Коротко


Подробно

Фото: Reuters

Шотландия потянулась к выходу из "Брексита"

Парламент региона обсудит повторный референдум о независимости

Британское правительство столкнулось с самым серьезным вызовом после прошлогоднего решения о выходе Соединенного Королевства из ЕС. Несмотря на возражения Лондона, парламент Шотландии сегодня обсудит вопрос о проведении повторного референдума о независимости региона, который будет вынесен на голосование в среду. Инициаторы референдума намерены войти в ЕС в качестве независимого государства и остаться в едином европейском рынке. Премьер Великобритании Тереза Мэй, отправившаяся вчера в турне по регионам королевства, оказалась меж двух огней: договариваясь об условиях выхода из ЕС, она одновременно будет вынуждена бороться за голоса шотландцев. Вместе с тем при любом исходе инициатива Шотландии будет иметь серьезные последствия как для Британии, так и для других европейских стран.


Попытка номер два


Через два с половиной года после референдума о независимости Шотландии, проигранного местными националистами в упорной борьбе (за сохранение единства с Великобританией тогда высказались 55,3% голосовавших), сторонники выхода из Соединенного Королевства получили шанс на реванш.

Давняя дискуссия вновь вышла на первый план после принятия парламентом Британии закона о "Брексите", позволяющего правительству начать официальную процедуру развода с ЕС,— это, как было объявлено вчера, произойдет 29 марта. Новый шотландский референдум же, по мнению главы регионального правительства Николы Стерджен, надо будет провести в период между осенью 2018 и весной 2019 года. Но для этого нужно получить официальное разрешение Лондона, с чем явно возникнут трудности. Премьер-министр Британии Тереза Мэй отказывается предоставлять Эдинбургу право проведения голосования, поясняя: сейчас "не время" для референдума, так как Великобритания должна сконцентрироваться на "Брексите" и будущем отношений с ЕС.

Выступая в субботу на съезде правящей Шотландской национальной партии (ШНП), Никола Стерджен рассказала, что в течение нескольких месяцев пыталась достигнуть соглашения с премьер-министром. В частности, речь шла о расширении полномочий местного парламента и сохранении членства региона в едином европейском рынке — это, по замыслу госпожи Стерджен, позволило бы защитить интересы Шотландии и после выхода Британии из ЕС. "Но вместо того чтобы пойти нам навстречу, Вестминстер предпочел упрямиться",— подвела итог госпожа Стерджен.

Сегодня предложения главы регионального правительства обсудит шотландский парламент, а завтра пройдет голосование. Если большая часть депутатов поддержит референдум, Никола Стерджен обратится к правительству Великобритании с просьбой о проведении голосования. Представители ШНП занимают в региональном парламенте чуть меньше половины кресел — 63 из 129. Среди оппозиционеров — консерваторы и либерал-демократы, настроенные против нового референдума. Однако некоторые партии могут поддержать ШНП. Например, один из лидеров шотландской Партии зеленых Патрик Харви высказывается за идею независимости, поясняя: партия Терезы Мэй проигнорировала позицию Шотландии, взяв курс на "жесткий "Брексит"". Заручившись поддержкой шести представителей зеленых в парламенте, ШНП может добиться принятия своей инициативы.

Эффект шотландского домино


Впрочем, даже возможное согласие на референдум шотландского парламента и правительства Соединенного Королевства не станет гарантией того, что сепаратистов в итоге ждет успех. Профессор Европейского института Лондонской школы экономики Иэн Бегг заверил "Ъ": несмотря на успех ШНП на парламентских выборах 2015 года, "существование в регионе стабильного большинства в поддержку независимости неочевидно". Свою роль, как считает эксперт, должно сыграть то, что, несмотря на прочную связь с континентальной Европой, основным экспортным рынком для Шотландии по-прежнему остается остальная часть Соединенного Королевства. Кроме того, как подчеркивает Иэн Бегг, вопросы, которые возникали перед референдумом 2014 года, до сих пор остаются без ответов. Например, не ясна ситуация с валютой, которая могла бы использоваться в независимой Шотландии, а устойчивость шотландских финансовых рынков подвергается сомнению. По сравнению с 2014 годом ситуация только ухудшилась из-за обвала объемов налоговых поступлений, связанных с нефтедобычей. По мнению господина Бегга, это грозит послужить причиной бюджетного дефицита, который "может сравниться с тем, который в худшие для себя времена испытывала Греция".

Однако вне зависимости от результатов референдума последствия политики шотландских властей могут быть крайне серьезными. "Добиваясь проведения повторного референдума, Никола Стерджен также пригласила приехать в Шотландию жителей Уэльса и Англии, недовольных политикой британского правительства, чтобы вместе с шотландцами объединить усилия в борьбе за независимость,— рассказала "Ъ" базирующаяся в Дублине эксперт Waterford Institute of Technology Рослин Фюллер.— Таким образом, мы наблюдаем попытку расширить рамки шотландского националистического движения и превратить его в общенациональное протестное движение регионов, недовольных ущемлением их прав со стороны центральных властей, которое происходило на протяжении последних десятилетий".

Премьер Мэй вчера начала турне по регионам Соединенного Королевства, цель которого — заверить жителей Уэльса, Шотландии и Северной Ирландии в том, что Лондон будет добиваться выгодных для всех них условий развода с ЕС. По мнению Рослин Фюллер, опасения центрального правительства небеспочвенны: новые попытки добиться независимости Шотландии подхлестнут центробежные тенденции в других частях Великобритании. В частности, как считает эксперт, они будут способствовать усилиям по объединению входящей в состав Соединенного Королевства Северной Ирландии и Республики Ирландия, с 1949 года существующей как независимое государство. "Вопрос об ирландском воссоединении сегодня обсуждается гораздо более активно, чем несколько лет назад, чему во многом способствовал "Брексит". Республиканские партии как на севере, так и на юге заметно укрепляют позиции, в то время как поддержка юнионистов, выступающих за сохранение Северной Ирландии в составе Великобритании, тает на глазах",— рассказывает Рослин Фюллер.

Евросоюз в немалой степени заинтересован в том, чтобы Шотландия и Северная Ирландия в перспективе вошли в состав ЕС,— подобное развитие событий имело бы большое символическое значение для всего континента, укрепив пошатнувшуюся веру в европейский проект. Иэн Бегг не исключил того, что для Шотландии будет разработана процедура ускоренного принятия в ЕС, хотя против этого и выступит ряд стран, имеющих территориальные проблемы,— например, Испания, по-прежнему блокирующая все попытки властей Каталонии добиться независимости региона. Вчера глава каталонского правительства Карлес Пучдемон предложил Мадриду согласовать проведение референдума о независимости региона "по шотландскому образцу". Однако в правительстве Испании моментально ответили, что ничего общего между двумя ситуациями нет.

Арина Халина, Сергей Строкань


Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение