Коротко


Подробно

Фото: Василий Шапошников / Коммерсантъ

Уйдет из сельской местности

Андрей Перцев о последних деньках предвыборной вольницы в регионах

Сантехник из ЛДПР Денис Асаев стал главой поселения Спасское в Кировской области. Руководить челябинским селом Бобровка будет 25-летняя Татьяна Соснина, которую тоже выдвинула ЛДПР. Мэром сахалинской Охи стал коммунист Сергей Гусев. Все перечисленные случаи состоялись несколько дней назад, но муниципальные выборы в небольших российских городках и селах часто преподносят сюрпризы.

Согласно расхожему мнению, провинция — крепкий оплот власти, однако кампании в ней часто выигрывают оппозиционеры. Сами выборы тоже проходят необычно — сантехника Дениса Асаева поддержало в десять раз больше избирателей, чем его конкурента единоросса. Татьяна Соснина в Бобровке толком не бывала, жители выбрали ее в знак протеста: они не хотели голосовать за кандидата от власти, а его противника сняли с выборов. Города и села хотят, чтобы власть с ними считалась, и демонстрируют свое недовольство при голосовании. Однако народная вольница в глубинке может скоро закончиться: в Госдуме собираются упростить упразднение муниципалитетов и их слияние в единые «городские округа».

Соответствующие поправки внес в 131-й закон «О местном самоуправлении» единоросс Михаил Терентьев. Города и села со своими органами власти — депутатами и главами — форматировали в один округ и раньше, но к законности процедуры всегда были претензии. С одной стороны, в 131-м о таких превращениях ничего не сказано, с другой — прямо они не запрещались.

Эксперименты по слиянию районов с самостоятельными поселениями в монолитные округа с центральной властью проводились еще в середине нулевых в Подмосковье и Свердловской области, уже тогда действия региональных властей пытались обжаловать в судах, но те признали объединения законными. Широкого распространения эти опыты тогда не получили. В 2015 году к созданию городских округов решил вернуться глава Московской области Андрей Воробьев, он не скрывает, что хотел бы упразднить власть на поселенческом уровне во всех районах области, превратив их в округа. В городские округа превращают даже сельские территории (например, Зарайский, Озерский районы).

Поначалу создание округов на месте сел и городков выглядело чисто подмосковной историей со скорее экономическим подтекстом. Дорогая земля, транспорт, выдача разрешений на строительство — региональная власть хотела все это контролировать, не оглядываясь на муниципалов (которых к тому же выбирали жители). Отдельных уточнений в законе особенно не требовалось — суд признавал право на укрупнение. Духу закона об МСУ действия подмосковной администрации не соответствовали: согласно этому документу, главный уровень местного самоуправления — поселенческий, первичный. Районы (муниципалитет второго уровня) помогают небольшим поселениям исполнять полномочия, но власти в каждом из них избирались свои.

Изменения в федеральном законодательстве, которые облегчают укрупнение и упразднение поселений, говорят о том, что подмосковная экономическая история становится российской политической историей.

Депутаты, которые выступали в поддержку образования городских округов на месте полей и лесов и упразднения органов власти, объясняли свои усилия желанием улучшить жизнь людей. «Люди хотят качества, хотят жить в поселке, где будут больницы, дороги, транспорт... Если два-три человека живут в селе, они что не заслужили газа?» — говорила на заседании думского комитета по МСУ его зампред Ирина Гусева.

Действительно, слились село в 50 км от районного центра с городом, вот и появилась у ставших горожанами жителей села «своя» больница и газ. Правда добираться до них нужно те же 50 км.

О том, что людям кроме отдаленного благоустройства хотелось бы избирать местную власть «в шаговой доступности», как говорит Владимир Путин, авторы реформы забыли. Наивно думать, что инициатива целиком принадлежит только думским единороссам — такие изменения обычно согласуются с АП. Конечно, законодательство не обязывает региональные власти создавать округа везде, но логика действий большинства губернаторов подсказывает: они с удовольствием пользуются возможностью продлить вертикаль как можно ниже. Отмена выборов мэров через заксобрания тоже всегда была опциональной, но прямые выборы глав областных центров сохранились только в 8 из 85 российских регионах. Скорее всего, также будет обстоять дело с городскими округами.

В прошлом году Конституционный суд вынес решение, по которому советы депутатов городских и сельских поселений самостоятельно определяют схему выборов главы (по муниципальной реформе 2014 года они этого права были лишены). Как мы видим, прямое голосование на этом уровне сохраняется, и его результаты для власти не всегда приятные. Упрощение создания городских округов проблему выборов в поселениях снимает. Схему выборов в округах определяют уже областные депутаты: теоретически по всей стране можно ввести тотальное назначение муниципальных глав, система в эту сторону действительно движется. Тактически региональные власти и собственно Кремль от этого выигрывают, стратегически они могут оказаться в большом проигрыше. Если сейчас житель села или небольшого города может прийти к своему мэру или хотя бы депутату и пожаловаться на жизнь (а то и чего-то добиться), то вскоре за правдой придется ехать в «центр округа», и не факт, что глава большого муниципалитета жалобщика примет. Опять же, на местных выборах люди выпускают пар: многие поддержавшие оппозиционера у себя в селе в губернаторской кампании проголосуют за единоросса, а на президентских выборах за президента. В случае упразднения поселений этот клапан перекрывается. Недовольство автоматически перейдет на главу региона — он же «упразднил» родное село или город и назначил в большой округ своего ставленника, значит, губернатор в бедах и виноват. Губернатора, в свою очередь, определяет президент. Протестные настроения будут идти верх по упростившейся и «укрепившейся» вертикали. Накануне выборов главы государства для Кремля такой эффект вряд ли будет ожидаемым.

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение