Коротко


Подробно

Безвременное правительство

Кто пришел на смену Аскару Акаеву

революция в Киргизии

Вчера в Бишкеке привыкали к новой жизни. За ночь с четверга на пятницу город был разграблен. Утром новый и. о. президента назначил временное правительство, а вечером снова начались грабежи. За всем этим пытался уследить специальный корреспондент Ъ МИХАИЛ Ъ-ЗЫГАРЬ.


Порядок в умах


В пятницу утром из здания парламента выбегали депутаты. Толкая друг друга, они пытались протиснуться в черный ход, но была открыта только одна створка, поэтому получалось очень медленно. С ужасом в глазах они садились в машины по пять-шесть человек в одну и уезжали.

— Там толпа! Толпа вломилась в здание и все громит! — кричали депутаты.

Им еще повезло, журналисты с гостелевидения, например, пытались выбраться через боковую дверь, но она была заперта, и тогда они вышибли ее. Да так, что она не просто слетела с петель, а разлетелась на куски.

Дело в том, что сейчас в Киргизии есть два парламента, и каждый из них считает себя законным. Есть старый, полномочия которого истекают в апреле этого года. Он был избран еще по старой конституции и поэтому он двухпалатный (верхняя — совет народных представителей; нижняя — законодательное собрание). В нем задает тон оппозиция, вернее, вчерашняя оппозиция, уже взявшая власть в свои руки. Новый парламент был избран в феврале этого года. Согласно новой конституции, он уже однопалатный. Выборы были чудовищно скандальные; как утверждают противники экс-президента Аскара Акаева, итоги голосования полностью сфальсифицированы. Из 75 депутатов две трети — родственники президента и его ближайшего окружения или известные в стране "авторитетные" предприниматели. Именно эти парламентские выборы и привели к падению Аскара Акаева. Все последние антипрезидентские митинги организовывали люди, поддерживавшие проигравших кандидатов.

Конфликт старого и нового парламентов обострился в четверг ночью, сразу после революции. Верховный суд принял решение отменить регистрацию всех новых депутатов, то есть у победителей выборов отобрали депутатские мандаты. А значит, более законным органом власти Верховный суд признал старый двухпалатный парламент.

Однако вчера утром на площади прошел слух, что в здание проникли вовсе не старые антиакаевские, а новые проакаевские депутаты. И народ взорвался. Чтобы очистить законодательную власть от скверны, толпа вломилась в здание. До разгрома не дошло, а к народу вышли избранные накануне ночью спикер нижней палаты Эшенбай Кадырбеков и новый премьер, он же и. о. президента Курманбек Бакиев (см. справку на стр. 3). Они успокоили народ, заверив всех, что акаевцев в здании нет.

Гнева толпы, впрочем, испугались не все избранники. Разбежалась только нижняя палата, сидящая на втором этаже, а значит, более доступная для погромщиков. Заседавшая этажом выше верхняя палата не испугалась. Ее члены ждали у себя нового президента Курманбека Бакиева, который должен был представить им свой новый кабинет.

По закону (сейчас в Бишкеке очень любят говорить про закон, хотя после дня и ночи четверга это звучит довольно странно) любой премьер должен утвердить все свое новое правительство на заседании верхней палаты. Зайдя к сенаторам, Курманбек Бакиев выглядел явно неуверенно, а депутаты были настроены очень агрессивно.

После краткого вступительного слова он стал зачитывать список членов правительства. После каждой новой фамилии по залу разносился вздох. Сначала казалось — облегчения, потом стало ясно, что разочарования. К ужасу сенаторов, новый премьер выбрал своими министрами в основном своих ближайших товарищей по оппозиции. К примеру, министром иностранных дел стала Роза Отунбаева, а генеральным прокурором — Азымбек Бекназаров. Но кроме них в правительство Бакиева вошли и бывшие члены только что ушедшего в отставку акаевского кабинета. Например, сохранили свои посты министры экономического развития и образования.

— У меня такое впечатление, что вы назначили этих людей только потому, что вы им чем-то обязаны. Может быть, вы им когда-то что-то пообещали и сейчас стали заложниками своих слов? — с вызовом заявлял в лицо новому президенту сенатор Мухашев.

Кстати, ему Курманбек Бакиев предложил пост главы Нацбанка. Однако тот отказался.

Но всех остальных сенаторов возмутило даже не это. Их самые гневные отклики были связаны с тем, что в правительство почти не вошли члены их палаты, президент предпочел депутатов нижней. Они даже попросили господина Бакиева хорошенько подумать о кандидатурах. После этого разошлись, чтобы обсудить состав правительства в комитетах.

С третьего этажа Бакиев спустился на второй, в нижнюю палату вместе с председателем Конституционного суда Чолпон Баековой. Там им пришлось решать уже совсем другую проблему. Этим депутатам новое правительство понравилось, но они очень боялись, что вскоре у них отберут их мандаты. Парламентарии требовали принятия специального закона, который гарантировал бы то, что законным является именно их старый, а не новый парламент. И. о. президента Бакиев и глава КС Баекова сопротивлялись.

— Зачем нам наживать себе 75 новых врагов? — вопрошали они.— Вы ведь и так легитимны. Вот и работайте. А делать ваши кресла более прочными совсем не обязательно. У нового парламента ведь и так регистрацию отобрали.

Дебаты продолжались до тех пор, пока спикеру Кадырбекову не принесли записку.

— Мне тут доложили,— прервал он ораторов,— что к нам движется давно ничего не евшая и неинформированная толпа. Что будем делать? Давайте отпустим президента, и пусть он выполняет свои обязанности — наводит порядок в стране.

Курманбек Бакиев стремительно вышел, но был настигнут журналистами.

— Как вы будете бороться с мародерством? Вы собираетесь вводить чрезвычайное положение? Будет ли сегодня комендантский час? — спрашивали у него.

— Это решится в ближайшие два часа — скорее всего, это неизбежно (на момент сдачи номера в печать чрезвычайное положение введено так и не было.— Ъ).

Махать дубинками киргизская милиция начала уже после революции

Махать дубинками киргизская милиция начала уже после революции

Фото: ВАСИЛИЙ ШАПОШНИКОВ, Коммерсантъ


Порядок на улице


Вчера в послереволюционном Бишкеке впервые появился свой полноценный майдан. На газоне между центральной площадью Ала-Тоо и Белым домом разбили палаточный городок. Тут поселились ошане, джалалабадцы и прочие гости столицы, приехавшие в Бишкек делать революцию. Они расположились прямо на траве, тут же поставили казан с пловом. Раздавали его строго по списку.

— А вы плов не продаете? Нельзя ли у вас купить порцию? — нерешительно спросил я.

Суровая женщина с черпаком в руке покачала головой:
— Только для революционеров.

Вокруг меня шумной гурьбой бегали революционеры лет пяти. Их старшие братья повисли на решетке, ограждающей Белый дом, и внимательно смотрели внутрь. А те, кто был постарше, развлекались на площади. Там наконец-то стали использовать сцену, поставленную здесь еще неделю назад по случаю праздника Навруз. Теперь вокруг нее собралась толпа тысяч в пять-семь и еще человек 500 стояли на сцене. Каждый по очереди выходил к микрофону и говорил все, что думает. В потоке киргизских слов то и дело выделялись хорошо знакомые "продажный Акаев", "бесчинства и погромы", "хороший депутат", "демократический процесс".

Однако самые уважаемые люди из народа находились даже не здесь. Они контролировали Белый дом. Еще накануне, в революционный вечер, эта многотысячная толпа каким-то образом избрала из своих рядов 17 достойнейших. И именно этот "комитет семнадцати" взял в свои руки Белый дом. Заодно, как признались эти 17, они взяли в заложники всех оставшихся в здании сотрудников администрации президента — на всякий случай. Продержали их ночь, а потом отпустили.

Еще этот "комитет семнадцати" от имени народа ходил в парламент и к президенту Бакиеву разбираться, кто войдет в новое правительство. Они очень громко кричали на сенаторов и требовали от президента, чтобы в кабинете министров не было ни одного акаевца. Больше всего они протестовали против министров экономики и образования. Но потом Курманбек Бакиев им что-то пообещал, и довольные представители народа пообещали ему уважать его выбор.

Беспорядок в природе


Вчера на улицах Бишкека снова появились милиционеры. Их нигде не было видно с начала штурма Белого дома. И всю ночь шли погромы. Как рассказал мне один из офицеров, отвечающий за порядок в центре, в день революции вся милиция была собрана на площадке за Белым домом. Но приказа двигаться им так и не дали — зато вскоре после штурма посадили в автобусы и увезли в Первомайское РУВД. Там они отсиделись, переоделись и разошлись по домам.

За ночь их отсутствия Бишкек разгромили. Из супермаркетов вынесли все продукты, из магазинов одежды охапками тащили джинсы, носки и белье. Утром в Бишкеке рассказывали, что кому-то повезло: он вломился в казино.

Вчера все магазины в городе были закрыты. На ЦУМе висело большое объявление: "Магазин закрыт, товар вывезен". Прошлой ночью толпа пыталась ворваться и сюда. Уже даже разбили стекла. Но к магазину подъехали и. о. президента Бакиев и только что назначенный им куратор силовых органов Феликс Кулов. Они уговорили толпу отойти.

Вчера весь день именно Феликс Кулов занимался собиранием милиции, народных дружин и подготовкой к ночной схватке с мародерами. А ведь еще за день до этого утром он был простым зэком. Его, бывшего вице-президента страны, посадили несколько лет назад, поскольку он был очень популярен в народе и мог составить конкуренцию Аскару Акаеву на президентских выборах. Вчера же преемник Акаева Курманбек Бакиев предлагал ему возглавить спецслужбы. Феликс Кулов отказался, объяснив, что он не может сразу пересесть с нар в министерское кресло — как юрист, он сначала хочет быть реабилитированным. Тем не менее занять неформальный пост ответственного за оборону Бишкека от ночных мародеров он согласился. Однако его приказу выйти на службу последовали далеко не все милиционеры. Как признался мне офицер Первомайского РУВД, на работу вчера не вышли около 30% столичных стражей порядка, но, скорее всего, не вышедших на службу было намного больше — найти в городе человека в форме было вчера почти невозможно.

Целый день хозяева магазинов с неразбитыми стеклами обклеивали их картоном и вешали на двери объявления, гласящие, что внутри ничего нет. А власти тем временем объявили, что уже найдены зачинщики беспорядков. Во всяком случае, утром назначенная главой МИДа Роза Отунбаева заявила мне, что "за погромами стоят люди народного депутата и криминального авторитета Сурабалдиева". Все принадлежащие ему и его друзьям торговые центры странным образом уцелели от погрома. А сам господин Сурабалдиев вчера не пришел на заседание парламента.

Почти не сомневаясь в его вине, сенаторы и члены "комитета семнадцати" потребовали предать его суду. Однако утвердить новый состав правительства верхняя палата так и не смогла. И после этого решила выйти на площадь и уговорить толпу разойтись. Приезжих же убеждали садиться в заготовленные для них автобусы и ехать из Бишкека. Едва выйдя из здания парламента, сенаторы столкнулись с большой группой молодых людей. В надвигавшихся сумерках лиц не было видно — депутаты заметно перепугались и чуть не побежали назад.

— Не бойтесь, мы активисты молодежной организации "Кел-Кел", патрулируем,— успокаивали сенаторов.

И тогда парламентарии смелее пошли на площадь, успокаивать народ.

Но у народа, похоже, были другие планы. С наступлением темноты площадь, да и лица собравшихся, преображались. Они слушали речи сенаторов, одобрительно шумели, но отказывались разъезжаться по домам, обещая продолжать революцию. Позади трибуны разгуливали матерящиеся подростки с дубинами. Между ними, совсем их не замечая, бродила и разговаривала по мобильному телефону на английском языке новая глава МИДа Роза Отунбаева.

— А вы не боитесь? — поинтересовался я у этой интеллигентной женщины в клетчатом свитере и с рюкзачком на плечах.

— Я? А кого? — недоуменно спросила она.— За себя нет. А вот того, что снова начнутся грабежи, да. Боже мой, о чем они там разговаривают,— махнула она рукой в сторону выступающих с трибуны сенаторов,— пришли успокаивать народ, а устроили демагогию! Тоже мне, Гайд-парк!

Я собрался уходить. По дороге меня догнал сенатор Рустам Маманов.

— Я бы на вашем месте не разгуливал в одиночку, пойдемте дойдем до такси вместе — так спокойнее,— предложил он.

У нас поочередно зазвонили мобильные телефоны. Идущие рядом молодые люди стали на них подозрительно коситься.

— А правительство-то вы утвердите? — спросил я.

— Нет, сегодня нет. Может, завтра... — как-то незаинтересованно ответил он.— А знаете, в этом мародерстве даже есть свой плюс. Все забыли о межнациональных, межэтнических противоречиях, отвлеклись,— засмеялся мой собеседник.

Еще через десять минут поднялся страшный ветер. Началась сильнейшая буря, которая срывала картон с окон, поднимала в воздух ворох бумаг, переворачивала металлические заграждения. Куда бежал народ, уже не было видно.

МИХАИЛ Ъ-ЗЫГАРЬ, Бишкек



Тэги:

Обсудить: (0)

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение