• Москва, +18....+25 дождь
    • $ 66,11 USD
    • 73,40 EUR

Коротко

Подробно

Фото: Дмитрий Азаров / Коммерсантъ

Русские чемпионеры

В Ново-Огарёво встретились молодые антиимпериалисты с прославленными хоккеистами

В четверг президент России Владимир Путин встречался с победителями: заявочный комитет выиграл право проведения в Москве Всемирного фестиваля молодежи и студентов в 2018 году. А сборная России по хоккею с мячом — чемпионат мира-2016. О том, как юноши и девушки намерены бороться с империализмом при помощи фестиваля, и о том, почему мячик в руках хоккеистов розовый,— специальный корреспондент “Ъ” АНДРЕЙ КОЛЕСНИКОВ.


Последний раз в Москве фестиваль молодежи и студентов проходил в 1985 году. Первый — в 1957 году. Обоим удалось стать культовыми. На оба государство сделало в свое время, казалось, гигантскую ставку — и она сыграла.

Я слишком хорошо помню фестиваль 1985 года. Некоторых студентов факультета журналистики мобилизовали работать переводчиками, так что я знаю, что это было. Праздник был.

Поэтому будет с чем сравнить. И даже можно уже начинать. Например, Константин Устинович Черненко не встречался с членами заявочного комитета. А Владимир Владимирович Путин встречался. Зато Константин Устинович, хотя и не дожил до этого светлого дня, выделил фестивалю много денег из бюджета. А Владимир Владимирович еще ничего не выделил. В середине 1985 года нефть марки Brent стоила $34 за баррель. В 2016 году она тоже стоит $34.

— Позвольте мне поздравить всех, кто занимался подготовкой заявки России на проведение…— Владимир Путин замялся.— Как она называется-то?.. Всемирного фестиваля молодежи и студентов! Этого крупного международного мероприятия молодежи и студентов!

Насчет «крупного международного мероприятия» после этой заминки можно было бы и промолчать.

— Нелишним будет вспомнить, что эта организация родилась, если мне память не изменяет, в ноябре 1945 года, сразу же после окончания Второй мировой войны (да вряд ли Владимиру Путину могла изменить память: трудно же забыть, даже если постараться, то, о чем прочел полчаса назад в подготовленной для непринужденного разговора справке), и целью своей ставила и ставит достижение прочного и устойчивого мира…

Тут Владимир Путин, видимо, понял, что лучше обратиться к тексту речи, который его точно не подведет, и закончил:

— А также установить отношения и развивать отношения между молодыми людьми разных национальностей, рас, вероисповеданий!

Вот теперь придраться было не к чему (пока).

Председатель Национального совета молодежных и детских объединений России Григорий Петушков в своем выступлении отметил, что для него это мероприятие не просто мероприятие. Дело в том, что в свое время прадедушка Григория Петушкова вместе с композитором Львом Ошаниным, выиграв тендер (а тогда еще, вернее, просто конкурс), написал Гимн демократической молодежи мира, который стал официальным гимном фестиваля.

Даже если бы Григорий Петушков вспоминал об этом обстоятельстве в своих публичных выступлениях хотя бы через раз, он и тогда уже давно стал бы председателем Национального совета молодежных и детских объединений России.

В заявочный комитет вошла, как выяснилось, первый секретарь Российского коммунистического союза молодежи (РКСМ) Дарья Митина. То есть она и до сих пор входила в заявочный комитет на проведение такого фестиваля в Москве, но в последние десятилетия Россия этих заявок не выигрывала. Трудно сказать, благодаря или вопреки членству в них Дарьи Митиной. Для того чтобы это понять, надо было ее хоть немного послушать.

И она предоставила такую возможность. Дарья Митина рассказала, как страна, даже не подозревая об этом (о провалах нам ничего рассказывали), добивалась фестиваля.

— Приходилось,— объяснила она,— участвовать в Никарагуа, в Эквадоре…

Как выяснилось, раньше было вообще два заявочных комитета — один, например, от КМО СССР (Комитета молодежных организаций), в котором, по ее словам, заявку возглавлял сегодняшний вице-премьер Дмитрий Рогозин (действительно, что-то ведь он должен был уже возглавлять). И только недавно все заявочные комитеты усилием воли (а на самом деле, по данным “Ъ”, власти) соединились в один и победили, причем единогласно.

— Но все было непросто! Все нас сразу поддержали, кроме Европы… На первом заседании Греция, Чехия, Португалия выступили против! Это было странно, тем более что большинство этих стран имеют пророссийское правительство!

Это признание дорогого стоило. Дарья Митина, без сомнения, знала, о чем говорила. Так и выяснилось, что у власти в ряде европейских стран находятся марионеточные режимы, контролируемые Москвой. Только все-таки они не очень хорошо ею контролируются, если позволяют себе такое. Впрочем, следующие слова Дарьи Митиной заставили задуматься:

— Но в феврале эти страны свою позицию изменили. Либо вообще не высказывались, либо по-другому заговорили…

Не смогла Дарья Митина удержаться еще от одного признания:

— Вьетнам, наш конкурент, уже в пятый раз выдвигается! И в этот раз не выиграл!

— Надо помочь вьетнамцам провести следующий фестиваль,— медлительно предположил Владимир Путин, который, конечно, слишком хорошо знает, как выигрываются и проигрываются такого рода заявки.

— Да вы предвосхищаете! — ахнула Дарья Митина.— Действительно, это были моментальные договоренности!..

Она, наверное, хотела сказать «одномоментные». Или, может быть, что-то еще.

— Россия,— добавила Дарья Митина,— в последнее время демонстрирует антифашистскую позицию…

Действительно, раньше этого за ней не замечалось.

— Россия,— закончила Дарья Митина,— символ прогресса и антиколониализма для всех стран мира!

Я думал, сейчас заиграет советский гимн. Хотя мог заиграть и российский: по музыке-то одно и то же… Да и по содержанию… Но вместо этого Владимир Путин кивнул одному из членов оргкомитета (для которого это был все равно что зазвучавший гимн) с предложением тоже выступить перед ним.

Юлия Пономаренко из Сочи рассказала, что мероприятие предполагается провести в Сочи и что там уже практически все готово к его началу. Для этого потребуется Имеретинская долина с ее развитой с некоторых пор инфраструктурой.

— То есть вы уже готовы, и помощи никакой не надо,— уточнил президент.

— Творческое мероприятие — это все-таки не футбол! — резко ответила Юлия Пономаренко.— Что-то нужно еще будет сделать…

Член студенческого союза МГИМО Юлия Гладышева предложила, чтобы за день до начала сочинского фестиваля в Москве прошел парад его участников.

— А сколько участников-то? — спросил Владимир Путин.

— 10 тыс. иностранцев и 20 тыс. россиян,— простодушно рассказала Юлия Гладышева, и зря, потому что могло и проскочить.

— То есть до 40 тыс. может быть…— Владимир Путин по-своему складывал такие на вид простые цифры.— Как их перемещать-то в Сочи?

Кто-то предположил, что надо на автобусах. Я посчитал и понял, что сверху эта колонна будет напоминать многокилометровую ленту сирийских бензовозов, медленно и печально (все равно разбомбят) тянущуюся к сирийско-турецкой границе…

— Уже много было автопробегов…— вздохнул Владимир Путин.

А что, разве плохо тогда на Lada Kalina Sport прокатились?

— Мы планировали по три—пять человек из одной страны, а остальные будут студенты из вузов, которые будут курировать каждую сторону…— робко заметил кто-то за столом.

То есть у каждой страны будут свои кураторы… Фестиваль 2018 года, кажется, ничем не уступит своим советским предшественникам. Как бы не превзошел.

Выступила девушка из Петербурга с идеей, чтобы фестиваль заглянул и в город на Неве.

— А сибиряков тут нет? — поинтересовался президент.— В Сибирь поедем? А с Дальнего Востока?

Вот откуда не было, оттуда не было.

Илья Свиридов из партии «Справедливая Россия» (в заявочном комитете был представлен, похоже, весь спектр политических течений, и даже шире, чем хотелось бы) вспомнил про последний фестиваль, в Эквадоре, где «все мы были в русских майках».

— Как выглядят русские майки? — заинтересовался Владимир Путин.

После матча «Фенербахче»—«Локомотив» этот вопрос не выглядел праздным. Очевидно, что русская майка должна выглядеть так, как выглядела майка Дмитрия Тарасова. А вернее, каждый русский человек должен выглядеть так, как выглядит Дмитрий Тарасов в русской майке.

Илья Свиридов признался, что в Эквадоре, когда Дмитрий Тарасов был еще не на слуху, пользовалась популярностью и считалась русской майка с президентским штандартом.

— С президентским?! — переспросил президент.

— Ну, с двуглавым орлом,— поправился Илья Свиридов.

— А-а,— кивнул Владимир Путин.

Подразумевалось, видимо, что «тогда другое дело».

— И о содержательной части фестиваля в России,— продолжил Илья Свиридов.— Благодаря вам теперь многие высказывают надежду, что многополярный мир станет главной идеей фестиваля. И даже есть лозунг: «За многополярный мир, против империализма и войны!».

На этом можно было бы и остановиться.

Но можно и продолжить:

— Хотел бы просить вас взять шефство над нашим комитетом,— попросил Илья Свиридов президента.

Я уже запутался, какой комитет он имеет в виду: столько комитетов тут уже задействовано… Но, видимо, Илья Свиридов имел в виду всего-навсего заявочный.

— Шефом я еще не был,— задумался Владимир Путин.

Но это он просто не слышал, кем он проходит у некоторых своих подчиненных.

— Я подумаю,— констатировал президент.

— Фестиваль всегда продолжение внешнеполитического курса страны! — уверенно продолжал Илья Свиридов.— Российская делегация будет лицом России! Планируем провести всероссийский конкурс на звание делегата!..

Вот теперь ему уже нужно было остановиться. Просто необходимо было. Но разве он мог. Разве он мог не сказать, что представляет здесь «Справедливую Россию». (Отвечая, впрочем, на вопрос Владимира Путина, где учится. А надо было спросить, где научился.) Задание партии было таким образом выполнено.

И очертания грядущего фестиваля Илья Свиридов, необходимо признать, обрисовал вполне отчетливо.

А Владимир Путин добавил, комментируя его слова, что фестиваль надо обязательно дополитизировать. Ничего удивительного в этом я уже не услышал. Ну, конечно, надо: почему, в конце концов ВЭБ можно докапитализировать, а фестиваль нельзя дополитизировать?

И главное, ни у кого не возникнет никакого сомнения, что членам заявочного комитета по силам эта задача. А если за дело примется сам Илья Свиридов, то и вовсе раз плюнуть.

Но все-таки оказалось, что Владимир Путин сказал «деполитизировать». То есть я не совсем то услышал. Или, вернее, совсем не то. А то, что хотел услышать. Нет, не так. А вот так: «То, что так хотел услышать».

— Это должна быть гуманитарная акция, которая призвана не выпячивать проблемы, а проблемы сглаживать,— закончил президент.

Конечно, не мог Владимир Путин одобрить предложенный лозунг. И каковы бы мы были с ним в стране победившего империализма, которая так вдохновенно начинает мечтать сейчас о проигравшем социализме?

И конечно, о ценах на нефть. Сразу после фестиваля молодежи и студентов в Москве в 1985 году они рухнули на 40%. И это было начало конца. Вернее, его середина.

А еще вернее — его конец.

Сразу после этой встречи в ново-огаревской резиденции состоялась еще одна: с победителями чемпионата мира по русскому хоккею.

— На следующий год в Швеции будет? — уточнял министр спорта Виталий Мутко у восьмикратного чемпиона мира Дмитрия Савельева перед началом встречи.

— В Швеции,— подтверждал тот.

— Ну, они вас там ждут…— кивал Виталий Мутко.

— Чем больше они нас ждут,— соглашался Дмитрий Савельев,— тем больше дождутся…

Я интересовался у Дмитрия Савельева, как это сборная России выиграла четыре чемпионата мира подряд. Тот пожимал плечами:

— Чего только не делали… тренеров меняли, стратегию и тактику ломали… Три последних чемпионата были у нас, в России… Предпоследний в Иркутске, минус 30… Вот этим они и оправдывались: что холодно, что привыкли, значит, играть в крытых залах… А теперь, после Ульяновска, оправдываться совсем нечем…

— А золотой шлем Владимиру Путину подарите? — уточнил я.

— Конечно,— кивнул Дмитрий Савельев,— нам тоже каждому такой достался. Это хозяева чемпионатов отливают, если хотят… Последний шведы отливали в 2013 году… Для себя… А мы все равно выиграли!

Он смеялся так открыто и простодушно, что я против воли начал вспоминать про русскую идею в русской майке. Кажется, здесь, в этой же резиденции, находилась теперь и настоящая русская идея.

Дело не только в том, что эти парни — и легендарный Сергей Ломанов, девятикратный чемпион мира, и Юрий Викулин, восьмикратный, такой же легендарный,— вообще ничем не напоминали членов заявочного комитета с их лихорадочными мировоззренческими поисками, упирающимися в стену многополярного мира. Дело в том, что они никак не напоминали и наших великих хоккеистов с шайбой. Потому что это были веселые, азартные, добродушные и выигрывающие люди. И не вынуждены они были нести на своих хрупких плечах груз своего величия…

Сергей Ломанов крутил в руках розовый мячик. Я спросил, почему мячик розовый.

— Да, не был таким раньше,— подтвердил Сергей Ломанов.— Сделали розовым, чтобы на ТВ ярче выглядел…

Ему, кажется, было неудобно за мячик… Но тут уж ничего нельзя было поделать…

Фотокорреспонденты, встав возле хоккеистов циничным полукругом, задавали оскорбительные, на мой взгляд, вопросы:

— А ваша амуниция отличается от защиты хоккеистов?..

Как будто эти люди были уже и не хоккеистами.

Но те добродушно отвечали, что на них защиты гораздо меньше и что самое главное — «защитить свое мужское достоинство»…

— На международном уровне бенди называется? — тоже задал вопрос Владимир Путин.

— Банди! — с восторгом поправил его президент международной федерации Борис Скрынник.

Он и вручил президенту золотую медаль:

— Как это не за что!..

Борис Скрынник рассказал, как зародился банди в России и как в ульяновском чемпионате участвовала сборная Сомали…

— А он зрелищный!..— рассказал им Владимир Путин.— Он зрелищный вид спорта!!!

Конечно, когда сборная России побеждает, все становится зрелищным.

— И все больше команд играют! — говорил Борис Скрынник.— Нам Компартия Китая письмо прислала, что готова поддержать этот вид спорта!.. В нашей международной банде, как мы ее называем, больше народу будет!

Владимир Путин и Виктор Мутко понимающе переглянулись. Они отдавали себе отчет в том, что происходит, если Компартия Китая кого-то поддерживает. Тогда для начала китайская сборная в одни ворота выигрывает пекинскую Олимпиаду… Было ясно, что на следующем чемпионате жди беды уж не от Швеции и не от Сомали…

А русский хоккей между тем и в самом деле зрелищный. И любят его страстно: в Красноярске и Иркутске на матчи чемпионата страны приходят по 30 тыс. человек. А не май месяц…

— Ничего, грелку с собой на трибуны берут…— сказал Борис Скрынник.— И все остальные атрибуты, которые требуются для борьбы с морозом…

— У вас мячик маленький,— обратил внимание Владимир Путин на тот, который вертел в руках Сергей Ломанов.— А ворота большие…

Надо было, конечно, как-то скрасить эту сентенцию, и Борис Скрынник быстро рассказал, что это ничего, что ворота такие большие, таким маленьким мячиком 12-метровый не всегда забьешь: «Вратари такие сейчас пошли…».

Именно этим розовым мячиком сборная России выиграла финал чемпионата мира.

А я поймал себя на мысли, что сижу и на всех этих парней смотрю в розовых очках.

И вижу их такими, какие они есть.

"Коммерсантъ" от 18.02.2016, 23:15

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы

обсуждение