.

В 1986 году после многолетнего перерыва была возобновлена телепередача КВН. Как и перед закрытием в 1972 году, ведущим остался Александр Масляков.

Виталий Коротич, в 1986-1991 годах главный редактор журнала «Огонек», один из «прорабов перестройки»

«Перестройка была настолько сильным толчком для возрождения независимого и самостоятельного мышления граждан, что до сих пор этот толчок никак не могут подавить. То, с чем усиленно борется российское правительство сегодня, это результат перестройки. Когда мы начинали перестройку мы шли не куда-то, а избавлялись от чего-то. Это был процесс отталкивания от чего-то, а куда отталкивались, было неведомо. Но мы оттолкнулись от подавленности мышления, от единомыслия, от пения хором и марширования в строю. Вдруг оказалось, что это не так сложно. Но понять, куда мы придем, мы до сих пор не поняли. Сейчас нас хотят вновь построить и выдать новых хоровых дирижеров, но это не получается, потому что мы еще не потеряли надежды, возникшей в перестройку».

Новое мышление

Такое название получил внешнеполитический курс Михаила Горбачева, направленный на восстановление отношений с Западом. В вышедшей в 1987 году книге «Перестройка и новое мышление для нашей страны и для всего мира» последний генсек ЦК КПСС выступал за «мир без войны, без гонки вооружений, за безъядерный и ненасильственный мир» на благо всего человечества. Отдельно подчеркивалась важность сотрудничества с главным геополитическим противником — Соединенными Штатами «на основе равенства, взаимопонимания и взаимодвижения».

Считается, что основы нового мышления тогда еще будущий советский лидер изложил британскому премьер-министру Маргарет Тэтчер во время визита в Лондон в декабре 1984 года. Позже стороны обменялись официальными визитами, но именно в ходе той встречи британская «железная леди» открыла Горбачева Западу, заявив, что «с этим человеком можно иметь дело». В ноябре 1985 года в Женеве состоялась первая встреча Михаила Горбачева и президента США Рональда Рейгана, давшая старт переговорам по ограничению вооружений. Переговоры продолжились на саммите в Рейкьявике в 1986 году и завершились в 1987-м во время его визита в Вашингтон, где два лидера подписали Договор о ликвидации ракет средней и меньшей дальности.

Стороны впервые согласились за три года полностью уничтожить целый класс вооружений. Во время ответного визита в СССР в 1989 году Рейган заявил, что больше не считает эту страну «империей зла». Курс на сближение продолжался во время президентства Джорджа Буша-старшего (с 1989 года). В июле 1991 года в Москве был подписан Договор о сокращении и ограничении стратегических наступательных вооружений (СНВ-1), предусматривающий уменьшение ядерных арсеналов обеих стран примерно на 30%.

Кроме того, в 1985 году Советский союз объявил односторонний мораторий на проведения ядерных испытаний, который действовал два года. В 1987 году страны Варшавского договора выработали новую военную доктрину, предусматривающую сокращение вооружений до пределов «разумной достаточности» (сама блок прекратил существование через четыре года). В мае 1988 года СССР начал вывод войск из Афганистана. Процесс завершился 15 февраля 1989 года словами генерала Бориса Громова: «За моей спиной нет ни одного советского солдата».

В апреле 1990 года во время визита в Москву президента Польши Войцеха Ярузельского советские власти впервые официально признали ответственность «Берии, Меркулова и их подручных» за Катынскую трагедию. В сентябре 1990 года в Москве был подписан «Договор об окончательном урегулировании в отношении Германии». Он подвел итоги многосторонних переговоров, сделавших возможным объединение ФРГ и ГДР. В том же году Михаил Горбачев получил Нобелевскую премию мира в знак признания его «ведущей роли в мирном процессе».

Кирсан Илюмжинов, президент Международной шахматной федерации, бывший глава Республики Калмыкия

«Это был не просто «глоток воздуха». Если бы перестройки не было, не произошло много важных событий в экономике, системе межнациональных отношений. Но, с другой стороны, свою перестройку не прошли западные страны. Горбачев остановил гонку вооружений, «холодную войну», дал передышку для всего мира. Если бы западные государства реально хотели продвигать демократию, защищать права человека и прочие ценности, то они должны были бы переориентировать на это свои средства, затрачиваемые на производство оружия. Начать помогать российской экономике, строить дома культуры и шахматные клубы, например. Вместо этого Запад начал продвигать войска к границам России. Стала еще активнее раскручиваться гонка вооружений. Это огромная ошибка западного мира».

Молодежные движения

Начало 1980-х было связано с уникальным явлением в советской музыкальной жизни — власти официально признали существование рок-музыки, разрешив создание в 1981 году Ленинградского рок-клуба. В клубе начали выступать «Алиса», «Аквариум», «Кино», «ДДТ», «Пикник», с перестройкой они обрели известность за пределами Ленинграда.

Начали создаваться первые крупные рок-фестивали: «Литуаника» (1985-1989), Первый всесоюзный рок-фестиваль в Черноголовке (1987 год), Подольский рок-фестиваль (1987, освещался в СМИ как отечественный «Вудсток»), «СыРок» (1988-1992). Прорыву многих групп поспособствовал кинематограф. Культовыми стали фильмы «Асса» (1987) с музыкой «Аквариума» и «Кино», «Игла» (1988) с песнями «Кино» и Виктором Цоем в главной роли, «Такси-блюз» (1990) с Петром Мамоновым, вокалистом «Звуки Му». Некоторые группы переехали в Москву (где в 1986 году был создан свой клуб — Московская рок-лаборатория) и даже выступали за рубежом.

13 мая 1986 году Всесоюзный совет профсоюзов (ВЦСПС) принял «Положение о любительском объединении, клубе по интересам», признававшее существование субкультур. Начали набирать популярность молодежные «неформальные» движения, в конце 1980-х достигшие расцвета: хиппи, панки, металлисты.

Юрий Шевчук, лидер группы ДДТ

«В 1985 году мне пришлось эмигрировать из Уфы в Санкт-Петербург. Перед перестройкой на периферии были очень жесткие времена — в Уфе мне не давали работать, петь песни и музицировать. На Урале особенно серьезно разбирались с горластой молодежью. Вот мне и пришлось уехать. Было ощущение, что все должно поменяться. Когда я приехал в Питер и попал в Ленинградский рок-клуб, увидел БГ, Виктора Цоя и группу «Кино», Найка Науменко и многих других сильнейших чуваков, то именно там и тогда для меня началась перестройка. Перестройка была прыщавая и слюнявая, вся в книгах, но в глазах, в душах, в песнях была свобода. Это было важно для меня. Я — периферийный парень, увидел роскошь разномыслия, просветления. У меня выросли крылья. Эти ощущения остались на всю жизнь. Творчество, обмен мыслями, энергией, бесстрашной и свободной философией… Это главное. Экономика нас не волновала, мы тогда сильно в это дело не погружались, мы рубились за новое понимание культуры. Потом, конечно, стали развиваться события, мы не проходили мимо, реагировали на все происходящее — на пламенные речи с трибун, на стачки шахтеров. Вся эта жизнь, была вместе с нами. Над перестройкой было много иронии, скепсиса и восторгов. Всего хватало. Не было рядов, марширующих в светлое будущее. Светлое будущее было здесь и сейчас — на этой сцене, в свободе творчества. В те времена жили идеалисты, которые, увы, и ошибок понаделали немало. Было много надежд, но началась нищета и олигархия. Тогда часть нашего народа вдруг решила жить за счет его другой части. Бывшие комсомольцы стали топтать людей. Все это стало печальным итогом. В результате — жесткий откат в сознании в старое прошлое. Желание жить как раньше. Но как раньше никогда не бывает».

Максим Леонидов, музыкант, актер, один из основателей бит-квартета «Секрет»

«Перестройка — это первый шаг к свободе, это была надежда. Перестройка перевернула народное сознание. То, что еще недавно казалось невозможным, вдруг стало возможным. Все это, конечно, нашло свое отражение в культуре. В театральной сфере появились спектакли, которых раньше просто быть не могло. Или если они и появлялись, то их тут же закрывали. Перестройка дала всплеск в музыкальной культуре — появились группы «Кино», «Аквариум». Появился «Секрет» — коллектив не бунтарский, но буржуазный, не протокольный. Всем этим мы обязаны Горбачеву и перестройке».

Стас Намин, музыкант, композитор и продюсер, режиссер театра и кино. Создатель и лидер группы «Цветы»

«Перестройка дала свободу слова, свободу передвижения, вероисповедания, предпринимательства, в той мере, в какой эти свободы существовали во всем цивилизованном мире, и которых не было в нашей стране. С одной стороны, серьезный перелом в моей жизни начался в 1986-м, когда меня впервые выпустили за границу, и я увидел мир, за четыре года объехав весь земной шар с группой «Цветы». С другой, такой же неожиданностью для меня стала возможность воплощать мои проекты внутри страны. Это был первый независимый продюсерский центр в Парке Горького, концертное агентство, фирма грамзаписи, радиостанция, частный ресторан, телекомпания. Обо всем этом я и мечтать раньше не мог, так же как о независимых фестивалях, которые мы организовывали в конце восьмидесятых. Один из самых запомнившихся — музыкальный фестиваль мира в Лужниках, в котором помимо моих групп Парк Горького, Бригады С участвовали и мировые звезды Ozzy Osbourne, Cinderella, Bon Jovi, Scorpions, Motley Crue. Это был советский Вудсток, который как бы возвестил новую эру перестройки».

Аллан Чумак, экстрасенс

«Сама перестройка это хорошо, но ее методы — шоковая терапия, приватизация, вызывают самые тягостные воспоминания. Многие рассуждают, что благодаря перестройке смогли ездить за границу, но так рассуждают малодумающие люди. Разве это главное в нашей жизни? Люди жили в тоталитарном режиме, они привыкли мыслить категориями — зарплата, премия, хождение на работу. И вся перестройка шла через призму узкого щелевого мышления, привязанного к жизни в тоталитарном режиме. Те, кто мог при тоталитарном режиме мыслить более широко — воровали, комсомол начал рвать и уничтожать общественную и государственную собственность, приватизируя все, что под руку попадалось. Эти процессы шли вразрез с представлениями основной массы людей. Они не могли перестроиться, не могли понять, что от них хотят. У меня был близкий человек — в СССР у него была неплохая карьера. В перестройку предприятие, где он работал, фактически перестало существовать, зарплату не платили. Но он ездил на работу. И таких людей были миллионы. Уверен, не одно поколение сменится, чтобы наше мышление перестроилось. Люди все равно не знают, что делать. Хотя возможностей стало значительно больше».

Кооперативы

Первые кооперативы стали появляться в стране в 1987-м, к концу года их насчитывалось уже 13,9 тыс. Тогда же в павильоне Стройэкспо в Москве прошла первая всесоюзная выставка кооператоров, на которой можно было увидеть джинсы-«варенки», кроссовки а-ля «Адидас» и другие достижения народно-кооперативного хозяйства. Это было последнее публичное мероприятие, которое в качестве первого секретаря горкома КПСС посетил Борис Ельцин. К концу 1989 года количество кооперативов выросло до 193,1 тыс., число занятых в кооперации достигло 4,9 млн. человек, а объем реализованной продукции 40,3 млрд руб.

В 1989 году в стране появился первый легальный миллионер. Основатель кооператива «Техника» Артем Тарасов в программе «Взгляд» рассказал, что он и его заместитель получили по 3 млн руб. зарплаты за январь. Один лишь налог на бездетность с этой суммы составил 180 тыс. руб., а состоящий в КПСС зам отдал 90 тыс. в виде партийных взносов. Откровения кооператора вызвали шок у сограждан — средняя зарплата по стране тогда составляла 217 руб. — и недовольство властей. В результате все деньги кооператива конфисковали, а предприниматель на время переехал в Лондон.

В начале 1990-х многие кооперативы преобразовались в акционерные общества и другие формы хозяйственной деятельности. Из среды «перестроечных кооператоров» вышел целый ряд известных предпринимателей. Среди них — Михаил Прохоров, Владимир Гусинский, Виктор Вексельберг, Александр Смоленский, Каха Бендукидзе, Владимир Брынцалов, Михаил Ходорковский.

Артем Тарасов, бизнесмен, первый советский легальный миллионер

«Перестройка как таковая стране ничего не дала. Перестройка была кампанией, объявленной Горбачевым и трактовавшейся властью как построение «социализма с человеческим лицом». Менять общественную формацию никто не собирался. Все изменения начались с кооперации, и никакой связи с перестройкой это не имело. Именно разрешение некоторых черт частного предпринимательства и свободного рынка привело к краху системы. А перестройка на самом деле ничего не перестраивала. Помню анекдот тех лет, когда министр ругал чиновника за то, что тот не перестроился, а друг утешал, что есть еще время ускориться и перестроиться. Это было просто словоблудие для нас. Самым ярким воспоминанием тех лет стали вырубка виноградников и запрет на алкоголь, который ночами все равно везде продавался. И, конечно, первые кооперативы. Мой кооператив открылся в апреле 1987 года и был под номером 10 по всему Советскому союзу».

Николай Рыжков, член Совета федерации, в 1985-1990 годах председатель Совета министров СССР

«Мне не нравится слово «перестройка» — оно было во многом искусственно введено в оборот, прежде всего журналистами. Его так же применяли в 1917 году во время Февральской революции. Экономические реформы середины 80-х были востребованы жизнью и стали закономерным ответом на засилье жесткой плановой системы. Она оправдала себя в предвоенный период во время индустриализации, тем более во время и после войны, когда надо было действовать быстро и жестко. Потом была холодная война. Но наступил момент, когда эта экономическая модель стала терять свой динамизм, перестала впитывать научно-технический прогресс, мешала своей формализованностью. Глоток воздуха нам дали еще косыгинские реформы, потом наступило время модернизации, реформирования, перестройки — как угодно назовите. Я был в числе тех, кто поддержал этот процесс, участвовал в подготовке апрельского пленума 1985 года, в том числе доклада Горбачева. Но примерно в 1987 году наступил черный период в жизни страны, когда кто-то сбил с толку Горбачева (и я представляю, кто это сделал), и тот решил заняться реформированием всей жизни страны, политической и государственной системы. Но реформу можно проводить только там, где есть сильная власть, поскольку переход из одного состояния в другое всегда болезненный. А Горбачев бросил заниматься главными экономическими реформами, начал экспериментировать. Была партия во главе, теперь пусть будут советы народных депутатов. Наши слова о том, что есть классические три формы власти: законодательная, исполнительная и судебная, и советы не справятся, — не были услышаны. В результате — кутерьма второй половины 80-х годов, в которой смешались политика, экономика и еще черт знает что, привела к концу перестройки, а затем и государства».

ОПГ

К середине 1980-х частью молодежной культуры стали любера, занимавшиеся культуризмом и враждовавшие с представителями других субкультур. Позже некоторые из них влились в Люберецкую и другие организованные преступные группировки.

В декабре 1989 года вышло постановление Съезда народных депутатов СССР «Об усилении борьбы с организованной преступностью». Депутаты констатировали факт, что в стране увеличилось число «дерзких видов вымогательства, хищений, взяточничества». В документе также содержалось поручение Совету министров СССР разработать комплекс мер, направленных на устранение причин и условий коррупции, теневой экономики. В феврале 1991 года указом президента СССР предусматривалось создание Главного управления МВД СССР по борьбе с наиболее опасными преступлениями, организованной преступностью, коррупцией и наркобизнесом. Ведомству полагалось сконцентрировать внимание на «деятельности преступных сообществ, обладающих межреспубликанскими, международными и коррумпированными связями».

1989–1991

Товарный дефицит

9 июля 1986 года экономический отдел ЦК КПСС сообщил, что «в июне сего года участились случаи несвоевременной выплаты заработной платы рабочим и служащим... Сигналы о неблагополучии положения с выплатой зарплаты поступили в экономический отдел ЦК КПСС с Украины, Молдавии, Латвии, Литвы, из многих областей РСФСР. Разрядить обстановку удалось за счет дополнительного выпуска денег в обращение». Возросший объем денежной массы способствовал товарному дефициту. Его расцвет пришелся на 1989-1991 годы и затрагивал практически все категории товаров по всей стране. Первые талоны появились уже в 1986 году во время антиалкогольной кампании: по ним продавались винно-водочные изделия.

С 1988 года по талонам стал продаваться сахар — чиновники объясняли, что его скупили самогонщики. Для борьбы со спекулянтами и самогонщиками были введены региональные талоны почти на все. Они выдавались по месту прописки и работы каждый месяц. По талонам в зависимости от регионов продавались мясо, колбасные изделия, животное масло и маргарин, хлеб, табак и табачные изделия, яйца, даже спички, мыло, соль, стиральный порошок, крупа и картофель. После распада СССР товарный дефицит не прекратился, а продолжался до 1994 года.

Сергей Алексашенко, экономист, в 1995-1998 годах первый заместитель председателя правления Центробанка

«Перестройка избавила меня от совка. После 1985-го я уже был достаточно взрослым человеком и понимал все «прелести» совка. А самое яркое воспоминание тех лет — 26 видов талонов и очереди за хлебом и молоком, которые в Москве нужно было занимать в шесть утра. В конечном итоге идеологическая перестройка не была поддержана экономической, что привело к коллапсу».

Руслан Хасбулатов, в 1991-1993 годах председатель Верховного Совета РФ

«Всеобщая эйфория и поклонение Горбачеву сменились скепсисом. В перестройку надо было организовывать нормальное управление всем народным хозяйством РСФСР. Какая демократия тогда могла быть, нам директоров надо было не выбирать, а назначать и вводить жесточайшую дисциплину. Полки в магазинах были пусты, а мы в демократию играли. Я, как председатель Верховного Совета, не справился, не хватило сил преодолеть тенденцию поклонения Западу. Экономические модели развития американских или европейских предприятий, у нас не работали. Это было понятно сразу, но мы все равно их продвигали. То же самое повторяется и сейчас. Сотню лет Россия не имела таких денег и таких возможностей, которые начались в 2000-х. При наличии научно-технических специалистов, дисциплинированной рабочей силы можно было сделать серьезный рывок. Но ничего не сделано. Взяли Крым. Теперь как бы все это нам боком не вышло, не научились мы на собственных ошибках».

Движение к демократии

В марте 1989 года в СССР прошли первые альтернативные выборы народных депутатов СССР. В стране впервые появилась парламентская оппозиция — депутаты демократической ориентации объединились в Межрегиональную депутатскую группу (МДГ), идейным вдохновителем которой выступал академик Андрей Сахаров. В июле 1989 года на первой конференции МДГ он был избран одним из пяти сопредседателей вместе с Борисом Ельциным, Юрием Афанасьевым, Гавриилом Поповым и Виктором Пальмом. Несмотря на разношерстный состав и наличие противоречий участники МДГ вместе противостояли «агрессивно-послушному большинству», добиваясь отмены 6-й статьи Конституции СССР о руководящей роли КПСС, введения института президентства, принятия демократического закона о печати.

В 1990 году сторонники оппозиции добились успехов на российских выборах. Кандидаты от избирательного блока «Демократическая Россия» получил около четверти мест на Съезде народных депутатов РСФСР, большинство в горсоветах Москвы и Ленинграда. Выдвинутый демократами Борис Ельцин занял пост председателя Верховного совета РСФСР. 12 июля 1990 года на XXVIII съезде Компартии он объявил о своем выходе из партии, поскольку «с учетом перехода общества на многопартийность не сможет выполнять только решения КПСС».

Юрий Рыжов, академик РАН, экс-посол РФ во Франции

«Горбачев и Ельцин, при всех разных отношениях к ним, сделали очень много важных шагов, которые потребовали решительности и политической воли. К сожалению, мы растеряли все то, что было создано при участии этих политических деятелей, и вернулись в глубокий доперестроечный период. У того и другого были страшные ошибки, но это делалось не по злой воле, а в связи с тем, что страна находилась в настолько критическом состоянии, что в этой обстановке было трудно не ошибаться. Безусловно, ошибок было полно, у Горбачева в кадровых делах и в тактике перестройки».

Григорий Явлинский, депутат Законодательного собрания Санкт-Петербурга от фракции «Яблоко»

«Мне, как и всей стране, перестройка дала свободу. И именно это ощущение свободы стало самым ярким воспоминанием тех перестроечных лет».

Гавриил Попов, в 1991-1992 годах мэр Москвы

«В результате перестройки мы получили современную Россию. Разве из тех, кто управляет страной, мог бы оказаться внутри кремлевской стены, если бы не перестройка? Они бы так и были младшими научными сотрудниками или торговали цветами на Ленинградских рынках. Да и мы все не могли бы так свободно разговаривать, как сейчас. Перестройка была необходимым этапом развития, с которым мы запоздали лет на 20».

Распад Восточного блока

Перестройка в СССР дала толчок к падению коммунистических режимов в соседних странах, в которых давно назрело желание политических перемен. Массовые забастовки с требованием реформ в Польше привели к проведению в июне 1989 года первых в соцлагере свободных парламентских выборов. Победу на них одержал независимый профсоюз «Солидарность», годом позже возглавлявший его электрик гданьской верфи Лех Валенса стал президентом Польши. После нескольких месяцев протестов в ГДР осенью 1989 года ушло в отставку все руководство соцпартии (СЕПГ) во главе с генсеком Эрихом Хонеккером.

9 ноября рухнула Берлинская стена, миллионы восточных немцев устремились на Запад. 17 ноября начались студенческие волнения в Праге, вскоре охватившие всю страну. Через 12 дней Компартия Чехословакии отказалась от монополии на власть. В декабре ушел в отставку коммунистический президент Густав Гусак, на смену которому был избран диссидент Вацлав Гавел. Быстрый и бескровный переворот породил термин «бархатная революция». Так же мирно были отстранены от власти коммунистические режимы в Венгрии и Болгарии.

Не удалось избежать насилия лишь в Румынии, последней отколовшейся от коммунистического блока. Охватившие страну демонстрации переросли в беспорядки. Президент Николае Чаушеску и его жена пытались бежать из страны, но были захвачены восставшими. 25 декабря 1989 года их расстреляли по приговору революционного трибунала. 1 июля 1991 года в Праге был подписан протокол о прекращении действия Организации Варшавского договора — военного союза восточноевропейских социалистических государств, созданного в противовес НАТО. Все бывшие партнеры СССР начали сближение с Североатлантическим альянсом и позже стали его членами.

Парад суверенитетов

В конце 1980-х начало распаду СССР положил выход из Союза сразу нескольких республик. Так называемый «парад суверенитетов» в 1988 году начала Эстония. 16 ноября Верховный совет Эстонской ССР принял декларацию, в которой провозгласил верховенство местных законов и органов власти. В 1989 году аналогичные декларации о суверенитете приняли Литва (18 мая), Латвия (28 июля) и Азербайджан (23 сентября). В 1990 году — остальные республики, включая РСФСР. 11 марта 1990 года первая союзная республика — Литва — провозгласила себя независимым государством. Соответствующий акт принял литовский Верховный совет. 9 февраля 1991 года это решение поддержали на референдуме 90,5% участников голосования. 3 марта 1991 года прошел референдум о восстановлении независимости Эстонии, на котором «за» проголосовали 77,8%. В тот же день в ходе «консультативного опроса» 73,6% избирателей высказались «за демократическую, государственно независимую» Латвию. Явка на эти голосования превышала 80%.

Одновременно руководство СССР предпринимало попытки сохранить Союз. 17 марта 1991 года прошел всесоюзный референдум, в котором участвовали 148,5 млн граждан. 76,4% голосов было отдано за «сохранение СССР как обновленной федерации равноправных суверенных республик». Голосование бойкотировали Прибалтика, Молдавия, Армения и Грузия. Последняя 31 марта провела свой референдум о восстановлении независимости, получившем поддержку 98,9% участников. 9 апреля Верховный совет Грузии провозгласил независимость республики.

23 апреля 1991 года на встрече президента СССР Михаила Горбачева с главами девяти республик в резиденции Ново-Огарево была начата подготовка союзного договора, предусматривающего преобразование страны в федеративный Союз суверенных государств (ССГ). Его подписание, намеченное на август, сорвала попытка захвата власти ГКЧП, пытавшегося помешать «курсу на ликвидацию Советского Союза».

После путча процесс дезинтеграции резко ускорился. В период с 20 по 31 августа приняли акты о независимости Эстония (20-го), Латвия (21-го), Украина (24-го), Белоруссия (25-го), Молдавия (27-го), Узбекистан и Киргизия (оба 31-го). 6 сентября власти СССР признали независимость трех прибалтийских республик — Эстонии, Латвии и Литвы. 9 сентября соответствующее постановление принял Верховный совет Таджикистана. 23 сентября Верховный совет Армении провозгласил республику независимым государством на основе результатов прошедшего 21 сентября референдума (99% «за»). 18 октября в Азербайджане принят конституционный акт о государственной независимости. 27 октября аналогичный закон приняла Туркмения на основе волеизъявления жителей (94% «за»).

25 ноября в Ново-Огарево была предпринята еще одна попытка подписать договор о создании ССГ, на этот раз в виде конфедерации. Окончательное решение отложили на декабрь. 1 декабря власти Украины провели референдум, в котором участвовали 84,18% избирателей, и 90,32% из них одобрили принятый ранее акт о независимости. К тому моменту 13 из 15 союзных республик (кроме России и Казахстана) уже провозгласили себя независимыми. Точка в ново-огаревском процессе была поставлена 8 декабря, когда президент России Борис Ельцин, президент Украины Леонид Кравчук и председатель ВС Белоруссии Станислав Шушкевич на встрече в Беловежской пуще подписали соглашение о создании Содружества Независимых Государств. В нем говорилось, что «Союз ССР как субъект международного права и геополитическая реальность прекращает свое существование».

Конец перестройки

Перестройка, задумывавшаяся как поступательный процесс «совершенствования социализма», завершились неконтролируемым развалом СССР. К началу 1990-х демократизация привела к резкой дестабилизации политической обстановки, на которую наложился глубокий финансовый кризис. Эти процессы вместе с начавшимся «парадом суверенитетов» запустил центробежный процесс, который власти безуспешно пытались остановить.

25 декабря 1991 года в 19.38 по московскому времени над Кремлем был спущен советский флаг. В тот же день, в своем прощальном выступлении по телевидению Михаил Горбачев подвел итоги: «Процесс обновления страны и коренных перемен в мировом сообществе оказался куда более сложным, чем можно было предположить… Старая система рухнула до того, как успела заработать новая».

Александр Ципко, советский и российский социальный философ и политолог

«Перестройка практически разрушила ту марксистскую утопию, созданию которой посветили 70 лет. За достижения, свершенные в период СССР, мы заплатили неадекватную цену. Это многомиллионные жертвы, уничтожение интеллигенции, мы пережили ГУЛАГ и голодомор, лишились лучших умов. Перестройка дала громадный шанс для развития России, вернула правду о нашей истории, возможность говорить что думаем, ездить куда хотим, вернула духовное историческое наследие, и самое главное разрушила железный занавес, реабилитировала предпринимательство и частную собственность. Но трагедия в том, что условия, которые создала перестройка, не были использованы в полной мере. Мы — единственные из бывших социалистических стран, которые сразу после разрушения коммунизма пошли путем крови и расстреляли из танков собственное правительство. После чего создали новую Конституцию, сверхпрезиденсткую республику и снова оказались в той ситуации, когда жизнь 140 миллионов людей зависит от 1 человека».

Георгий Шпак, командующий ВДВ (1996–2003) и губернатор Рязанской области (2004–2008)

«Развал сильной державы. Это было бестолковое деяние нашего генсека. Он хотел, чтобы его запомнили в истории. Но стоило обратиться к ней и посмотреть, как перестраивали Россию цари, экономисты, военные, и поучиться у них. Вместо этого ринулись в эксперименты — волюнтаризм чистой воды! Посмотрите, как развивался коммунистический Китай, который за 18-20 лет из нищей обглоданной страны превратился в сверхдержаву. И всего лишь благодаря мудрому руководству страной».

Сергей Филатов, президент Фонда социально-экономических и интеллектуальных программ, в 1993-1996 годах руководитель Администрации президента

«Перестройка — великое событие, которое толкнуло нашу страну совсем в другую жизнь. Но, как всегда, мы ставим великие задачи и делаем при этом очень крупные ошибки. У нас всегда есть желание и уверенность в том, что все получится, но это никак не подкрепляется ни финансово, ни технически. Мы должны где-то у кого-то научиться. Ни перестройка, ни ельцинская революция ничему нас не научили, сейчас ждем, к чему приведет Крым Путина. Горбачеву же надо ставить памятник, он сделал невозможное для того времени — дал понять стране и людям, что так жить нельзя. В первую очередь, перестройка должна была «перестроить» мозги людей, чтобы они понимали, не ворчали, не противодействовали, а включались в работу. Нужно было дать им понять, на что они способны, дать возможность выбора работы, свободу слова и самое главное дать возможность использовать свои силы для того, чтобы они смогли войти в новую жизнь. Ничего этого сделано не было. Мы большей частью дискутировали, болтали на Верховном совете, принимали какие-то законы, что привело к противодействию между Россией и Союзом. Кроме того мы не пришли к согласию с военными, которые противодействовали перестройке. Ошибкой Горбачева стала его уверенность в том, что люди у нас всегда послушны первому лицу, но не всегда это так. Однако благодаря перестройке сегодня мы имеем свободу слова, понятие о защите прав человека и рыночные отношения. Появилась Конституция, хоть она и не выполняется, но она есть. Я бы хотел больше благодарить Горбачеву, а не ругать, по крайней мере, у нас появился некоторый островок, на который мы можем оглянуться и сказать: „мы ведь начали, так давайте продолжим“».

Николай Травкин, депутат Государственной думы нескольких созывов, 1994-1996 годах член правительства РФ

«Перестройка осталась хорошей легендой. В духе народных сказок. То есть, счастливую жизнь не надо делать — ее надо найти. Более того, даже и самому утруждаться не надо, надо просто идти за ведущим... Мы ступили в свою пустыню 30 лет назад. Три четверти библейского срока протопали. Четвертый „Моисей“, начиная с Горбачева, приближает нас к земле обетованной. И почему-то библейское чудо не получается на нашей многострадальной земле. Просто в библейской истории 40-летний переход начали одни люди, а перешли пустыню уже другие. Люди изменились. В этом и был замысел. Мы же — хоть 100 лет нас води — меняться не собираемся. Обещал обетованную — вынь да положь! Какой — „начни с себя“? Чего это я из себя должен выдавить?! Да я за такое лучше тебе моргалы выдавлю! Какие такие местные самоуправления и гражданское общество? Мы и так самые-самые. А в части патриотизма, духовности, морали да нравственности — равных нам нет. Нам меняться — только портиться! Моисей должен все сделать. Он обещал. Или — давай другого Моисея!»

Андрей Макаревич, музыкант

«Была возможность стать частью мира. И очень жаль, что мы ее так и не использовали».