Коротко


Подробно

Фото: David Ryfe

«Сейчас Республиканская партия просто боится Дональда Трампа»

Эксперты рассказали “Ъ”, как президент США пытается преодолеть сопротивление однопартийцев

Дональда Трампа называют «президентом из соцсетей»: утверждается, что именно личные записи в Twitter обеспечили ему перевес над более сдержанной Хиллари Клинтон. Декан Школы журналистики и массовых коммуникаций Университета Айовы ДЭВИД РАЙФ и профессор школы БРАЙАН ЭКДЕЙЛ рассказали корреспонденту “Ъ” АЛЕКСАНДРУ ЧЕРНЫХ, что социальные сети помогли господину Трампу победить не демократического кандидата, а элиту Республиканской партии. Но эта победа может оказаться пирровой: выполняя обещания радикальным сторонникам из интернета, Дональд Трамп теряет поддержку умеренных конгрессменов. Если верхушка Республиканской партии отвернется от президента США, то даже соцсети не помогут ему избраться на второй срок. Однако при таком раскладе и сама партия неизбежно проиграет демократам.


— Существует мнение, что Дональд Трамп победил в выборах, поскольку использовал «новые медиа»: лояльных блогеров, интернет-СМИ, соцсети. Эксперты по всему миру утверждают, что отныне политики должны копировать этот стиль общения с избирателями. Как вы считаете, господин Трамп действительно стал президентом США благодаря тому, что постоянно писал сообщения в Twitter?

БРАЙАН ЭКДЕЙЛ: Конечно, во время президентской кампании Дональд Трамп чрезвычайно активно использовал интернет и соцсети. Ни один кандидат в президенты США не поступал так раньше, это факт. Но очень важно понимать, что опирался он все-таки на традиционные СМИ. Да, Трамп постоянно твитил свое мнение о каких-то событиях, но ведь об этих событиях он узнавал по телевизору. Он видит новости по ТВ или смотрит ток-шоу, ему что-то нравится — или особенно не нравится! — и вот он использует Twitter, чтобы на это отреагировать. Да, это Twitter-президент, но свое свободное время он проводит перед телевизором. Трамп сумел перекинуть мост от традиционных СМИ к новым медиа, в этом его гений политика.

ДЭВИД РАЙФ: Трамп нашел секрет успеха: как можно бесплатно распространять свою точку зрения в СМИ. Он один раз твитнет, а следующие 24 часа все СМИ это обсуждают, распространяют, пережевывают... Вот так Трамп стал доминировать во всех СМИ: от либеральных до консервативных.

— А разве консервативные СМИ в США не поддерживали Трампа? Например, телеканал Fox News, который исторически близок к Республиканской партии.

Д. Р.: Fox News сейчас находится в интересной ситуации. До выборов Трамп был у них желанным гостем: он мог просто позвонить, и его выводили в прямой эфир, никогда не критиковали там. Но в самом начале президентской гонки лидеры республиканцев были недовольны Трампом — и тогда Fox News стал очень жестко выступать против него. Они на интервью приглашали Теда Круза, Марко Рубио — его соперников по праймериз. Но когда Трамп стал единственным республиканским кандидатом, им ничего не оставалось, кроме как поддерживать его.

— И вот он победил.

Д. Р.: Да, и они сейчас на распутье. Вообще, Fox News больше нравится быть в оппозиции и указывать на промахи президента из другой партии. А сейчас что им делать? Поддерживать президента-республиканца во всем или все-таки решиться на критику? Вот их ведущий Билл Райли уже начал осторожно критиковать Трампа.

Б. Э.: Если президент Трамп растеряет популярность, то и Fox News потеряет аудиторию. К тому же далеко не все в Республиканской партии поддерживают Трампа. Так что телеканалу надо сделать выбор, с кем они — с президентом или с его партией.

Д. Р.: Это еще одно очень важное последствие присутствия Трампа в соцсетях. До этой кампании никто и не представлял, сколько в США рассерженных белых мужчин из рабочего класса. В интернете у них есть свои площадки для обсуждения, свои СМИ — куда более консервативные и экстремальные, чем Fox News. Трамп смог ухватиться за злость этой группы людей, с их помощью он смог захватить бренд Республиканской партии, и настоящие лидеры республиканцев просто не смогли ему помешать. Они были разрозненны, боролись между собой за власть в партии и поодиночке были довольно слабыми. А когда маховик Трампа завертелся, у Республиканской партии не хватило сил его остановить.

В прошлом республиканская элита сплотилась бы вокруг такого умеренного кандидата, как Джеб Буш. Они могли сказать своим радикальным сторонникам: «Все ок, голосуйте за нас, мы разделяем ваши требования», а потом просто забыть о них.

Но они потеряли контроль над собственной партией. И с помощью соцсетей эта экстремальная группа обрела влияние, получила Трампа и пошла голосовать. И Трамп, почувствовав поддержку этих рассерженных избирателей, начал нападать уже на республиканцев. Он пригрозил республиканской элите, что просто бросит ее на съедение волкам. Вот тогда они всерьез испугались.

На ранней стадии кампании целый ряд известных республиканцев громко заявлял: «Я никогда не поддержу Трампа». Но когда пришло время выбирать между ним и Хиллари Клинтон, они условно зажали нос и проголосовали за Трампа. Хотя это является большим риском для их партии.

— В чем именно?

Д. Р.: У медийности Трампа есть и обратная сторона. Если он будет плохим президентом, то Республиканская партия и ее перспективы могут быть просто похоронены на целое поколение. Такое уже происходило в 1970-х с демократами. У президента Джимми Картера было демократическое большинство в Конгрессе, и даже в Верховном суде большинство судей были назначены демократами — полный набор козырей! Избирателям казалось, что в такой ситуации он легко сможет провести обещанные либеральные изменения. Но оказалось, что для своей партии он настоящий аутсайдер. Демократическая элита от него отвернулась, его инициативы блокировались, что разочаровало избирателей. И следующие 12 лет в стране доминировали республиканцы.

А теперь давайте посмотрим на первые месяцы президентства Трампа. Вспомните скандал с запретом на въезд в США гражданам нескольких государств с преимущественно мусульманским населением. Ведь теперь Республиканскую партию весь мир называет партией расистов. Разумеется, лидеры партии недовольны своим имиджем. Но если они громко выступят против Трампа по таким вопросам, то не достигнут других своих целей. В партии появилось молчащее крыло, которое пока выжидает, присматривается к Трампу. Вот почему так важны гражданские протесты: чем шире они будут, тем сложнее конгрессменам будет отмалчиваться. Они должны будут хоть как-то обозначить свою позицию.

Б. Э.: Никто и никогда не вел себя так в первые месяцы президентства, как Дональд Трамп. С этим законом он уже продемонстрировал авторитарные замашки. Он ведь не сказал даже членам собственного кабинета, что подпишет этот указ. Всего горстка людей об этом знала. Трамп объявил о приказе вечером пятницы и всех ошарашил этим.

— Подождите, но ведь во время предвыборной кампании он много раз обещал избирателям первым делом принять такой закон.

Б. Э.: Понимаете, во время избирательной кампании и республиканцы, и демократы повторяли одну фразу: «Не надо воспринимать всерьез обещания Трампа». Мол, он популист, очень много говорит всего, что не надо воспринимать буквально. А оказалось, что он делает именно то, что обещал.

Д. Р.: Когда сторонников Трампа просили прокомментировать его утверждения, они мялись и отвечали: «Ну да, он обещает закрыть мусульманам въезд, но он же не имеет в виду именно это. Он провоцирует, но не будет это делать». Поэтому у всех создалось впечатление, что слова Трампа не надо воспринимать всерьез. А оказалось, что он не шутил. Вот почему у всех такой шок.

— Раз мы вспоминаем предвыборную кампанию, не могу не спросить о том, как ее освещали американские СМИ. Российским журналистам казалось, что большинство медиа в США всю гонку откровенно нападали на Дональда Трампа и тем самым поддерживали Хиллари Клинтон. Как вам кажется, перекос действительно был?

Б. Э.: Отчасти это так. Но позвольте объяснить, что вызвало такую реакцию по отношению к Трампу. Она никак не связана с экономическими взглядами Трампа, с его миграционной политикой, президентской программой — нет, она связана с личностью человека, который хочет стать президентом страны. Трамп всю дорогу менял устоявшиеся традиции поведения политика. Признание сексуальных домогательств, критика семьи погибшего солдата — целый список вещей, которые политик в США просто не может себе позволить. И СМИ реагировали на них.

Но я не соглашусь с утверждением о поддержке Хиллари. Американские журналисты негативно освещали и ее кандидатуру, например переписку главы ее штаба. Но просто у Хиллари, грубо говоря, не нашлось столько же грехов, сколько у Трампа. Меньше было поводов прицепиться. Если в одну горку сложить ее оплошность, а в другую — оплошности Трампа, то у Трампа эта горка будет несравнимо выше. Но СМИ обсуждали это одинаково, чтобы создать баланс.

Так что, да, вы правы: Трамп получил очень негативное освещение со стороны большинства СМИ. Но ничего удивительного в этом нет — любой кандидат в прошлом, делая даже половину того, что делал Трамп, получил бы такой же отклик.

Лично мне тут скорее интересны последствия этого негативного освещения Трампа в СМИ. Похоже, что оно ни на что не повлияло. Люди, поддерживающие республиканцев, пошли на выборы с мыслью: «Выбора нет, придется за него голосовать, он же наш».

—То есть бренд Республиканской партии оказался сильнее, чем бренд Трампа? И можно ли сделать вывод, что на его месте мог оказаться любой кандидат?

Б. Э.: Так ведь и в Демократической партии то же самое. Многие поддерживали Берни Сандерса и не любили Хиллари Клинтон, но потом все-таки проголосовали за нее. У нас говорят: «Республиканцы строятся в шеренги и послушно идут голосовать за республиканского кандидата, а демократы от искренней любви к Демократической партии идут поддерживать ее кандидата». Да, все поддерживают своих.

— Тогда мне не очень понятно, почему люди вообще говорят о феномене Трампа, раз на его месте мог быть любой человек.

Д. Р.: Ирония в том, что Дональд Трамп как раз не является символом Республиканской партии и даже не во всем придерживается консервативных убеждений. Он просто пытается использовать эту огромную структуру в своих личных целях. Превратить ее в популистскую националистическую партию.

Б. Э.: И Трамп, и Клинтон были наименее популярными кандидатами за последние 50 лет. Так что людям не нравился кандидат Трамп — но такому же количеству людей не нравилась и кандидат Клинтон.

Д. Р.: И во многом Трамп победил именно потому, что оба кандидата были настолько непопулярными. Люди думали: а чего мы вообще хотим? Давно известного так себе кандидата или человека, который обещает, что придет и сделает что-то новое? И когда они проголосовали, то сами удивились.

— А нет ли ощущения, что эта ситуация говорит о запросе на многопартийность в США? Что система из двух основных партий уже не устраивает людей и они хотят большего выбора между кандидатами?

Б. Э.: Вы правы, существующая партийная система уже плохо работает. Но наши выборы заточены именно под двухпартийную систему, где надо выиграть 51% голосов и получить 100% власти.

Д. Р.: Сейчас в США примерно 40% республиканцев, 40% демократов и где-то 20% неопределившихся, которые выбирают конкретного кандидата. Так вот представим, что Берни Сандерс говорит: «Я буду баллотироваться третьим кандидатом, против Хиллари и Трампа, голосуйте за меня». Тогда он отобрал бы часть голосов у Хиллари, но ничего — у Трампа. Если вы расколете свою партию и сделаете из нее две, то у третьей все равно будет больше голосов. Вот почему в США никогда не было сильной третьей партии.

Да, американцам не нравится двухпартийная система. Но никакого выхода из этой ситуации нет — если только все не согласятся изменить систему полностью.

— Вы считаете, что Трамп хочет сформировать популистскую националистическую партию. А вам не кажется, что это укладывается в мировую тенденцию? Венгерская «Йоббик», Ле Пен во Франции, «Брексит» в Великобритании… Можно ли сказать, что Трамп — часть этой цепи?

Д. Р.: Да, Трамп — это часть ситуации во всем мире. Люди говорят: «Погодите, давайте сделаем шаг назад — мы хотим вернуть национальному правительству контроль над происходящим в стране». Но проблема в том, что даже Трамп не сможет остановить эту глобализацию. Никто в своем уме не скажет: «Сейчас мы закроем границы, перестанем свободно торговать, перестанем давать гражданство иммигрантам». Нет, это все уже просто невозможно. Если вы не Северная Корея, конечно, но ее нельзя назвать устойчивой системой.

Б. Э.: Ваши примеры можно посчитать ответом рабочего класса на глобализацию в тех странах, которые сталкиваются с притоком мигрантов. Да, в разных странах дело обстоит по-разному, но повестка дня у всех одинаковая — что в США, что в России. Но все-таки в США раньше националистические силы не заявляли о себе так громко. Им впервые удалось захватить целую партию. И сейчас Республиканская партия просто боится Дональда Трампа.

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение