Подробно

Фото: mos.ru

Елка на миллион

Кто в ответе за новогодний декор Москвы

“Ъ-Lifestyle” рассказывает, что определяло лицо города в уходящем году, а также выясняет, кто придумал концепцию новогоднего оформления столицы.


В 2016 году Москву то и дело пытались принарядить: беспрерывная волна городских фестивалей началась с «Московской весны». За ней последовали «Рыбная неделя», «Московское мороженое» и еще несколько других тематических празднеств. Москвичи — ради которых все это, по логике, и затевалось — быстро разделились на тех, кто ругает избыточные декорации последними словами, и тех, кто радостно фотографируется на их фоне, не забывая отметить, что наконец-то у нас «как в Европе». Как бы то ни было, именно розовые пингвины на Тверском бульваре, двухметровые банки варенья и фужеры шампанского на фонарных столбах стали лицом города в уходящем году. А буквально неделю назад одновременно стартовали два главных и самых масштабных фестиваля зимы — «Путешествие в Рождество» и «Рождественский свет». “Ъ-Lifestyle” решил разобраться, кто за них отвечает и как вообще появились в Москве пингвины.

Макеты храмов и пингвины


В этом году лицо города во многом определяли «Московские сезоны» — цикл уличных фестивалей, которые без перебоя сменяли друг друга, начиная с «Московской весны». Их организацией, как рассказали “Ъ-Lifestyle” в Департаменте торговли и услуг города Москвы, занимается ГБУ «Московские ярмарки» — учреждение, которое специально создали для этих целей в 2016 году.

Авторами декораций для летних и весенних фестивалей «Московских сезонов», как правило, становились российские художники и дизайнеры. Однако над конкретными арт-объектами и фестивальными площадками работали совершенно разные специалисты — с разным, как следствие, видением и вкусом. Так и получилось, что часть декораций вписалась в городское пространство удачно, часть — не очень.

Фестиваль «Пасхальный дар»

Фестиваль «Пасхальный дар»

Фото: mos.ru

Под каждый из фестивалей Москву, а вернее центр города, преображали по-своему: тропические пальмы возле Большого театра и макеты храмов и монастырей напротив мэрии принесла «Московская весна», гигантские пасхальные яйца — «Пасхальный дар», бутафорские двухметровые банки с вареньем — «Московское варенье». Правда, не все украшения москвичам приглянулись.

В апреле неоднозначную реакцию вызвала инсталляция «Юность весны» — впечатляющих размеров зеленая женская голова, торчащая на Пушкинской площади. После того как пользователи социальных сетей назвали ее уродливой и неуместной, арт-объект все же решили перенести куда-нибудь подальше. Так голова очутилась возле станции метро «Сходненская». Сами организаторы «Московской весны» объяснили, что причиной переноса стала не критика, а неудачно выбранная локация, которая «не соответствовала размерам скульптуры». Позже мэр Москвы Сергей Собянин заявил, что инсталляция, несмотря на негативные отзывы, поспособствовала феноменальному росту торговли около «Сходненской».

Следующий визуальный удар поджидал москвичей летом, когда руководство города устроило фестиваль «Московское мороженое». Его символами оказались гигантские розовые пингвины, которые исполняли танец маленьких лебедей, позировали с детскими колясками, катались на лыжах и писали картины. Мнения относительно пингвинов разделились: одни нашли их забавными, другие назвали нелепыми и засомневались в адекватности организаторов. Из слов последних, впрочем, можно заключить, что через год подобные арт-объекты будут называть если не шедевром, то, по крайней мере, удачным экспериментом.

 

Три миллиарда за «Волшебный свет»


После непродолжительного осеннего затишья Москву вновь облепили декорации. Накануне Нового года открылись сразу два фестиваля — «Путешествие в Рождество» и «Рождественский свет», которые в итоге оказались самыми затратными для городской казны. Например, согласно данным о госзакупках, 18 млн рублей ушло на две ели и световое панно в районе Охотного Ряда, 36 млн — на праздничную иллюминацию на Никольской улице, 25 млн — на светодекорации Театральной площади и еще 34 млн — на световое оформление площади Революции. Всего на подготовку Москвы к Новому году и Рождеству город потратит почти 3 млрд рублей.

По словам арт-директора «Рождественского света» и автора выбранной концепции оформления столицы Марии Черняк, вариантов праздничного декора Москвы было очень много. «Ребята из Германии, Англии, Бразилии, других стран предлагали десятки интересных решений, которые прекрасно смотрятся на бумаге, — рассказала “Ъ-Lifestyle” Черняк. — Но мы понимали, что в наших климатических условиях они просто не пройдут: по ветровым нагрузкам, по каким-то другим показателям. В итоге, оценив все политические и финансовые моменты, соотношение желаний и доступности оформления для простых жителей, руководство города выбрало концепцию "Волшебный свет"». Следуя за европейской тенденцией, в этом году в новогоднем оформлении акцент сделали на свете. Собственно, так и появились арки из огоньков, "Музыкальный лес" на Пушкинской площади, огромные фужеры с шампанским на фонарных столбах на Тверской, сказочные деревья на Кузнецком Мосту и еще шесть сотен 3D-фигур по всему городу.

Как и в прошлом году, над праздничным оформлением работали европейские художники, дизайнеры и архитекторы, среди которых, например, Валерио Фести — автор прошлогодней светящейся короны на Театральной площади, и Йоан Уг, создатель двухметровых люстр в Столешниковом переулке и световых деревьев на Кузнецком Мосту. Последний много лет занимается светодизайном Елисейских полей в Париже. Он же стал автором французских фужеров, которые установили на фонарных столбах вдоль Тверской улицы. Подобные объекты появились еще в Париже и Брюсселе.

«В этом году Валерио Фести создал очень идейно насыщенную атмосферу на самых больших площадях столицы — Манежной, Театральной и площади Революции, которая раньше так никогда не оформлялась, — пояснила Черняк. — Оформление Театральной площади, например, удалось и в прошлом году. Стало понятно, что эти конструкции хорошо смотрятся в городе — они трансформируют пространство, не изменяя архитектуру. Даже световая корона, которая была установлена около Большого театра, получилась настолько легкой и воздушной, что не затмила красоту самого архитектурного объекта».

Однако, по мнению предметного дизайнера Димы Логинова, участие европейских художников в создании праздничной атмосферы не спасло Москву от чрезмерного украшательства. Виной тому может быть формальный подход чиновников, которые определяют бюджет и хотят, чтобы исполнители — архитекторы и художники — эти деньги потратили, сделав всего как можно больше.

«Стоит просто меньше денег выделять на эти цели. Сегодняшнее новогоднее оформление — это чересчур, — считает Логинов. — Перекос налицо. Был удачный пример оформления — это реорганизация "Музеона". Притом что они, как мне кажется, вложили туда денег меньше, чем сейчас направляют на сезонные траты. Понятно, что людям нравится обилие иллюминации, но, например, этим летом невозможно было пройти по Камергерскому и Столешниковому переулкам просто потому, что там все было заставлено какими-то декорациями. То же самое касается и площади перед Большим театром. Она и без того самодостаточна, незачем туда ставить пальмы. Тем более через какое-то время все это приходит в негодность. Гирлянды, световая иллюминация — это все прекрасно, это создает настроение, но всему должна быть мера. А сейчас эта мера отсутствует».

Организатор биеннале уличного искусства «Артмоссфера» Сабина Чагина считает, что к Новому году Москву украсили относительно терпимо. «В сравнении с тем, что делали в предыдущие годы, со всеми декорациями и сезонными праздниками, нынешнее новогоднее оформление мне нравится больше всего, — прокомментировала Чагина. — В этот раз постарались не использовать тысячу разных материалов. Я помню другие праздники, когда, кроме лампочек, выбрали совершенно разные несочетающиеся материалы и стили, все это было похоже на винегрет. То, что я увидела сейчас на Манежке и возле Большого театра, немного громоздко, конечно, но, по крайней мере, выдержано в одном стиле. Хотя, разумеется, фужеры на фонарях никогда не смогут стать паблик-артом. Такие оформительские работы немного про другое. Я была бы не против, если бы привлекали уличных художников для того, чтобы устанавливать какие-то объекты, но не помню, чтобы такое когда-то происходило — от города пока не было заказа на искусство. Разве что весной мы установим первую скульптуру на постоянной основе. Это работа московского граффити-художника Дмитрия Аске "Знание — сила"».

 

Римская «уродливая пихта» против московской горизонтальной елки


Через непонимание и неприятие своих проектов проходили многие современные художники, занимающиеся городским оформлением в Европе. В 2012 году в Брюсселе, например, на центральной площади власти вместо обычной елки установили авангардную конструкцию из парусины и металла. Местные жители так накинулась на нестандартный объект, что елку пришлось убрать. Похожий случай произошел в Париже в 2014 году, когда разгорелся скандал вокруг «неприличной» рождественской елки, созданной американским художником Полом Маккарти. Она, по мнению жителей, больше походила не на дерево, а на 24-метровую секс-игрушку. Простоял объект недолго — кто-то разорвал кабель, сдерживающий его, и дерево просто сдулось.

В этом году за рубежом состоялось буквально соревнование за звание самой уродливой елки. В начале декабря в Монреале высмеяли рождественскую пихту, поставленную в центре города, и даже завели для нее твиттер с говорящим никнеймом — «Уродливая пихта». Римляне же назвали свою рождественскую ель самой некрасивой в мире из-за обвисших ветвей, скудости украшений и отсутствия звезды на макушке. Правда, городские власти к критике все-таки прислушались — на дереве появились более яркие гирлянды и звезда.

Москва тоже по-своему поучаствовала в этом соревновании. Например, в канун Нового года в парке Горького прямо между колоннами главного входа разместили горизонтальную елку. Конструкция сразу же вызвала волну негодования: одни назвали такое решение не креативом, а идиотизмом, другие сравнили праздничное дерево с Винни-Пухом, застрявшим в норе у Кролика. Представители парка, в свою очередь, заявили, что хотят, чтобы люди научились смотреть на привычные вещи под неожиданным углом.

Всего в Москве к праздникам установили более 50 елей. Главная 30-метровая елка страны расположилась на Соборной площади — ее традиционно украсили в стиле ретро. На установку и украшение ели, привезенной из Истринского района Подмосковья, в этом году выделили чуть менее 6 млн рублей. Для сравнения: на елку и фигуры Деда Мороза и Снегурочки, которые стоят возле Совета Федерации, потратили 5,6 млн, а, к примеру, на целых четыре ели в ЮВАО — 1,3 млн. Вот только последние выглядят настолько скудно, что с ними даже никто не фотографируется.

 

____________________________________________________________________

Ольга Аверкиева


Наглядно

Приложения


Стиль TRAVEL #8 ,
от 19.04.2017

Стиль KIDS #7,


Стиль Женщины #6,
от 29.03.2017

Стиль Часы #5,
от 07.03.2017

Стиль Мужчины #3,
от 21.02.2017

обсуждение