Подробно

Как у них vs. как у нас

Финляндия глазами эмигранта из России

“Ъ-Lifestyle” продолжает рубрику «Как у них vs. как у нас» серией материалов про жизнь в городах и странах. О том, что общего и разного у Финляндии и России, рассказываем в первом из них.



Финляндия — ближайший северный сосед России, пограничное европейское государство, которое на протяжении ста с лишним лет было частью Российской империи. Жители Санкт-Петербурга гоняют в Хельсинки на выходные, в ряде петрозаводских школ изучают финский язык, финны становятся героями русского кинофольклора, а эмигранты из России, согласно статистике, чаще других подают заявление на получение финского гражданства.

Казалось бы, у этих стран должно быть много общего, однако на деле сходство ограничивается, пожалуй, только суровым климатом и характерной как для русских, так и для финнов любовью проводить выходные в загородном доме. Еще финны поют в караоке «Подмосковные вечера», часто знают несколько русских слов («привет», «пока», «спасибо»), в супермаркетах Хельсинки продается сгущенка по ГОСТу, а в баре братьев Каурисмяки «Москва» подают бутерброды с черным хлебом и докторской колбасой. Но это все мелочи.

В остальном Финляндия и Россия — две разные планеты. “Ъ-Lifestyle” попросил Марию Смирнову, два года назад перебравшуюся из Москвы в Хельсинки, рассказать об особенностях финской культуры, общества и быта, которые первым делом бросаются в глаза эмигранту и составляют выраженный контраст с российской действительностью.

 

Менталитет


Несмотря на географическую близость и общее историческое прошлое, финский менталитет разительно отличается от русского. Представления о том, что финны не обладают эмоциональной щедростью и неохотно идут на контакт, в общем-то, верны, но объясняются они не природной холодностью, а скорее выработанной с годами потребностью уважать чужое личное пространство — да и собственное тоже.

Финны не изливают душу первому встречному, не спорят до хрипоты о судьбах человечества, не жертвуют своими планами ради друга, которому срочно понадобилось поплакаться в жилетку после завершения неудачного романа. Ты можешь годами общаться с финном и не понимать, считает он тебя другом или врагом, потому что за его сдержанной вежливостью может скрываться все что угодно. И в этом смысле выстраивать близкие, доверительные отношения с местными жителями, несомненно, трудно.

В то же время в бытовом общении финны очень приветливы: на тебя никогда не накричит оператор почтового отделения, если ты встал не в ту очередь, а соседка не позволит себе отпустить комментарий по поводу твоего внешнего вида, что в Москве, например, встречается сплошь и рядом. Ведущая черта финского национального характера — ответственность: за слова, за поступки, за окружающую среду, за свою семью, за государство в целом. Финн четко понимает, что, если он бросил обертку от жвачки на газон, ничто не мешает другому человеку сделать то же самое, и тогда страна захлебнется в море мусора.

 

Образование


Финская система образования признается одной из самых эффективных в мире, но это вовсе не означает, что дети здесь уже в первом классе разбираются в основах квантовой физики. В России школа часто воспринимается как учреждение, где учеников обязаны нагрузить как можно большим объемом знаний, подготовить к взрослой жизни с помощью бесконечных проверок и обеспечить домашними заданиями, чтобы времени на бесполезные шатания по улицам просто не оставалось. Финны же уверены, что ребенок не должен сутки напролет корпеть над уроками, и единственный способ обеспечить его счастливое, благополучное будущее — это предоставить ему свободу выбора.

Учитель в финской школе выступает в роли наставника, который лишь направляет учеников и не позволяет себе оценочных суждений вроде «Иванов — молодец, Петров — безнадежен». Классы не делят на сильные и слабые, школы не борются за высокие показатели, каждый педагог волен формировать программу по своему усмотрению, только в общих чертах опираясь на рекомендации министерства образования. При этом, если дети жалуются на преподавателя, к их мнению прислушиваются: учитель не может быть всегда прав только потому, что он взрослый.

Неудивительно, что в Финляндии нет выраженного культа высшего образования: в 2015 году только 30% финских подростков, сдавших экзамен на аттестат зрелости, решили поступать в вуз. В то же время здесь вовсе не считается зазорным пойти после девятого класса учиться в ammattikoulu — аналог российского ПТУ. Многие тинейджеры, наоборот, стремятся как можно раньше выйти на работу и не тратить пять-шесть лет на университет, а родители не пугают их перспективой стать дворником, потому что в финской картине мира дворник — это такая же профессия, как инженер или программист.

 

Медицинское обслуживание


В конце сентября американское агентство Bloomberg опубликовало очередной рейтинг эффективности здравоохранения по странам мира. Финляндия оказалась в нем на 24-м месте, Россия — на последнем, 55-м. Тем не менее новоиспеченному эмигранту вполне может показаться, что ситуация обстоит с точностью до наоборот и русских врачей состояние его здоровья заботило значительно больше, чем финских.

Начнем с того, что государственная скорая помощь здесь приезжает только в том случае, если существует прямая угроза жизни пациента: при подозрении на инфаркт или инсульт, обильной потере крови, парализующей боли и т. д. В остальных случаях больному рекомендуют либо выпить ибупрофен и подождать, пока само пройдет, либо вызвать такси и ехать в больницу. ОРВИ с температурой 38,5 не повод для врача проводить осмотр на дому, даже если речь идет о ребенке. Правда, на первичной личной консультации терапевт тоже почти наверняка пропишет базовое обезболивающее или жаропонижающее и посоветует недельку отлежаться дома.

Как бы смешно это ни звучало, в Финляндии тебе приходится обивать пороги больниц и доказывать, что ты действительно болен и нуждаешься в помощи. С другой стороны, большое внимание здесь уделяют профилактическим мерам: так, женщины от 30 лет и старше раз в год получают приглашение на бесплатный цитологический мазок, а после 50 лет — на бесплатную маммографию. В результате в Финляндии от рака умирают только 86 человек на 100 тысяч. В России аналогичный показатель почти в полтора раза выше: 123 человека на 100 тысяч.

 

Гендерные стереотипы


Финляндия стала одной из первых стран, где женщинам дали право голоса на выборах и разрешили претендовать на государственные должности, в результате чего к 2007 году в финском парламенте было уже 40% женщин-депутатов. А ведь именно расстановка сил во внутриполитической сфере зачастую наиболее ярко репрезентует довлеющие в обществе гендерные стереотипы. Среди депутатов Госдумы РФ сегодня менее 15% женщин, а представить на посту президента России женщину пока вообще невозможно, в то время как Тарья Халонен была главой Финляндии на протяжении целых 12 лет.

В Финляндии не шутят про женскую логику, не требуют от женщины поскорее выйти замуж и родить, а современному финну вряд ли придет в голову в споре отмахнуться от собеседницы фразой «Да что ты можешь знать, ты же женщина!». Здесь не принято делать то, что в России считается нормами этикета: перед женщинами не придерживают дверь, не уступают им место в общественном транспорте, не подают пальто, при встрече не целуют, а пожимают им руку.

Стремление общества избавиться от гендерных стереотипов работает и в обратную сторону: гетеросексуальный финн вполне может устроиться работать продавцом в магазин косметики или выйти на улицу в юбке, если это соответствует его представлениям о прекрасном. А может сидеть дома с детьми, пока жена строит карьеру, и никто не будет считать его тютей и подкаблучником.

 

Дейтинг и отношения


Разумеется, все вышеперечисленное накладывает отпечаток на подход жителей Финляндии к романтическим отношениям, сексу и браку. В России мальчик с детства слышит, что он должен быть завоевателем, а девочка — что ее сила заключается в слабости, мягкости и умении беречь честь смолоду. В результате первые месяцы после знакомства часто превращаются в подобие игры, в ходе которой юноша стремится как можно быстрее развести девушку на секс, а девушка старается момент близости оттянуть, чтобы не прослыть «шлюхой» и «давалкой».

В Финляндии поиск сексуального партнера подразумевает прямоту. В клубе ты волен запросто спросить у приглянувшегося человека: «Ну что, к тебе или ко мне?» — и получить в ответ корректно и честно выраженное согласие или отказ. Причем если предложение секса на одну ночь исходит от девушки, она может не опасаться, что ее репутации будет нанесен урон: финны, как правило, не мыслят такими категориями.

Финны не знакомятся на улице, а короткая юбка и высокие каблуки на женщине не являются для них поводом свистеть ей вслед. На свидании каждый платит сам за себя, если иной сценарий не был оговорен заранее. Придя на романтическую встречу с подарком, мужчина рискует столкнуться с тем, что его широкий жест оценят как проявление неуважения — мол, неужели он думает, что его потенциальная возлюбленная сама не может купить себе цветы или плюшевого медведя?

 

Преступность


Стереотип, будто жизнь в Финляндии настолько спокойна, что в криминальных сводках здесь показывают исключительно сюжеты о том, как очередной бедолага сбил на машине лося, не совсем достоверны, хотя и не лишены оснований. Согласно Global Peace Index, Финляндия стабильно входит в двадцатку стран мира с наиболее высоким уровнем безопасности. Россия же, наоборот, уже несколько лет подряд находится в последней двадцатке рейтинга, где-то между Северной Кореей и Конго. Однако это вовсе не означает, что финны совсем не совершают преступлений: к примеру, проблема домашнего насилия здесь тоже стоит довольно остро.

Другое дело, что уличная преступность в Финляндии — явление исключительно редкое: здесь действительно не нужно прижимать к себе сумку в общественном транспорте или совершать марш-бросок до подъезда, услышав за спиной чьи-то шаги, а если тебе случится забыть в автобусе телефон или ноутбук, его вернут с вероятностью 99%. Полиция же, в свою очередь, проведет полноценное расследование в случае кражи таких, казалось бы, мелочей, как велосипед или скейтборд.

 

Гастрономические привычки


В основе финской кухни лежат рыба, грибы, ягоды и дичь: в обычном супермаркете здесь можно купить консервы из медвежатины или вяленую оленину. Ничего удивительного в этом нет, учитывая, что жители северных районов Финляндии по старинке обеспечивают себе пропитание охотой и рыбалкой. А вот для того, чтобы найти цельную куриную тушку, порой нужно обойти несколько магазинов. Свинина продается во всех возможных вариациях нарезки, в поисках же говядины, которая прилично выглядит и не стоит как дирижабль, приходится рыскать по городу не один час.

Пьют финны по большей части слабоалкогольные напитки: пиво, сидр и lonkero — коктейли с джином, упакованные в узнаваемые голубые баночки. И кофе. Очень много кофе. На сегодняшний день Финляндия лидирует в рейтинге стран с наиболее высоким потреблением кофе: по разным данным, на душу населения здесь приходится от 9,6 до 12,1 килограмма кофе в год — видимо, сказываются тяжелые климатические условия и короткий световой день с октября по март.

Еще одна типично финская гастрономическая причуда — лакрица. В Финляндии едят лакричные пастилки на десерт, производят лакричное мороженое и лакричную водку, добавляют лакрицу в сливочный сыр и тесто для хлеба. Человеку, выросшему в России, понять прелесть этого продукта сложно, потому что на вкус он напоминает сироп от кашля.

Интересно, что хотя финны с трепетом относятся к национальным обычаям, в том числе кулинарным, ресторанов и кафе, где готовят традиционные финские блюда, в Хельсинки сравнительно мало. Общепит представлен главным образом забегаловками с китайской, непальской, корейской, еврейской, арабской кухней. Кроме того, в городе три-четыре раза в год проводятся ресторанные дни, когда любой желающий может поставить на улице прилавок и торговать домашним печеньем или сваренным на своей кухне сливочным супом с лососем — лохикейтто.

 

Уличная мода


Учитывая, что Хельсинки часто называют одной из мировых столиц дизайна, а местные секонд-хенды больше похожи на концепт-сторы, нет ничего удивительного в том, что студенты и студентки здесь одеваются модно и сплошь выглядят как модели из лукбука COS или Urban Outfitters, а школьники вполне могут стоять в витрине центрального H&M на Алексантеринкату. В Москве, впрочем, тоже много стильной молодежи, так что нельзя сказать, что Хельсинки в этом смысле на голову опережает российскую столицу.

А вот с людьми старшего возраста дело обстоит совсем иначе: в России, выходя на пенсию, они зачастую облачаются в униформу, которая была введена в обиход еще в советские годы. Для женщины она состоит из демисезонного пальто грязно-бежевого цвета, для мужчины — из потертого шерстяного пиджака и бесформенной кепки. В Финляндии же пенсионеры стараются не отставать от своих внуков и явно следят за трендами: седовласые дамы носят платья с кроссовками не потому, что больше нечего надеть, а потому, что это модно.

Нет здесь и магазинчиков у метро, где по сравнительно невысоким ценам продаются чудовищные цветастые блузы и легинсы с леопардовым принтом: недорогая одежда в Финляндии представлена шведским масс-маркетом, где за 15–20 евро можно купить хорошо сидящий кардиган или брюки, а 15–20 евро для финского пенсионера (в отличие от российского) — сумма не то чтобы существенная. В общем, все закономерно, и странно обвинять в отсутствии вкуса тех, кому часто не хватает денег даже на еду, а тех, кто живет в стране со стабильной экономикой, хвалить за хорошо подобранный гардероб.

 

Отношение к людям с инвалидностью и особенностями развития


В наши дни в российских медиа все чаще показывают сюжеты о спортсменах-паралимпийцах и говорят о том, что дети с синдромом Дауна поддаются обучению. Однако изжить последствия распространенной в СССР карательной психиатрии и неприятия любой инаковости удастся еще очень нескоро. Да что там, прежде чем говорить о социальной интеграции людей с инвалидностью, нужно обеспечить для них доступную среду: на сегодняшний день лифтом или подъемником оборудовано не более 30 станций московского метро, а пандусы в домах иногда устанавливают с боем, потому что они мешают жильцам парковать машины.

В Хельсинки проблема мобильности почти не стоит: парализованные люди без сопровождения могут свободно перемещаться по городу на инвалидных колясках с электроприводом, а могут за счет государства воспользоваться специальным такси, которое довезет их до места назначения. Впрочем, дело тут не только в эффективности работы социальных служб, но и в том, что финское общество в целом готово принимать особенных людей, не шарахаться от них как черт от ладана, не запирать их пожизненно в клиниках, чтобы глаза не мозолили.

Согласно последним данным, в Финляндии 86% юношей и девушек с особенностями развития, получивших специальное или базовое начальное образование, впоследствии поступают в технические училища, где ходят на те же пары, что и обычные студенты. Невозможно представить, чтобы финны устроили скандал из-за того, что на школьную фотографию попала девочка с синдромом Дауна, как это произошло в октябре прошлого года в одной из московских школ. Дети и взрослые с задержкой умственного и речевого развития в Финляндии принимают активное участие в общественной жизни, получают профессию и даже могут создать свою панк-группу и представлять страну на международном музыкальном конкурсе.

 

Транспорт


В Хельсинки только одна линия метрополитена — с чистыми, просторными и по московским меркам довольно неказистыми станциями. Сейчас идет активное строительство новых станций, но закончено оно будет не ранее чем через два-три года. В этих условиях основную нагрузку берет на себя наземный общественный транспорт, который ходит исправно, но не сказать чтобы часто: перерывы могут достигать 20–30 минут.

Для туриста или новоиспеченного эмигранта поездка на автобусе в Хельсинки и окрестностях превращается в настоящий квест. Во-первых, автобус нужно ловить — как такси: он затормозит только в том случае, если человек на остановке подойдет вплотную к проезжей части и поднимет руку. Во-вторых, далеко не в каждом автобусе есть табло, на котором высвечиваются названия остановок, так что необходимо заранее знать, когда именно тебе нужно нажать кнопку Stop. Наконец, в-третьих, водители автобусов лихачат, жмут на газ, не дожидаясь, пока пассажир сядет, и его отбрасывает в другой конец салона, и вполне могут проехать мимо остановки, даже если на ней голосуют несколько человек. С другой стороны, есть и безусловные плюсы: например, проезд в общественном транспорте для женщины или мужчины с ребенком в коляске бесплатный.

Что касается личного транспорта, то на конец 2015 года в Финляндии легковых автомобилей было зарегистрировано в количестве 3 257 581. Если сравнить эту цифру с численностью населения страны (чуть более 5,5 млн человек), получается, что машина есть почти в каждой семье, но, глядя на ситуацию на дорогах, поверить в это сложно: пробки в Хельсинки — явление редкое. Дело в том, что машины финны используют главным образом для того, чтобы ездить в загородный дом или магазин за продуктами. Добираться на работу они предпочитают на автобусе или метро, а еще лучше — на велосипеде, причем как летом, так и зимой, благо дорожки проложены почти везде, а в офисах, как правило, есть возможность принять душ.

 

Покупка недвижимости


Если в Москве покупка собственной квартиры представляется недостижимой мечтой, а от перспективы взять ипотечный кредит подкашиваются ноги, то приобрести недвижимость в Хельсинки и окрестностях значительно проще. Важно, чтобы у тебя было постоянное место работы и желательно первоначальный взнос в размере 20% от общей стоимости квартиры. Финну накопить на него реально уже к 20–22 годам: каждый ребенок до достижения им 17-летнего возраста ежемесячно получает от государства пособие в размере около €100 (lapsilisä), а среди школьников летом принято подрабатывать курьерами или операторами колл-центров.

В целом финны меняют жилье часто, примерно раз в пять лет: повышение зарплаты автоматически становится поводом задуматься о новом доме. Разумеется, отличным стимулом служит и низкий процент выплат по ипотечному кредиту, который в зависимости от щедрости банка составляет от 0,75 до 2,5%. Вот такой парадокс: недвижимость вроде бы дорогая (в среднем €2,5–4 тыс. за квадратный метр), но при прочих составляющих доступная.

 

Обращение с животными


Когда ты впервые оказываешься в Хельсинки, тебе мгновенно бросается в глаза полное отсутствие на улицах бездомных животных. Безусловно, за последние пять-десять лет и в Москве количество случаев нападения на людей собачьих стай существенно сократилось, а благодаря распространению интернета стало легче искать дом для спасенных котят или щенков. Однако в России учет домашних животных практически не ведется, и если человеку придет в голову содержать в квартире 50 кошек, правоохранительные органы узнают об этом только после того, как соседи начнут жаловаться на шум и неприятный запах.

В Финляндии владельцы домашнего животного обязаны чипировать и стерилизовать его. Разводить собак и кошек имеют право только зарегистрированные питомники. Зоологический бизнес строго регулируется государством, а руководство питомника вполне может отказаться продавать щенка, если посчитает, что потенциальные хозяева не готовы нести за него ответственность.

Взять животное из приюта тоже непросто: во-первых, это стоит денег (€50–200), а во-вторых, желающих забрать домой пса или кота так много, что зверей попросту на всех не хватает. В Финляндии даже существует несколько организаций — например, Friends of Homeless Dogs, — которые транспортируют животных из других стран (Румынии, России, Эстонии) и пристраивают в финские семьи. Неудивительно, в общем, что в Финляндии так хорошо живется людям, когда даже за животными здесь признается безоговорочное право на любовь и заботу.

 

____________________________________________________________________

Мария Смирнова


  • Всего документов:
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4

Наглядно

Приложения


Стиль Санкт-Петербург #24,
от 31.05.2017

Стиль Beauty # 22,
от 30.05.2017

Стиль Украшения #21,
от 23.05.2017

Стиль Мужчины #19,
от 27.04.2017

Стиль Интерьеры #18,
от 26.04.2017

обсуждение